24 решенные проблемы

Одним из основных параметров чистоты воздуха является его загрязненность частицами размером до 2,5 микрон. Такие пылинки оседают в легких, и организм вывести их не может. В долгосрочной перспективе это может привести к онкологическим заболеваниям. При этом государственный контроль чистоты воздуха по этому параметру организован далеко не везде. Красноярский активист Игорь Шпехт самостоятельно создал такую систему в своем городе. Его деятельностью уже заинтересовалась природоохранная прокуратура.

В сети Шпехта уже шесть приборов в разных районах Красноярска, их показания оперативно выводятся на сайт проекта «Красноярск.Небо». «Прибор франко-китайского производства. После установки он начинает передавать данные производителю, датчик тестируется две недели. Производитель заинтересован в корректной работе прибора, так как создает карту загрязнения всей планеты АirVisual», - рассказал Игорь Шпехт. Данные о качестве воздуха визуализируются на сайте в виде смайликов. Красноярск – единственный российский город, представленный на карте. Похожий проект хотят развивать активисты из Челябинска, также большая сеть датчиков уже существует в столице Казахстана Алматы.

080e6859500011f701086e36fc2c7743.jpg

Пылинки размером до 2,5 микрон (микрометров) – это мельчайшие частицы сажи, асфальта и автомобильных покрышек, частицы минеральных солей (сульфаты, нитраты), соединения тяжелых металлов (в основном оксиды). В городской воздух выбрасываются оксиды азота и серы, при контакте с водой они образуют кислоты, а уже из них получаются твердые частицы солей (нитраты и сульфаты), сообщается на сайте проекта. Сейчас один прибор для анализа концентрации таких частиц стоит 270 долларов, раньше было дешевле. Деньги собираются при помощи краудфандинга с жителей Красноярска. Игорь Шпехт признается, что профильного экологического образования у него нет. Нужную информацию он и его команда получают из открытых источников и местных независимых экологов.

«Химический состав пыли мы не определяем. Но мы можем работать как сеть сигнальных станций. Если мы где-то фиксируем превышение – туда нужно высылать мобильные лаборатории, чтобы выяснять точный состав загрязняющих веществ. Иногда министерство экологии Красноярского края так делает. При этом они часто выявляют превышение ПДК и по другим параметрам. Когда мы увеличим число приборов до 20, то сможем выявлять локальные очаги загрязнения. Будет понятно, в каких районах хуже, в каких лучше. Но уже сейчас привычный взгляд на карту загрязнения Красноярска изменился. Раньше думали, что Советский район, который расположен ближе к алюминиевому заводу, хуже всего, а вот в Октябрьском районе воздух чище. Оказалось, что все наоборот. Советский район является одним из самых лучших по показаниям. Дело в том, что там только одна крупная котельная, а в Советском их очень много», - рассказал активист. Игорь Шпехт делает вывод, что угольные котельные гораздо сильнее загрязняют воздух пылью, чем алюминиевый завод. Зимой, с началом отопительного сезона, уровень загрязнения растет.

«Особенно важной проблемой является то, что есть много маленьких котельных, которые отапливают заводы. Очень многие помещения, принадлежащие РЖД, отапливаются отдельно. Было бы лучше, если бы они отапливались централизованно. Кроме того, важно перевести большие ТЭЦ на лучшую систему очистки и не топить бурым углем. Это не лучшее топливо для миллионного задыхающегося города», - отмечает он.

Команда «Красноярск. Небо» начинает тестировать свой собственный прибор, собранный из покупных комплектующих. «Один прибор готов, мы уже проверяли его в той же точке, что и один из приборов АirVisual. Мы увидели, что данные практически точно совпадают. При этом наш аппарат обходится нам в 2-3 тысячи рублей. Развернуть сеть таких приборов было бы намного дешевле. Также мы бы хотели выявлять большой спектр других загрязняющих веществ: бензапирен, бензол, формальдегид. Но мы с трудом собираем деньги на датчики пыли, а другие приборы могут стоить миллионы рублей», - сетует он.

