45 решенных проблем

Правительство России внесло в Государственную Думу поправки в Федеральный закон «О полиции», направленные, в том числе, на расширение полномочий полиции по досмотрам и осмотрам. Документ находится на предварительном рассмотрении и в ближайшее время должен быть вынесен на обсуждение в первом чтении. То, что вносится правительством, обычно получает поддержку большинства депутатов и вряд ли стоит ожидать каких-либо серьезных дискуссий по предлагаемым поправкам. Законопроект, как подчеркивается в пояснительной записке, был разработан "в целях уточнения полномочий полиции, а также усиления гарантий защиты прав и законных интересов граждан". Корреспондентка “Активатики” Софья Русова поговорила с правозащитниками, активистами и политиками о том, какие риски несет новая редакция закона о полиции и будет ли он работать в интересах граждан.

Не все помнят, но именно резонансное и простое в своей искренности обращение майора Алексея Дымовского к Путину в 2009 году послужило, по мнению многих правозащитников, толчком к реформе МВД, которая в конечном итоге по оценкам экспертов провалилась.В 2009 году майор Алексей Дымовский записал видеообращение к тогда еще премьер-министру Владимиру Путину. В нем он пожаловался на несправедливое отношение руководства УВД к сотрудникам, маленькую зарплату, отсутствие выходных и больничных. После этого Дымовского уволили из МВД, а затем еще и завели на него уголовное дело. Его примеру последовали некоторые другие полицейские, но именно обращение Дымовского получило наибольшую огласку. Правозащитник, кандидат политических наук Вадим Карастелев в тот период активно защищал Дымовского, подвергался административному аресту за якобы незаконный митинг в поддержку майора, а позже был жестоко избит неизвестными. Вскоре переехал из Краснодарского края. Сейчас Вадим Карастелев – координатор группы общественного контроля «Гражданин и полиция». Правозащитник считает, что предложенные поправки о внесении изменений в Федеральный закон «О полиции», скорее всего, не приведут к декларируемой цели – усилению гарантий защиты прав и законных интересов граждан. «Вероятно, гражданские активисты, которые раздражают тех или иных представителей власти, могут столкнуться с усилением уже официального давления и репрессий», - считает он,– недавно был проведен демонстративный «захват» создателя паблика «Омбудсмен полиции», было проведено показательное проникновение в жилище, как со стороны улицы, так и с выламыванием дверного проема. А ведь могли просто в дверь позвонить, и человек вышел бы сам». По мнению Карастелева, поправки могут узаконить подобную практику. У полиции и так достаточно полномочий, но она так и не смогла избавиться от палочной системы и проведения политически мотивированных действий. Именно последним он объясняет «протаскивание» этих поправок сейчас. «Поскольку после окончания пандемии, вполне возможны массовые мирные выступления и для их подавления надо «подстелить соломку», – говорит Карастелев.

"Полиции не хватает полномочий для подавления бунтов"

Политик, депутат Мосгордумы Сергей Митрохин часто имеет дело с полицией: во время фальсификации выборов, при противостоянии рейдерским захватам земель и недвижимости в Москве, во время проведения публичных акций и одиночных пикетов. По мнению политика, этот законопроект идет в русле инициатив, которые расширяют власть силовиков над гражданами. «Это очередная паника властей по поводу неспособности полиции разгонять массовые протестные акции. В одном месте авторы проекта проговорились – в части первой статьи 13 публичные и массовые мероприятия приравниваются к преступлениям, правонарушениям и угрозам безопасности. Власти ожидают всплеска протестов в результате режима самоизоляции, разорения предприятий и обнищания среднего класса. Им постоянно кажется, что полиции не хватает полномочий для подавления бунтов. Ставка делается на чисто силовое подавление недовольства. Это весьма глупо, но так устроена наша власть», – считает политик.

