47 решенных проблем

О современном рабстве в Москве. Рабдома и новый люмпен.

«Будь у меня возможность, я никогда бы в жизни в Москву не приехал бы!».

Из случайного разговора в центре столицы.


«Город — это злая сила.

Сильный приезжает — становится слабым.

Город забирает силу.

Вот и ты пропал…»

(Из фильма «Брат» С.Бодрова)

-Добрый вечер, уважаемые товарищи! Представьтесь, пожалуйста.

- Алмаз, 31 год.

- Рамазан. 39 лет.

- Скажите, а откуда вы приехали в Москву?

Р: Я из Красноярска.

- А вы, Алмаз?

А: - Из Татарстана, из Набережных Челнов.

- Что вас заставило приехать в Москву?

А.: Заработки.

- Расскажите ваши истории.

Р.: Я приехал на вахту. На строительство башни «Эволюция». Наш подрядчик, который нас т уда привез, взял деньги и смылся и нас всех оставил. Мы телефоны поздавали, А когда был чемпионат мира по футболу, я познакомился с одной хозяйкой хостела и я там работал администратором. Потом на стройке работал. Совсем недавно у меня паспорт и другие документы украли. В результате меня работы лишили. Из хостела выселили, потому что без паспорта там нельзя находиться. И, конечно, денег никто мне не заплатил. Вот я сейчас и бомжую.

- В МФЦ вы не пытались обращаться?

Р.: - В Москве решением таких вопросов никто не хочет заниматься. В Подмосковье отправляют – в Мытищи. Но, когда туда приходишь, то там нужна фотография, триста рублей, полторы тысячи рублей – госпошлины заплатить. И еще некоторую сумму за заполнение анкеты. Получается, примерно, две тысячи рублей нужно заплатить.

- То есть, возникает вопрос в том, что эти деньги необходимо где-то найти?

Р.: Да.Это отдельная проблема. Появляются, например, у тебя какие-то деньги. А кушать то хочется. Пойдешь – купишь поесть. Не получается накопить.

- Подождите как, а у вас родственников нет, чтобы обратиться за помощью?

Р.: Понимаете, стыдно обращаться. Родственникам говорить, что ты бомжуешь. Их беспокоить не охото. У меня жена и дети. Что я их буду дергать?

- Понятно. Алмаз, вы тоже работали на той же работе?

А.: Я тоже по отделке занимался в новостройках. Но работал в другом месте. Но здесь есть один такой момент. Сначала мы получали зарплату вовремя. Спустя три месяца мы стали получать зарплату с задержкой. Потом задержка понеслась на месяц, на два месяца. Мы так поняли, что наша строительная нас кинула.

- А как называется компания?

А.: ООО «ФОМ», строительная компания. Скажу еще такой момент, хозяин этого предприятия является (Роскомнадзор) . И бороться с этим бессмысленно.

Р.: Да. Они, (Роскомнадзор), все соки выжмут, а потом кинут. Я недавно ходил на подработку. Думал, что заработаю хотя бы полторы тысячи рублей. Я с восьми часов утра до девяти часов вечера работал. А вечером он даже не приехал и ничего не дал. Отработал до восьми часов, а он такой: «Подожди еще час. Я приеду тебе заплачу!». Так и не приехал. Я просидел там до двенадцати часов ночи.

А.: Таким образом, я могу сказать, что работодатель является (Роскомнадзор), я лучше голодать буду, зная, что он на моем труде обогатиться, а я останусь без ничего.

- Вы знаете, мне кажется, что нельзя так уж обобщать. Это печальный момент. Для нас важно знать, какая контора вас кинула, а не то какой национальности ее хозяин, директор-кидала и так далее. Я считаю, что закон должен быть одинаков для всех, в этом смысле. И если есть компания «ФОМ», которая не оплачивает работу своих сотрудников, то она должна как-то за это ответить, в соответствии с нашим законодательством.

А.: Хочу сказать еще об одном таком моменте. По выходным ходишь, гуляешь. Человек может подойти спросить денег к другому человеку, попросить дать покушать. Люди отказывают в этой помощи. Вот есть такая картина. Каждые выходные по центру гуляют на лошадях, туда-сюда. Подходят к компаниям. Кто-то погладил коня и за это дают тысячу рублей.

- Люди лошадей любят больше, чем людей.

- Да. Вот, что я хочу сказать. Бедному человеку никогда не помогут, вообще никогда. Я на своем примере могу сказать: подошел как-то к человеку. Не хватало 12 рублей заплатить за чай. Просто обычный чай. Я у него не на еду не просил. Двенадцать рублей попросил на стаканчик чая. На что он мне ответил: «Иди ка ты работай!». Я говорю: «Ты мне дай работу!». А он, подумав, сказал: «Иди воруй!» Понимаешь?

- Серьезно?

А.: - Да.

- В основном, наверное, такие «рекомендации» поступают от мужиков?

А.: Девушки тоже так же говорят.

- Надо же.

А.: Вот я стою рядом с ними, подъезжает девушка на коне, просит дать на корм ему. И тот же самый мужчина, который отказал только мне в 12 рублях на чай, достает и дает девушке тысячу рублей, гладит коня и уходит в свой бар.

- Конь заработал.

А.: Конь заработал просто придя туда. А человек человеку в нынешнее время никогда не поможет.

- Сколько лет вы уже в Москве живете?

А.: Полтора года.

Р.: А я два года.

А.: - Я скажу вам так: была бы у меня возможность уехать, я бы никогда в жизни в Москву не приехал бы. Здесь двадцать процентов населения является бездомными. А Правительство на это никак не реагирует. Ничего не делает. Да, где-то там бесплатно кормят. Но, если ты приехал в один конец, то обратно ты уехать не сможешь, потому что денег на метро нет. И тебя никто не пропустит (в метро).

