49 решенных проблем

В посёлке Баранчинский Кушвинского городского округа нарастает протест местных жителей против расширения деятельности АО «Святогор» (УГМК)

В последние полгода в посёлке Баранчинский, что в 150 километрах от Екатеринбурга и 30 километрах от Нижнего Тагила, развернулась широкая общественная дискуссия вокруг планов АО «Святогор» (входит в холдинг УГМК) по расширению своего производства вблизи посёлка – разработки третьей очереди Волковского карьера и строительства обогатительной фабрики по переработке медно-железно-ванадиевых руд.

Баранчинцы опасаются негативных экологических последствий планируемых работ – в первую очередь они обеспокоены близостью отвалов, которые могут отравить почву и воды в округе, а также вырубкой больших объёмов леса.

К тому же, деятельность «Святогора» уже доставляет немало проблем тем, кто живёт на восточных окраинах Баранчинского, а также в коллективных садах СДТ НТМК №8, расположенных ближе всего к карьеру: жители жалуются, что из-за постоянных взрывных работ у них появляются повреждения на зданиях, разрушаются теплицы и трескаются печи.

По ряду объектов АО «Святогор» уже проходили общественные обсуждения, и проходили они далеко не «гладко» – на слушаниях по строительству горно-обогатительной фабрики в декабре 2020 года произошёл скандал. В момент перехода к голосованию оказалось, что порядка ста человек зарегистрировались на обсуждениях с опозданием (обсуждения проходили в онлайн-формате на нескольких площадках – 3 в Кушве, 2 в Баранчинском и 1 на самом руднике). Но возможность проголосовать всё-таки дали всем, и итоговый результат оказался таков: 215 за стройку ГОКа при 255 — против. Увидев расклад голосования, глава Кушвинского городского округа Михаил Слепухин заявил: «Возможно, мы не засчитаем голоса опоздавших». После этого трансляция по неизвестным причинам отключилась.

6 апреля 2021 года проходили общественные обсуждения проекта очистных сооружений карьерных и поверхностных сточных вод

Они также проходили на нескольких площадках, но преимущественно в Кушве, а также дистанционно по Skype. Ранее Михаил Слепухин пообещал, что для жителей Баранчинского будут организованы общественные обсуждения в местном Доме культуры. Но накануне слушания в ДК вообще хотели отменить. А в Skype на тот момент уже было более 300 регистраций (в основном, как это часто бывает, бюджетников), и оставалось 100 с небольшим свободных мест. При этом только в ДК ожидалось порядка 300 человек со стороны местной общественности.

Жители Баранчинского встретили внезапную смену «правил игры» резонным негодованием, и кушвинские власти решили оставить слушания в ДК, но, вне зависимости от числа присутствующих, «вес» всего зала был заранее определён как 1 голос, т.е. как подключение одного человека.

Зная это, ещё до начала слушаний жители Баранчинского начали собирать подписи под обращением в Росприроднадзор с требованием признать такие общественные обсуждения недействительными.

Обсуждения начались с презентации проекта. Чиновники из здания администрации в Кушве по Skype вещали о преимуществах нового производства, его современности и безопасности.

Представители администрации заявили, что при разработке третьей очереди Волковского месторождения для очистки будут использоваться как существующие очистные сооружения, так и новые, которые обеспечат более плотную очистку и увеличение объёма воды, откачиваемой из карьера.

Звучали выдержки из проектной документации:

– Расчётный уровень шумового воздействия с учётом существующих уровней шума находится в пределах допустимых для населённых пунктов значений.

Заявлялось, что проект носит экологическую направленность, а одной из главных его задач стоит сохранение среды обитания за счёт очистки сточных вод.

Не обошли вниманием и социальную составляющую – создание нескольких тысяч рабочих мест.

После того, как завершились выступления собравшихся в зале кушвинской администрации, слово предоставили жителям Кушвы по Skype. Они, в основном, не задавали вопросов, а просто выражали поддержку проекту. Временами было очевидно, что они зачитывают заранее подготовленный текст. Видеосвзять при этом была отключена, обсуждения проходили в формате голосовых сообщений, поэтому ничто не мешало читать по бумажке.

После того, как слово взяли находившиеся в зале ДК баранчинцы, начали звучать только критические отзывы, причём в большинстве своём хорошо аргументированные.

– Основной вопрос в ГОКе. Если ГОК будут строить, вместе с ГОКом будут хвостохранилища, которые окажутся в 200 метрах от реки Боровка. Вдобавок неправильно спроектирована гидроизоляция – всё это нивелирует работу очистных. Где гарантия, что пульпа не попадёт в окружающую среду? – поинтересовался один из выступающих.

