47 решенных проблем

Почему коммунистам слово не даёте? Почему штабу Навального слова не даёте?

- Я хочу выступить…

(начинается потасовка)

-Не надо, не надо так! Позор! Позор!

Это не сцена противостояния активистов и полиции. Так выглядел конфликт между участниками митинга против мусорной реформы, который происходил в Архангельске 15 марта этого года. «Активатика» подробно писала об этом.

К сожалению, истории, когда участники протеста на каком-то этапе начинают азартно бороться не с преступной властью, а друг с другом – явление настолько нередкое, что новым случаям уже не удивляешься. В Москве, в Петербурге, в любом городе или поселке часто повторяется одна и та же история. Люди собрались ради какой-то важной и понятной для них цели: защитить парк, отстоять свои дома, закрыть свалку. В начале это группа единомышленников, готовых бросаться на полицейские дубинки и ложиться под бульдозеры. Во главе – яркий харизматичный лидер. Глаза у всех горят, все полны энтузиазма.

Потом проходит полгода, выходишь с ними на связь, и обнаруживаешь какие-то руины. Харизматичный лидер выгнан из группы, после того как был пойман на попытке присвоить собранные на общественные нужды деньги, к тому же он имеет богатое уголовное прошлое, которое ухитрился скрыть. Сами активисты раскололись на два непримиримых лагеря, одни обвиняют других в работе на Госдеп, другие на Путина. Кто-то развелся, кто-то лишился ближайших друзей. И общему делу, разумеется, нанесен урон. Причем – огромный.

Будем откровенны, никакие вбросы, никакие атаки проплаченных ботов в соцсетях, никакие выступления телепропагандистов так не деморализуют, как внутренние склоки и раздоры. Они оказывают просто разрушающее действие, особенно когда они становятся всем известны. Массовая политическая активность у нас и так не велика. Мирные, изначально далекие от политики граждане очень осторожно, с большой неохотой начинают заниматься общественной деятельностью, особенно протестной. И на любое известие о раздорах среди активистов у них самая распространенная реакция: «Оставьте меня в покое, вы ничуть не лучше тех, против кого выступаете, не хочу я разбираться в ваших дрязгах».

Может создаться впечатление, что время и силы для конфликтов находятся у тех, кто ничего не делает. Но это не так. Как показывает практика, конфликты чаще всего возникают, когда есть пусть небольшой, но успех. Именно на этом этапе начинается борьба амбиций и несогласованность позиций. Иногда это приводит просто к трагикомическим последствиям. Был случай, когда подмосковные активисты отремонтировали беседку, стоявшую на островке в одном из подмосковных усадебных парков, и построили туда мостик. К сожалению, на остров стала проникать местная нетрезвая молодежь, оставляя кучи мусора и граффити на мраморных стенах. Поскольку парк не охранялся, несколько активистов решили мост разобрать. Сделали они это, ни с кем не посоветовавшись, в результате соратники обвинили их же в вандализме, вызвали полицию, мобилизовали общественность… конфликт удалось потушить с большим трудом и только через некоторое время. Понятно, что это привело к ссорам, обидам, в ряде случае дружеские отношения так и не восстановились.


"Мы среди себя искали (и находили) фашистов"

О конфликтах среди активистов и о своем опыте их преодоления рассказывает политик и эколог Евгения Чирикова:

- Мы первое поколение, которое занимается активизмом по своему желанию, а не по велению партии и правительства. С одной стороны, это огромный кайф - понимать, что ты можешь что-то сделать вместе с другими людьми. С другой стороны, все активисты - взрослые люди. У всех есть семьи и ответственность за близких. Есть работа, которую никто не отменял. А по вечерам и в выходные они должны отстаивать свои права - защищать общественный парк или свой дом, или что-то еще, что им дорого. При этом люди буквально надрываются, потому что вся российская государственная машина начинает немедленно работать против них. Их могут избивать полицейские или нанятые бандиты, на них могут быть заведены уголовные дела, их ожидают неприятности на работе.

d7f235bb16dacba0197a79ee652c976b.jpg

В результате активисты оказываются в тисках жуткого перманентного стресса. А стресс неизбежно вызывает конфликты - сейчас мы это можем наблюдать среди семей, которые оказались в карантине. Даже в европейских странах, как пишут, резко вырос уровень домашнего насилия, а китайцы после долгого совместного сидения в четырех стенах буквально толпами побежали разводиться.