Р.: На вокзалах волонтеры ходят, приглашают на работу. За еду. Идешь, живешь у них – в рабочих домах. Там пашешь как папа Карло, а они тебе пятьсот рублей за двенадцать часов. Но многие не видят этих денег никогда. Просто ты у них работаешь за еду.

- И много таких людей?

Р.: Представьте таких домов по Москве около двух тысяч. А в каждом из них живет человек по тридцать.

- А откуда у вас такие цифры?

Р.: Я же был там. Сами их руководители говорят о том, что в Москве много домов таких.

- А как они называются, вы говорите, «рабочие»?

Р.: Да, рабочие. И самое главное, что все их управленцы – это бывшие наркоманы и бывшие бандиты.

- И по тридцать человек?

Р.: - Да. Вот и посчитайте, сколько получается таких людей живет в Москве? А как будет лето, они все окажутся на улице.

- И сразу увеличится преступность.

Р.: Да.

А.: Я вам скажу такое. Ходишь по улице, подходит к тебе человек, желающий помыться, постираться, то есть, желающий привести себя в порядок, заработать какую-то копеечку. Некоторые бездомные люди соглашаются на это (на работу в «рабочих домах»). Если даже у такого человека есть какой-то документ, то в «рабочем доме» его забирают: «Будешь уходить, мы тебе обратно вернем.» Но фактически ему этот документ не возвращают. Это первое. Второе, вот они обещают заплатить деньги, по пятьсот рублей каждый день, но этого не происходит. Тот человек, который туда попал, он уже уйти не может, потому что у него уже нет вариантов никаких.

Р.: Да, туда если попал, то оттуда уже тяжело вырваться.

А.: Я вам скажу такую вещь: эти рабочие дома покрываются сотрудниками полиции. Просто сотрудниками полиции. Я сам был в таком доме и могу точно сказать. Приезжает сотрудники полиции. Они заходят в «рабочий дом», разговаривают с руководителем, разворачиваются и уезжают. Я так понимаю, что хозяева дома оплачивают этим самым сотрудникам, что тех не тревожили.

Р.: Вот в Киеве закрыли «рабочие дома». Там их много было.

- Нам тоже следует об этом подумать. Как это лучше сделать.

А.: Я вот как-то подошел к прорабу, который курирует выполнение заказа и спросил, что тот платит в «рабочий дом». Он говорит: две тысячи в день на человека. Нас каждый день, к этому прорабу ездит десять человек. А человеку в день дают двести рублей и на проезд в метро, чтобы до работы доехал. И то, он этих денег не видит.

- То есть заказчик каждый день на каждого работника выделяет 2000 рублей, а хозяин «рабочего дома» дает людям по двести рублей?

А.: Вы представляете: тридцать человек, по две тысячи в день на каждого, то есть ежедневно к хозяину «дома» приходит 60 тысяч рублей.

Р.: Вот у нас десять человек работало, а в день на еду он от силы тысячу-две рублей потратит. Мяса там и не видно, косточки одни.

А.: Это простонародье называются «рабочие дома», а официально – это всякие «центры социальной помощи», «помощи бездомным» и так далее.

Р.: У них «альянсы» там разные.

- Вы говорите, что были в таких домах. А какие-то конкретные адреса, организации назвать можете?

Р.: Да их полно. Вот, например, в Люберцах есть. Работал еще на станции Строительная или Строитель, Казанское направление. Все эти «рабочие дома» находятся даже не в Москве. А в Подмосковье. Они чуть ли не на каждой станции есть.

А.: И знаете как. Им дорогу не оплачивают. Точнее, на билеты на электричку их денег не дают. Дают только на метро, чтобы ты до работы добрался. Вот почему многие бегают «зайцем».

- Да, я ездил из области в Москву и регулярно вижу толпы перебегающих из вагона в вагон людей: от контроллеров скрываются.

А.: Да, эти люди из «рабочих домов». То, что существуют вот эти «альянсы», которые якобы помогут, оденут, накормят, в большинстве своем, это по факту является рабством: люди работают за еду. Об этой проблеме практически никто не говорит. Однажды только что там высказал в отношении «рабочих домов» Владимир Жириновский.

- Конечно, в этой сфере, судя по всему, крутятся громадные деньги. Думаю, что того, кто всерьез поднимет эту проблему ожидают большие неожиданности, причем неприятные.

Р.: Да. А самое печальное то, что в этих «рабдомах» люди не получают ни одежду, ни денег, ничего. В «рабочих домах» курить запрещают, хотя для многих это очень важно. Выходя оттуда, человеку остается только бухать каждый день, чтобы не жить такой жизнью.

А.: Потому то летом, когда только потеплеет, многие обитатели «рабочих домов» оказываются на улицах. Только бы не жить в этом аду.

P.S.: О проблеме «рабочих домов» в Московском регионе уже писали. Например, в «Известиях», 26.01.2018 года появилась статья моего тезки, Ивана Петрова «До смерти раб» (https://iz.ru/700268/ivan-petrov/do-smerti-rab). Так что, это реальная проблема, которая требует скорейшего решения. Фактически, в состоянии такого бесправного работника может оказать любой приезжий. Кто-то на этом наживается, а кто-то жизнь губит, теряет стимулы для нее, опускается на дно жизни. В цивилизованной стране такого быть не должно.

Фокин Иван, историк, политолог, аналитик НП «Агентство социального инжиниринга»

11 марта 2020 г., г.Москва, Россия.