6b9bd6132bb217d2ff0f5801366eafa6.jpg

На фото : Сергей Митрохин в Кунцево


Комментируя изменения в законе Митрохин отметил, что наращивая полномочия полицейских, авторы проекта резко увеличивают число поводов для злоупотребления ими: «Новый пункт в пятой статье законопроекта разрешает представляться и называть причину задержания уже после того, как это произойдет, в том числе и административного правонарушения. Я помню, как меня задержали в Кунцево за то, что я пил кофе в сквере. Полицейские сочли это административным правонарушением. Но тогда они хотя бы представились. После принятия закона они смогут хватать кого угодно, кто им не понравится, даже не представляясь и не называя причину задержания. Проект разрешает им это делать после задержания. В статье тринадцать вводится пункт, позволяющий вторгаться в помещение и автомобили с целью проведения обысков только для того, чтобы решить, обоснованно ли сообщение или заявление о “происшествии” (даже не правонарушении!). Это самый ужасный пункт проекта. Подговорив своего человека написать заявление о «происшествии», можно ворваться в любую квартиру и машину. За необоснованное вторжение ни полицейский, ни его информатор никакой ответственности не несут. Эта новация убивает понятие неприкосновенности жилища и частной собственности. Статья пятнадцать законопроекта разрешает вскрывать транспортные средства, в том числе при подозрении в совершении теракта. Никакой защиты от пустых фантазий о предполагаемом теракте у автовладельца нет, а статья тридцать и вовсе освобождает полицейского от ответственности за любые злоупотребления, неизбежные в ходе выполнения всех этих действий. Отвечая на вопрос, должны ли такие поправки в закон выноситься на обсуждение общественности, Сергей Митрохин сказал, что это вопрос риторический : «У нас с общественностью уже ничего не обсуждают. Самая лучшая форма обсуждения – свобода СМИ и собраний. Все остальное - это имитация. Но у нас эти свободы давно отменены».

"Полицейские схватили меня и перекинули через борт на землю"

Жительница района Кунцево Надежда Чижова несколько лет борется против застройки высотками родного квартала и многократно становилась пострадавшей от силовых столкновений с полицией и ЧОПом, которые были на стороне застройщика – компании «ПИК».

«Сразу вспоминается два случая. В сентябре 2018 года на дворовую встречу соседей в Кунцево приехал отдельный батальон патрульно-постовой службы по Западному административному округу Москвы. Не представляясь, бойцы схватили шесть человек и бросили в автозак, остальных начали грубо расталкивать. Меня толкнули, и я упала и ударилась головой о бордюрный камень. В мае 2019 года началась стройка дома по реновации в Очаково – без аренды земли, без документов на подготовительные или строительные работы. Во двор, на газон, где гуляют дети, въехал кран-манипулятор без сопровождения и без документов. Мы забрались в кузов манипулятора, чтобы остановить его и чтобы он никого не задавил. Полицейские схватили меня и перекинули через борт манипулятора на землю. Рядом стояли другие полицейские, которые, видимо, должны были меня поймать, но они промахнулись, и я рухнула с двухметровой высоты на землю. Пришла в себя я в автозаке. К счастью, обошлось без переломов, но головокружения мучают меня до сих пор».

5add13c3f02a94276c6c3ec71084cac8.jpg

На фото: Надежда Чижова и Иван Рожков в автозаке. Фото: из личных архивов Надежд Чижовой


Комментируя перспективы расширения полномочий полицейских, Надежда Чижова отметила, что история с Иваном Голуновым, после которой высокие чины УВД по ЗАО лишились своих мест, а некоторые могут лишиться и свободы, ничему не научила полицию. «Фраза «имеются основания полагать, что человек имеет при себе наркотики», читается так, что теперь любого человека можно будет досматривать. Известно, что почти треть тюремного населения России сидят по статьям, связанным с наркотиками, причём большая часть – за то, что при них обнаруживали дозы, чуть-чуть превышающие порог, за которым следует уголовная статья. Такая статистика наводит на неутешительные мысли. Последние изменения в законодательстве дают полицейским ещё больше возможностей для превышения своих полномочий, и действительно, есть опасения, что этим будут пользоваться как репрессивной мерой для борьбы с неугодными гражданами. Анонсируемые изменения, например, вскрывать автомобили граждан, стрелять на поражения, если полицейским покажется, что на них хотят напасть или заставлять граждан представляться полицейским первыми, выглядят не только излишними, они просто опасны для граждан, ведут к нарушению гражданских прав и усилению полицейского произвола».

