47 решенных проблем

Потребности национального технологического прорыва требуют от нас создания максимально дружественной обстановки для высокотехнологических, высококвалифицированных специалистов в их работе, творчестве, поиске. Это начинается не только с зарплаты, а и с формирования соответствующей инфраструктуры или среды, в которой такое творчество и его свобода будут гарантироваться и обеспечиваться в полной мере.

Это вопрос системных трансформаций в «высшем профессиональном образовании», в изменении его основных институтов – университетов, в сторону повышения пластичности образовательных, научно-исследовательских процессов.

Две недели назад на Ютуб-канале «вДудь», который ведется известным журналистом, блогером Юрием Дудем, вышел трехчасовой фильм «Как устроена IT-столица мира» (). Сложно судить об истинных причинах появления данного фильма, но есть основания полагать, что это вполне конкретный медийный проект, ориентированный на когорту высокообразованных компетентных, конкурентоспособных на мировых рынках специалистов в сфере науки, технологий, а также, в особенности, IT-технологий.

В последние пять лет в России был принят ряд законодательных актов, определяющих основные направления научного, технологического, информационного развития страны, оформленные Указами Президента России: от 01.12.2016 – «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации», №642; от 09.05.2017 – «О Стратегии развития информационного общества Российской Федерации на 2017-2030 годы», №203; от 07.05.2018 – «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», №204.

Реализация положений, определенных данными документами должно превратить Россию в самодостаточную, технологически и информационную независимую от чужих технологий страну. В свою очередь, это необходимо для сохранения субъектности России на мировых рынках, в мировой политике и субъектности во внутренней политике, в национальном хозяйстве. Это нужно для того, чтобы российское общество сохраняло свой суверенитет по отношению к внешним силам.

В свое время, на речи перед выпускниками военных образовательных учреждений глава Советского государства И.Сталин заявил буквально следующее: «Кадры решают все!». Несколько лет назад, в своей книге «Сильнейшие.Бизнес по правилам Netflix» бывший руководитель HR-отдела данной компании Патти Маккорд написала: «Чтобы оставаться динамичными и двигаться со скоростью перемен, нанимайте сейчас людей, что будут нужны вам в будущем».

Внимательное чтение нормативных документов в сфере обеспечения национального технологического прорыва показывает, что важнейшую роль для развития страны должны сыграть специалисты как раз IT-сферы: программисты, разработчики ПО, дизайнеры, специалисты по обеспечению работы информационной hard- и soft-инфраструктуры etc. При чем, роль их в российском хозяйстве эпохи «Четвертой промышленной революции» сродни роли инженеров, высоквалифицированных рабочих периода Третьей промышленной революции начала и середины ХХ-го века, то есть является определяющей. При этом важно не столько, что они есть в каких-то конкретных отраслях. Важно то, чтобы они присутствовали во всех отраслях: от ракетостроения и тяжелого машиностроения до учреждений, ведущие социальные, гуманитарные исследования.

По большому счету, задача государства, задача крупного бизнеса – это создать максимально благоприятные условия для скорейшего насыщения отечественной экономики такими специалистами. Конечно, работа данных специалистов должна достойно оплачиваться, но не стоит забывать, что накопление опыта работы человечества в системе IT-технолгий позволяет не только значительно стратифицировать и усложнить данную сферу в соответствии с потребностями всей структуры народного хозяйства, а и создаются условия для шаблонизации, массовизации, конвейеризации основных программно-технических решений. Соответственно, это ведет и к объективному удешевлению и упрощению работы по программированию, системному управлению, что, в свою очередь, создает условия и для овладения необходимыми компетенциями значительно большего круга лиц. Высокий уровень владения ИТ-технологиями сегодня может показать даже школьник старших классов.

А значит, недалек тот день, когда массовое владение ИТ-технологиями станет привычным явлением. Но до этого пока что не так близко. И все равно, как мы уже указывали, цифровая эпоха способствует проникновению ИТ-технологий даже в самые отдаленные от цифры сферы человеческой деятельности. Более того, это становится обыденностью, даже в быту. Естественно, чтобы совершенствовать все эти системы, выводить их на новый уровень необходимы специалисты, которые обладают не просто клишированными методами работы в этой сфере, а которые могут создавать принципиально новые решения, выводящие хозяйство страны на кардинально новые технологические уровни. А для этого, таких специалистов надо готовить, представлять им гарантированные рабочие места и достаточный уровень жизни, конкурентоспособный с предлагаемым им уровнем жизни в других странах.

Здесь принципиально важно разработать систему мотиваций, которые будут побуждать таких специалистов работать на родной земле. Особенно важно, учесть это при разработке программ пространственного развития российских территорий, регионов. Очень важно на сегодняшний день, децентрализировать распределение высокотехнологических специалистов по всей стране. Необходимо создавать достойные рабочие места, условия жизни для таких специалистов от Камчатки до Калининграда. При этом особый упор необходимо сделать не только на подготовке таких специалистов, а на воспитании их в духе служения обществу, стране, народу. Но, в первую очередь, необходимо все-таки ставить вопросы формирования инфраструктуры обеспечения достойной жизни, а не идеологическую «обработку». Сколь не была бы сильна идеология, но в условиях отсутствия личных перспектив, достойной жизни здесь и сейчас – люди будут уезжать и уезжать они будут навсегда из нашей страны.

Этого допустить нельзя!

В контексте обеспечения по максиму всех сфер народного хозяйства высококвалифицированными специалистами нам необходимо обратить особое внимание на изучение зарубежного опыта, а кроме того, необходимо обратить внимание на перекрытие каналов «утечки мозгов» за рубеж. Прежде всего, это касается трансформации национального системы высшего профессионального образования, изменения принципов его функционирования.