При этом у людей нет специальных психологических знаний, им никто не говорит: «Ребята, то, что с вами происходит, это вполне ожидаемо. Потому что если вы не имеете внутри себя какого-то ресурса, у вас быстро наступает истерическая фаза». Я сама это проходила, к сожалению, во времена борьбы за сохранение Химкинского леса. В какой-то момент мы стали делиться на левых и правых. Мы среди себя искали (и находили) фашистов. Ссорились совершенно чудовищно. Теперь я понимаю, что это была просто реакция на стресс.

Мне повезло. Когда я поняла, что буквально теряю не только дело своей жизни, но и самых близких и дорогих мне людей, я честно пошла к психологу. И услышала от нее: «Женя, я за вас переживаю, потому что вы находитесь в каком-то невероятно взвинченном состоянии. Еще немного, и вы начнете физически разрушаться. В таком состоянии вы никому и ничему не можете помочь». И первое, что она мне посоветовала – привести в порядок себя, свою психику. Потому что это вот ощущение: «Я свою жизнь положу на алтарь борьбы и погибну!» - это путь в никуда.

Надо, как мне кажется, любыми средствами сохранить себя и сохранить отношения с людьми. Если вы очень сильно расстроены или возбуждены, имеет смысл просто сделать перерыв. Пусть какое-то решение будет принято на день позже. Может, даже какую-то акцию не сделаете. Это не так важно, как сохранение хороших, дружеских отношений. Потому что любая борьба в России - это борьба долгая, на годы. Оборона Химкинского леса продолжалась в общей сложности 13 лет.

Бывает, что активисты ведут себя так, что от них просто хочется спрятаться и близко не подходить. Они словно все вокруг выжигают напалмом. У нас всегда было принято ценить бескомпромиссность, принципиальность. Но в отношениях с людьми они разрушительны. Если ты как следует покритикуешь человека, то не надо думать, что в результате он посыплет голову пеплом, скажет: “Какой я плохой!” и будет делать то, что вам нравится. На самом деле наша психика работает не так. Не надо человеку в лицо говорить все, что вы о нем думаете. Надо осознать, почему он так делает. Надо, чтобы он увидел – вы понимаете его чувства. Если в движении всё же происходит раскол, то не стоит бывших соратников публично критиковать. Очень возможно, что потом вы снова будете сотрудничать. Время всё расставит на свои места.


ажнее не кто прав в конечном итоге, а кого больше"

Одна из проблем заключается в том, что в России часто у людей нет в бэкграунде опыта конструктивной борьбы. Люди вступают на эту дорогу впервые. Они не очень понимают, что надо выслушивать собеседника, искать компромиссы. Причем это давняя традиция. Американский литературовед и издатель Карл Проффер, много посещавший Советский Союза в шестидесятые-семидесятые годы прошлого века, страшно удивлялся том, как быстро русские, тогда еще советские люди переходят в споре на личности, ссорятся и навсегда разрывают отношения. Не сошлись во взглядах на нравственное учение Льва Толстого – и уже реально враги на всю жизнь. Это еще усугубляется тем, что борьба за те или иные права, как отметила Евгения Чирикова – дело долгое, оно может длиться годами, результат её неочевиден. В таких условиях агрессия, направленная, например, против власти, до которой не доберешься, выливается на тех, кто рядом с тобой.

Почему так происходит, что с этим делать, нужно ли обращаться к психологам, как поступать, если противоречия в группе достигают критического уровня - «Активатике» рассказал доктор психологических наук, профессор Александр Венгер, выступавший в свое время в качестве эксперта на процессе Юрия Дмитриева:

8338ae89b464b499a99e7030a542ce42.jpg

- Активисты часто конфликтуют друг с другом именно, потому что это для людей это очень значимо. А там, где высокая значимость, там и высокая эмоциональность. И то, что они сражаются за одно и то же, не означает, что они одинаково представляют себе и средства, и способы. А те, кто ни за что не борются, наблюдают за этим спокойно, с некоторым любопытством и легким осуждением.