Руководитель московского отделения Комитета против пыток Анастасия Гарина отметила, что видит острую необходимость несколько скорректировать нормативную базу, регулирующую деятельность полицейских в России, однако предлагаемые поправки вряд ли решат эту проблему. «Предложенные поправки вообще мало что решают, на мой взгляд. При всем уважении, я не понимаю, что принципиально меняет замена по всему закону «сотрудники полиции обязаны сделать» на «сотрудники полиции делают». В чем острая необходимость подобной замены? Я её не вижу. Большинство предложенных правок вообще несущественные и ничего не решают». По мнению правозащитницы, можно было бы сказать, что похоже на театры, которые ставят новые спектакли только потому что надо обновлять репертуар. Однако есть одно «но». Те немногочисленные поправки, которые имеют сколь либо заметное значение, только ухудшают нынешнее положение вещей. Они делают имеющуюся схему более мутной. И получается, что это не просто «плановое обновление репертуара», а возможный сигнал о том, что законотворцы ищут пути как сделать полицию ещё более ручной. То есть менее уязвимой к контролю, так как если нет четкого алгоритма, невозможно спросить за его несоблюдение и более зависимой от воли властей, так как если нет этих алгоритмов, то решение о том было ли нарушение или нет, зависит только от воли того, кто его принимает.

"Таких как я просто застрелят"

Активист из Тверской области Владимир Егоров работал электриком, а в свободное время занимался расследованиями фактов коррупции в регионе. Одно из расследований было связано с незаконной добычей и вывозом песка местной фирмой «Спецстрой», владельцы которой, по данным Егорова, были связаны с начальником Западнодвинского межмуниципального отдела МВД Виктором Смирновым. В коррупционной схеме был замешан и глава Торопецкого района Александр Бриж. На дом Егорова несколько раз нападали – били стекла и пытались поджечь. Летом 2017 года дом всё же подожгли когда Егоров вместе с семьей находился внутри. Виновных в поджоге не нашли, а сам Егоров за пост в социальной сети был осужден по второй части 280 статьи УК РФ (Публичные призывы к экстремистской деятельности с использованием интернета) к двум годам лишения свободы условно с 3 годами испытательного срока. Егоров считает, что полномочия полиции расширять не нужно, а стоит провести люстрацию силовых органов, так как никакие реформы ей не помогут. «Если расширят полномочия полиции, меня и таких как я просто застрелят. На примере Торопца могу сказать, что полиция представляет собой часть организованной преступной группировки. Только кто будет это расследовать?».

331170b1f1ca1c5d819a6772d96fa679.jpg

На фото: Владимир Егоров

44623bbbc7379485b00745c559555cdf.jpg

На фото: дом Егорова после поджога. Автор фото: Владимир Егоров.

Тимофей Клабуков из Удмуртии занимался политикой, был главным редактором газеты «Стриж» и неоднократно сталкивался с противоправными действиями силовиков. 20 апреля правоохранительные органы возбудили уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство») из-за поджога входа в здание Госсовета Удмуртии, где расположена общественная приемная ижевской «Единой России». На причастность к преступлению проверялся и Тимофей Клабуков. В связи с этим, без санкции суда в его квартире прошел обыск с изъятием всей техники. Любая активная общественная деятельность Клабукова сразу становится объектом пристального внимания со стороны силовиков. Клабуков уверен, что для активистов, которые сталкиваются по роду деятельности с полицией нововведения не несут ничего хорошего.«Мне кажется, что причина расширения прав полицейских находится в начавшемся экономическом кризисе. Возможно, что власть перестраховывается на случай повторения сценария в Северной Осетии, когда люди массово вышли на улицы. Сейчас у полиции появляется возможность действовать более жестко, так как у полицейских появляется право «осуществлять временные ограждения» мест проведения публичных массовых мероприятий, внутри которых осуществлять личный досмотр вещей граждан.