Почему же эти недорогие и полезные датчики не входят в государственную сеть контроля качества воздуха? «Дело в том, что эти приборы имеют китайские и международные сертификаты, но в России не зарегистрированы. Мы пытались сертифицировать этот прибор, и в местном Центре стандартизации и метрологии даже готовы были это сделать. Только стоить это будет около 500 тысяч рублей. Таких денег у нас нет», - рассказал Шпехт.

Вместо помощи активист получает от государства странные придирки. Так, его уже вызвали в природоохранную прокуратуру с требованием дать разъяснения о его деятельности. По телефону ему сказали, что на его деятельность пожаловались сотрудники Среднесибирского УГМС (Управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды), которые следят за состоянием воздуха на государственном уровне. В УГМС заявляют, что на активиста не жаловались.

«Все это достаточно странно. В прокуратуре мне не дали вообще никаких документов о том, что взяли с меня разъяснения. Там устно заявили, что мои данные не совпадают с официальными. Датчики проекта замеряют концентрацию твердых частиц менее 2,5 микрон, а сотрудники УГМС эти замеры не делают. Так как наши данные могут совпадать или не совпадать с официальными?» - удивляется активист. Кроме того, у прокуратуры есть претензии из-за того, что у Игоря Шпехта нет лицензии, чтобы заниматься этой деятельностью. Активист парирует, что лицензия нужна юрлицам и индивидуальным предпринимателям, а он ни тем, ни другим не является.

Проект «Красноярск. Небо» положительно оценивают некоторые эксперты, о начинании хорошо отзывается Василий Яблоков, руководитель исследовательских проектов Гринпис России. Он констатирует, что в России вообще плохо с мониторингом качества воздуха в городах. Почти во всех крупных городах станции есть, но их слишком мало. Иная ситуация лишь в Москве. Там 56 станций, которые предоставляют данные каждый час. В других городах информация предоставляется постфактум, с усреднением до недели. А получить сертификат на независимую экспертизу чистоты воздуха не только дорого, но и очень сложно. Нужно зарегистрировать юридическое лицо, иметь сертифицированную лабораторию и оборудование.

«Мельчайшие частицы – далеко не единственный параметр загрязненности воздуха, но достаточно значимый. Одним из основных их источников является автомобильный транспорт. При этом в России вся система мониторинга заточена на анализ качества воздуха вокруг промышленных предприятий. А вот с мониторингом по городу целиком - хуже. Кроме того, контролирующие органы часто констатируют, что загрязнение есть. А за этим ничего не следует – деятельность предприятия не приостанавливается. Особенно плохо в таких городах как Красноярск, где часто бывает безветренная погода, из-за чего возникает высокая концентрация вредных веществ в воздухе», - отметил Василий Яблоков.

Данные десятков станций, которые контролируют качество воздуха в Москве, горожане сейчас получать не могут. С 13 сентября сайт "Мосэкомониторинга" закрыт на реконструкцию. Изначально данные должны были вновь открыть в середине ноября, но сроки сдвинулись на месяц. Василий Яблоков не понимает, зачем вообще нужно было закрывать сайт, для того чтобы создать новый, модернизированный. Стандартной практикой является, когда два сайта работают параллельно. Случайно или нет, но закрытие сайта совпало с ухудшением обстановки на востоке города.


Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

Фото обложки: https://prmira.ru/article/shest-veschestv-iz-krasn...

пост 24 янв. 2017, 22:15

Смог и ГОК: челябинцы требуют правды

Движение «Стоп ГОК» провело пикет у службы судебных приставов, требуя обеспечить доступ к проектной документации по Томинскому ГОКу. Борьба за документы, необходимые для проведения общественной экологической экспертизы, идёт уже полтора года и пока без результата.

Экологическое движение «За природу» и «СтопГОК» решили провести

пост 24 янв. 2017, 22:15

Смог и ГОК: челябинцы требуют правды

Движение «Стоп ГОК» провело пикет у службы судебных приставов, требуя обеспечить доступ к проектной документации по Томинскому ГОКу. Борьба за документы, необходимые для проведения общественной экологической экспертизы, идёт уже полтора года и пока без результата.

Экологическое движение «За природу» и «СтопГОК» решили провести