Многие из нас склонны быстренько ставить диагноз тем, кто нам не понравился. Немедленно начинают объяснять, что вот это у тебя нарциссизм, раз ты высказываешь такое мнение, а вот это - паранойя. Но крайне желательно, чтобы профессиональные психологи были на связи, чтобы к ним можно было обратиться в случае необходимости. Точно также, как стоит иметь связь с терапевтом или хирургом, на случай, если кто-то в противостоянии с полицией получит физические травмы.

Перед принятием каких-то важных решений желательно устраивать какие-то групповые обсуждения, причем лучше даже в формате он-лайн. Обязательно с модератором, который бы давал слово всем, кто хочет выступить. Чтобы потенциальная склока переводилась в формат содержательной дискуссии. Модератор должен пресекать любые попытки хамить, переводить разговор на личности.

Предположим, готовится митинг. Надо за день или за два устроить обсуждение в сети, чтобы четко определиться с повесткой: "Мы требуем того-то, выступаем в таком-то порядке, у нас такие-то лозунги". Чтобы не было неприятных инцидентов уже во время акции. При этом нужно, чтобы модератор сам был максимально нейтрален и направлял дискуссию, а не продавливал свою позицию.

Если в группе активистов существуют идеологические противоречия, надо, на мой взгляд, пропагандировать идею о том, что для успешных действий важнее не кто прав в конечном итоге, а кого больше. Это достаточно хорошо проделал Навальный со своим “умным голосованием”. Если помните, его призыв был: «Выбирайте не того, кто по вашему мнению будет самым лучшим депутатом, а того, у кого будет реальный шанс получить больше голосов». Когда мы выступаем против мощной, организованной силы, против власти, то желательно присоединяться к пускай не совпадающему с нашим, но ближайшему с нашим направлению, которое поддержит наибольшее число людей. Что происходит сейчас с отложенным пока что голосованием по поправкам к Конституции, в реальности по поводу бессрочного правления Путина? Есть две позиции. Одна - бойкотировать. Другая - прийти и проголосовать против. Я бы исходил из того, кого окажется больше. Хотя у меня есть мое собственное мнение. Но я бы им поступился, потому что если половина из нас сделает так, а половина этак, это будет самое нелепое, что может быть. Я бы вообще сослался на статью Ленина, которая называлась, если я не ошибаюсь: “О компромиссах”.

И он как раз призывал объединяться со всеми, кто сейчас идет в том же направлении. Опыт показал, что это эффективно сработало. Другое дело, нравится нам этот эффект или нет. А заниматься борьбой за чистоту своих рядов - подобная тактика работает плохо. Вот когда основная цель достигнута, этим можно заняться. Но не на пути к цели.

Но для этого нужна дисциплина, а с этим у активистов как раз не очень. Ну в самом деле, если мы властям не подчиняемся, то с чего мы будем подчиняться тем, кто рядом с нами? Поэтому я еще раз могу повторить, что если не хватает самодисциплины, то нужна вводимая извне. Но вводимая не противниками, а сторонниками...


"Объединяться можно с кем угодно. Сталина из могилы они не поднимут"

Иногда дело не в эмоциях или не только в эмоциях, а в общей стратегии борьбы. Бывает, что люди хотят защитить сквер возле дома или убрать свалку. При этом они могут быть совершенно различных убеждений. Кто-то сторонник Навального, кто-то аполитичен или искренне поддерживает Путина и верит официальной пропаганде по поводу Украины и «происков Госдепа». И когда возникает вопрос, стоит ли политизировать протест, выдвигать лозунги о смене власти, а не только какого-то конкретного чиновника, происходит раскол. Что с этим можно сделать, рассказывает Сергей Давидис, оппозиционный политик, руководитель программы «Поддержка политзаключенным»:

957d4d72accb42f193e98465123ae99d.jpg

- Мне кажется, не стоит сразу навязывать политическую повестку тем, кто очевидно не готов ее принять. Не надо предлагать людям то, до чего они еще не доросли. Они собрались решать свои локальные задачи, они хотят, чтобы мусорного полигона не было именно у них. На этом этапе их не интересует, будет ли он, допустим, в Вологодской или Тверской области. Поэтому у них создается впечатление, что вот явились некие незваные персонажи и выдвигая свои политические лозунги, только раздражают власть и мешают решению их проблем. И даже нельзя сказать, что они совсем не правы.