А больше всего пугает достаточно широко трактуемое и без четких регламентированных границ новое право на применение оружия. «В условиях очень слабого, практически отсутствующего общественного контроля за полицией, это создает большое поле для манипуляций», – говорит Тимофей Клабуков.

Ну и наконец, право полицейских на досмотр и вскрытие автомобиля. С одной стороны, это делалось и раньше, но только в крайнем случае – если, например, речь шла о угрозе взрыва. Но теперь это можно делать официально, использую совершенно расплывчатую – «для предотвращения преступлений» формулировку. «Какие это будут случаи и как это будут рассматривать суды не очень понятно», – добавляет активист.

c81a4af23848c4b2aba0b1a9b18c75aa.jpg

На фото: Тимофей Клабуков на митинге против точеченой застройки в окружении полиции, пытавшейся вскрыть его автомобиль. Автор фото: Софья Русова

"Злоупотребления возможны при любом качестве закона"

Доцент Южно-Российского института Управления РАНХиГС, кандидат юридических наук, член Общественного совета при УМВД России по Ростову-на-Дону Юрий Блохин в целом положительно оценивает вносимые поправки. Он считает, что они носят в основном характер уточнения используемых терминов и за редким исключениями существенно не меняют полномочий полиции. Блохин полагает, что опасения, которые высказывают правозащитники и активисты, преувеличены.

Юрист отмечает, что проект изменений нацелен на большую конкретизацию отдельных положений закона: «Например, если ранее в случае проникновения в жилое или иное помещения на полицию возлагалась обязанность проинформировать собственника об этом в течение 24 часов, при этом оставляя на усмотрение правоприменителя способ и формы такого уведомления, то теперь министерству внутренних дел предлагается установить сам порядок такого информирования в те же сроки. Излишняя регламентация действий полиции, затрагивающих права и свободы граждан направлена на гарантии от произвола», говорит Блохин.

Он отмечает, что закон «О полиции» содержал пробелы в регулировании полномочий полиции : «Согласно закону входить сотрудникам в жилое или иное помещение даже без согласия собственника разрешалось только для задержания подозреваемого. Сейчас, помимо добавления лица, обладающего процессуальным статусом обвиняемого (о чем уже говорилось) добавились также лица, застигнутые при совершении деяния, содержащего признаки преступления».

Говоря о новых полномочиях Юрий Блохин отметил, что наряду с проверкой документов у полиции появилось право требовать у обратившегося гражданина, чтобы он назвал свои фамилию, имя и отчество. Очевидно, что такое требование должно исходить в случае, когда установочные данные гражданина необходимы для разрешения его вопроса, однако, таким правом в принципе сотрудники могут и злоупотреблять. Но большее опасение вызывает сложная юридическая конструкция предлагаемого дополнения к этой же статье «принимать меры к идентификации таких лиц». Норма составлена так, что такое право принятию мер, направленных на идентификацию личности, может касаться только лиц, у которых сотрудники вправе проверять документы (подозреваемые в совершении правонарушения и т.п.), так и тех граждан, которые обратились к сотруднику полиции. Такая конструкция нормы позволяет при формальном её соблюдении потребовать у гражданина, сделавшего замечание полицейскому, назвать свои фамилию, имя и отчество, а также проверить документы (для идентификации личности), а в случае их отсутствия – доставить в отдел полиции.

Предполагается, что необходимо разделить эти полномочия по идентификации лиц, разнося их в разные пункты для исключения злоупотреблений.

Что касается напугавшего общественность нового полномочия вскрывать транспортные средства, то, по мнению юриста, предлагаемая норма содержит весьма обоснованные основания для вскрытия транспортного средства, наличие которых делает такое право полицейских необходимым (например, для спасения младенца, задыхающегося в запертом автомобиле), а процедура и последующие действия полицейских по информированию владельца и принятию мер по сохранности содержимого детально регламентированы.