Кроме достойной зарплаты, кроме достойных условий труда конкретного специалиста в конкретном месте, важнейшее место в развитии высокотехнологических отраслей народного хозяйства занимает функционирование соответствующей инфраструктуры. Здесь мы хотели процитировать очень интересную фразу, взятую нами с сайте одного из подразделений Массачусетского технологического института в США:

«Наш недавний ремонт создал яркую открытую среду, которая способствует взаимодействию. У вас будет свое личное рабочее место, а также доступ к современным конференц-залам, удобным читальным залам, кухне и зонам отдыха, где неформальные беседы могут вызвать академические прорыв или просто вдохновить дружбу» (http://orc.mit.edu/about/life-orc)

Так на своей странице презентует себя Operations research center MIT. О чем идет речь?

Она идет о том, что университеты, исследовательские центры – это не просто места работы, отбытия наказания в виде обучения или работы. Университет - это, прежде всег, место для творчества. И быть может, в реальности не все так лучезарно. И быть может, как и везде есть подводные камни, но подобный подход задает вектор движения, горизонт видения, в направлении которого следует двигаться и нашим университетам. Несколько месяцев назад я написал о необходимости трансформации системы российских университетов в единый общенациональный университарий. Задача такого университария – не оказывать образовательные услуги, а представлять возможности для образования, научно-исследовательского поиска любого желающего, любого нашего гражданина и любого иностранного гражданина. Университеты должны стать операторами образовательной и исследовательской деятельности, местами агрегации усилий студентов, преподавателей, сотрудников промышленных компаний, представителей гражданского общества, деятелей культуры в сфере обучения и исследования тех или иных проблем.

Я не говорю, что университеты должны перестать зарабатывать.

Напротив, я полагаю, что мой проект университетов как части национального университария, как части единой системы, к которой подключаются ресурсы предпринимательства, гражданского общества, искусств, способен создать синергетический эффект одинаково конструктивно воздействующий и на систему образования, и на систему производства товаров/услуг, тяжелой промышленности, культуру.

Моя позиция состоит в том, чтобы рассматривать университеты как центры притяжения усилий многих акторов общественной жизни, хозяйства. Для того, чтобы они превратились в такие центры, места «сборки», мы должны произвести преобразования не столько в сфере институционализации каких-то новых форм образования, сколько произвести деконструкцию современного университета, подобной той деконструкции, которая ныне происходит в университетах Запада, прежде всего, в США.

Важным шагом на пути к этому будет отказ от курсовой системы обучения людей. Мы должны перейти в систему проектно-проблемного обучения, то есть такой системы обучения, которая базируется на понимании университета ни как места получения так называемого «высшего образования», а как места получения профессиональной подготовки. Это не об «образовательных услугах», а о продолжении обучения в продолжении всей жизни.

Еще с советских времен мы бьемся над проблемой соответствия знаний, навыков выпускников вузов потребностями реально существующего рынка. Я еще в 2012 году говорил о том, что подобное стремление является абсурдным: в парадигме «подстраивания» университетов под нужды рынка, рынок будет всегда идти впереди. Это объективная реальность, которая не может быть иной. Дизайн «рынка» определяется спросом и предложением, объемом произведенных товаров и услуг, покупательной способностью населения. Глупо требовать от университетов, чтобы они шли вровень с рынком. Они неминуемо будут отставать, так как образовательные планы все одно будут формироваться на основе расчета нагрузки по годам и семестрам и на основе подготовки специалистов в целом.

Современное профессиональное образование не может быть «высшим». Пожалуй, стоит говорить о «базовом профессиональном образовании», которое будет даваться за государственный счет бесплатно всем желающим. Форматы получения такой подготовки должны определяться доброй волей учащегося, возможностями университета, соответствующими технологическому укладу текущей эпохи, то есть, должны соответствовать последнему слову техники. Уже на основе такой базовой подготовки мы можем надстраивать необходимые знания, которые желает получить тот или иной человек в зависимости от его пожеланий.

Я говорю о том, что мы должны перейти от системы «высшего профессионального образования» к системе «модулируемого профессионального образования». Здесь появляются громадные возможности для стирания грани между «бакалавриатом», «магистратурой», «аспирантурой», «дополнительным образованием» и прочими «стадиями», «уровнями» подготовки. Здесь же открываются широкие перспективы как для стратегического, так и для тактического сотрудничества университетов с любыми акторами гражданского общества, хозяйственной деятельности, государственными органами.

Основной единицей обучения должна стать конкретная образовательная программа, которая формируется на основе запросов региона, общества. Такая образовательная программа может включать и одну дисциплину и несколько дисциплин. Может включать теорию и практику, индивидуальную работу и групповую, программную работу, и проектную. То есть, по своей сути, образование может стать полностью модулируемым процессом по всем параметрам: от сроков до содержания, от содержания до форм подготовки, от форм подготовки до места прохождения подготовки и так далее. Полная модулируемость. Этакое образовательное «Лего», конструктор или, если угодно, «кубик-рубик». Аналогии можно приводить любые, в зависимости от предпочтений и фантазии читающего.

Основная задача – это достичь максимальной динамичности, пластичности профессионального образования. И здесь стохастичность образовательных практик пойдет только на пользу.

Иван Фокин, историк, политолог, аналитик НП «Агентство социального инжиниринга»

08.05.2020 г., г.Батайск, Ростовская область, Россия.

ivan.fokin.2014@mail.ru