Сейчас уровень давления на власть усиливается, и она уже начала периодически уступать. Но она уступает в отдельных случаях. Если бы местные активисты заявляли, что собрались не уничтожать свалку, а прогнать Путина, их бы скорее всего постигла судьба этого шамана, арестованного по пути к Москве.

a5017c8f344c65c2aa3c1cba49fae54a.jpg


Надо доказывать свою полезность, причем не теоретическими рассуждениями, а практическим участием. Нужно внести весомый вклад в общую борьбу. Приходить не только с поддержкой, но и с конкретными действиями. Не декларировать свои политические программы, а просто помогать. Так поступали, например, многие муниципальные депутаты. Это позволяет постепенно предлагать и политическую повестку. Рано или поздно люди сами поймут, что их местные, локальные беды связаны с общими, что проблема носит системный характер.

Участие в протестах сейчас - не способ подняться в социальном лифте, заработать деньги, сделать карьеру. Если речь идет о совсем нетерпимых вещах, например о доказанном воровстве общественных денег, то это, разумеется, надо вовремя пресечь, таких людей из своего круга изгнать и честно, публично объяснить причины такого решения. Это нормальная позиция, она выбивает оружие из рук оппонентов.

Если локальная задача представляется важной, то объединяться можно с кем угодно. Сталина из могилы они не поднимут. В то же время, чем больше участвующих в этом движении людей, тем больше шансов провести именно свою линию, не нося при этом портретов Сталина, четко разнося повестки и осознавая, что мы сотрудничаем, потому что у нас есть конкретная общая цель. Надо уметь идти на компромиссы. Очень хорошо умел находить возможности для компромиссов покойный Борис Немцов. Поэтому его гибель стала такой огромной потерей.

Но бывают случаи, когда надо создавать отдельную группу, если для этого есть потенциал. И внятно артикулировать, почему вам не по пути конкретно с теми или иными активистами. Но планка для такого решения должна быть достаточно высокой.

В группе же идеологичеких сторонников, если есть разногласия, например, в методах борьбы, то надо делать акцент на том общем, что есть, и всячески декларировать уважение к людям...


Итак, главный вывод, который можно сделать – нам в России надо учиться азам политической культуры. В силу понятных обстоятельств мы здесь пока совершенно безграмотны. Нам легче обвинить человека во всех смертных грехах, чем начать спор с обращения: «Мой уважаемый оппонент!». Понятно, что для этого придется переступать через многие привычки, менять модели поведения. Но надо понимать, что это необходимость. Потому что, как говорится в одной из песен Булата Окуджавы: «Чужой промахнется, ну а свой в своего всегда попадет»

Фото обложки с сайта: "Поморье - не помойка!"

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале


пост 27 марта 2020, 14:34

Представителя архангельского Штаба Навального исключили из Коалиции "СТОП-ШИЕС"

Председатель архангельского Штаба Навального Андрей Боровиков исключен из межрегиональной экологической Коалиции "СТОП-ШИЕС". Об этом сообщают в группе Коалиции, пояснив, что "действиями Андрея Боровикова протестному движению был нанесён репутационный и организационный ущерб".


Голосование по поводу исключения Андрея Боровикова шло в течение 4 дней. "За" проголосовали 23 человека, против

пост 27 марта 2020, 14:34

Представителя архангельского Штаба Навального исключили из Коалиции "СТОП-ШИЕС"

Председатель архангельского Штаба Навального Андрей Боровиков исключен из межрегиональной экологической Коалиции "СТОП-ШИЕС". Об этом сообщают в группе Коалиции, пояснив, что "действиями Андрея Боровикова протестному движению был нанесён репутационный и организационный ущерб".


Голосование по поводу исключения Андрея Боровикова шло в течение 4 дней. "За" проголосовали 23 человека, против