Однако процедуру стоило бы дополнить указанием, что перед вскрытием собственнику предлагается добровольно допустить в автомобиль сотрудника. Кроме того, сомнения вызывает одно из оснований, когда сотрудник полиции может отступить от процедуры вскрытия автомобиля (представиться, назвать причину и основания) – это необходимость немедленного задержания правонарушителя. Такое основание делает все случаи, когда полицейский считает, что в автомобиле находится правонарушитель, считать именно этот случай подходящим под необходимость немедленного его задержания.

Не может вызывать одобрения также замена формулировка оснований для некоторых правоограничений. Так, термин «есть данные» предлагается заменить на «имеются основания полагать». Последний термин более субъективен и может способствовать злоупотреблениям, так как «данные», в отличие от «оснований» это конкретное понятие.

Юрий Блохин напоминает, что законопроект также предлагает изъять у полицейских некоторые полномочия. В частности, право изымать документы при проведении оперативно-разыскных мероприятий, ознакамливаться с отзывами и другими документами до внесения их в личное дело, с материалами личного дела, а также на приобщение к личному делу письменных объяснений и других документов и материалов.

«Таким образом, существенных изменений во взаимодействии граждан с полицией не ожидается, – говорит Блохин, – злоупотребления в принципе возможны при любом качестве закона. Для повышения гарантий от них следует, наряду с совершенствованием текста нормативных актов, укреплять и развивать и общественный контроль за полицией».

Напомним, на сайте change.org сейчас размещена петиция против новой редакции закона «О полиции». На момент написания этого материала, под ней подписалось более 10,000 россиян.

Заглавное фото : сайт Госдумы



пост 12 нояб. 2018, 21:00

В Кунцево охранники напали на активистов, пытавшихся остановить огораживание сквера под застройку

Охранники избили защитников сквера на улице Ивана Франко, д. 20, при полном попустительстве полиции - сообщил известный политик Сергей Митрохин, находившийся на месте событий. По его словам, активисты не давали устанавливать бетонные блоки под строительный забор на придомовой территории.

Сегодня, 12 ноября, строители под прикрытием охранников в зеленой форме попытались выгрузить бетонные блоки на ставшую местом конфликта зеленую зону между домами. Это происходило в 11 часов утра, когда

пост 23 окт. 2018, 20:15

У активистов из Кунцево и Сергея Митрохина в ноябре снова будут суды

Все суды над активистами, задержанными 13 сентября на народном сходе в Кунцево и над известным политиком Сергеем Митрохиным, перенесены на ноябрь из-за неявки полицейских. Об этом сообщил корреспонденту "Активатики" лидер инициативной группы Иван Рожков. 12 ноября состоится суд над Иваном и Савелием Рожковыми, 13 ноября - над депутатом Евгением Барковым и Алексеем Соболевым, 14 ноября будет суд над депутатом Алексеем Алексеевым, а также над Сергеем Митрохиным.

Напомним, что 13 сентября

пост 23 окт. 2018, 20:15

У активистов из Кунцево и Сергея Митрохина в ноябре снова будут суды

Все суды над активистами, задержанными 13 сентября на народном сходе в Кунцево и над известным политиком Сергеем Митрохиным, перенесены на ноябрь из-за неявки полицейских. Об этом сообщил корреспонденту "Активатики" лидер инициативной группы Иван Рожков. 12 ноября состоится суд над Иваном и Савелием Рожковыми, 13 ноября - над депутатом Евгением Барковым и Алексеем Соболевым, 14 ноября будет суд над депутатом Алексеем Алексеевым, а также над Сергеем Митрохиным.

Напомним, что 13 сентября

пост 12 нояб. 2018, 21:00

В Кунцево охранники напали на активистов, пытавшихся остановить огораживание сквера под застройку

Охранники избили защитников сквера на улице Ивана Франко, д. 20, при полном попустительстве полиции - сообщил известный политик Сергей Митрохин, находившийся на месте событий. По его словам, активисты не давали устанавливать бетонные блоки под строительный забор на придомовой территории.

Сегодня, 12 ноября, строители под прикрытием охранников в зеленой форме попытались выгрузить бетонные блоки на ставшую местом конфликта зеленую зону между домами. Это происходило в 11 часов утра, когда