Они говорят, что производство полностью безопасно, но в проектной документации, эта информация открыта, указан I класс опасности. Что такое II класс? – это чрезвычайно опасное производство, восстановление природы после 30 лет, I класс опасности – вообще не поддаётся восстановлению, а разработка третьего Волковского рудника – это I класс опасности, – говорит житель Баранчинского Сергей Фёдоров.

Припомнили УГМК и экологические катастрофы на их предприятиях – загрязнение рек на Северном Урале вследствие разработок на хребте Шемур и чадящий серой Сибайский карьер.

Раскритикован был и тезис о социальной роли проекта.

Сейчас на карьере работают только четыре человека из Баранчи, потому что им выгодно брать гастарбайтеров, так что не ждите, что кому-то здесь дадут устроиться на работу, – звучало из зала.

Дошло и до обсуждения проблем местного самоуправления. Выступающие обратили внимание на то, что Кушва находится в 16 километрах от карьера, в то время как Баранчинский всего в трёх, а после расширения окажется ещё ближе. При этом решения относительно судьбы производства принимаются в Кушве. Один из выступающих настаивал на необходимости проведения местного референдума по вопросу отделении Баранчинского от Кушвинского городского округа. В настоящее время в Думе Кушвинского округа только 5 депутатов из 20 представляют 9-тысячный Баранчинский и не могут влиять на принимаемые на уровне муниципалитета решения, отмечалось в одном из выступлений.

Один из выступающих заявил, что считает данные общественные обсуждения изначально незаконными, поскольку они должны проводиться только после завершения общественной экологической экспертизы.

В итоге в зале ДК в Баранчинском было полное единодушие – никто не высказался «за» предлагаемый проект очистных сооружений.

Преодолевая не прекращающиеся выступления жителей Баранчинского, кушвинские ведущие объявили голосование по проекту. Вскоре чат в Skype наполнился вереницей комментариев «за».

Официальные результаты слушаний – из 163 проголосовавших оказалось 151 «за» и 12 «против». Но баранчинцы эти результаты, очевидно, не признают, ведь только в зале местного ДК собралось более 300 человек, ни один из них высказался в поддержку проекта. А бумагу о признании прошедших общественных обсуждений незаконными в этот день подписало 415 человек.

После голосования мы спросили мнение относительно прошедших общественных обсуждений у депутата Кушвинской думы, избранной от Баранчинского Наталью Ветрову:

– Произошедшее вы видели сами, тут добавить нечего. Мы как депутаты понимаем значимость предприятий для развития территории. Я, когда просматривала всю документацию, увидела, что там оговорено, что это будет только замкнутый цикл, что фабрика будет только обогатительной, что там ничего не будет выщелачиваться. Поэтому, если всё будет выполнено так, как в проектной документации, то я верю, что с экологической точки зрения всё будет хорошо. Главная проблема, которая сейчас беспокоит жителей, – это отвалы.

Напомнила Ветрова и о том, что свой вклад в копилку существующего недовольства деятельностью УГМК у жителей Баранчинского вносят продолжающиеся уже 10 лет взрывы на карьере.

К слову, в настоящий момент жители Баранчинского проводят сбор средств на сейсмограф, необходимый для фиксации превышения допустимых уровней с целью последующего обращения с претензиями к АО «Святогор».

По поводу взрывов высказалась Марина Цикун, ещё одна жительница Баранчинского, активно выступающая против проекта:

– Я на себе изучила физику ещё в 2011 году. Взрывы были регулярными. Сначала идёт гул, потом ударная волна, приходилось из теплицы выбегать, потому что не знаешь, что с ней после удара случится, дети в детском саду тоже пугались. Сейчас я переехала в другой район, подальше от карьера.

Что касается проекта, то наши эксперты сказали, что к очистным не придраться – они прекрасные, но проблема в том, что подотвальная вода до этих очистных не дойдёт – у нас такая рыхлая почва: суглинки, глина, плюс могут быть осадки в течение длительного периода. И всё это уйдёт в грунтовые воды. Хвосты размещаются примерно в 100 метрах от реки Боровка. Вся фабрика размещена вокруг воды – справа Черновское болото, слева Боровка, кругом воды, и последствия их загрязнения могут быть крайне тяжёлыми, может оказаться загрязнённым весь бассейн.

Что касается голосования, то я его результаты не признаю, потому что меня вообще не допустили к обсуждениям. Я вчера, как положено, зарегистрировалась, была 302-я по счёту, мой муж 303-й, но нас дальше не пропустили. Я сделала скриншоты, где всё это видно, – прокомментировала ситуацию Цикун.

Мирные жители будут следить за развитием ситуации со строительством третьей очереди Волковского месторождения в Баранчинском.