36 решенных проблем
0
1
39
Политика

ГИПНОЗ ГАЙДАРА

Прошедшая недавно 10-летняя годовщина смерти Егора Гайдара активизировала в оппозиционной «либеральной» среде давнюю дискуссию о его идейном и политическом наследии. Острота предполагаемой дискуссии со временем только обострилась: все большее часть аудитории стала склоняться к еще недавно абсолютно крамольной мысли о том, что нынешнее состояние российской псевдогосударственности обусловлено тотальным недоверием населения к либерально-демократической парадигме, возникшим как следствие гайдаровских экспериментов с «шоковой терапией».

Но дискуссия с «гайдаровцами» (сторонниками Гайдара) оказалась невозможна по одной, но существенной причине: все доводы и факты, вызывающие любые сомнения в обоснованности и/или добросовестности политических и руководящих действий и решений Егора Гайдара и его сподвижников, отвергались по однотипным классическим схемам в стиле «а ты кто такой?», «вы ничего не понимаете», «не знаете фактов» и т.п. А ответственность за те или иные явные провальные последствия отвергалась потому только, что «он только год руководил реформами», «ему не дали» и т.п. Это явление хорошо описал один из основных современных критиков Гайдара Андрей Илларионов в тексте «Гайдарит» –https://aillarionov.livejournal.com/1153300.html.

Поводом для написания данного текста стал пост в фейсбуке Юрия Самодурова, где он к неприятной для «гайдаровцев» ссылке на заметку «Гайдар умышленно делал население нищим» (https://newizv.ru/news/society/24-07-2018/vyacheslav-igrunov-gaydar-umyshlenno-delal-naselenie-nischim) позволил себе предпослать следующее собственное наблюдение:

«Не знаю можно ли поверить в слова "Что у нас пулеметов нет?", а в то, что опыт пиночетовских экономических реформ был высоко оценен и использован командой Гайдара поверить могу. Ну а то, что в 1992-94 гг. мои знакомые геологи работавшие РАДИ нашего государства потеряли все заработанные сбережения и что в эти годы массово закрывались производства и квалифицированные люди становились "челноками" и т.д. это ведь ОЧЕВИДНЫЙ ФАКТ!»

Такая «дерзость» вызвала, разумеется, решительный отпор одного из «гайдаровцев»:

«А понять, что все сбережения были потеряны ещё до 1992 года, у друзей - геологов мозгов не хватило?»

Тут-то и дернул меня черт ввязаться в «дискуссию», где оппонент ссылался на какие-то «факты», которые, как выяснилось, были тезисами, восходящими еще к самому Гайдару: население потеряло сбережения, потому что их и не было – они были растрачены предыдущими властями...

Вот на этот «факт» я и решил обратить внимание.

То есть, я заранее отказываюсь от ссылок на какие-либо унизительные и обидные для личности Егора Гайдара воспоминания, отказываюсь от обсуждения известных обстоятельств, связанных с криминальной внешнеэкономической деятельностью будущего «вождя нации» на посту заместителя Собчака или с поиском «денег КПСС», стоившим бюджету 1,5 млн долларов и не оставившим после себя никаких материальных следов. Тем более, я не буду оперировать чьими-либо воспоминаниями, уничижающими моральные или эмоциональные качества личности Егора Тимуровича.

Но вот историю с фактической экспроприацией у населения денежных накоплений и лишении основной его части реальных возможностей участвовать в приватизации государственного имущества, я считаю крайне важной. Ибо, как я выразился в комменте к упомянутому посту,

«Нынешнее "нас там нет" лежит корнями в гайдаровском "у вас этих сбережений не было"».

Без понимания роли Гайдара и Ельцина в том, что у населения возникло стойкое – на десятилетия – недоверие к тем, кто произносит слово «демократия», без переоценки введенных ими в оборот якобы «либеральных» ценностей, невозможно рассчитывать, что удастся когда-либо выбраться из колеи, ведущей Россию (и то, чем она станет после грядущей катастрофы) в небытие.

И как тут не процитировать известнейшего идеолога либеральных реформ (автора культовых, времен перестройки, «Авансов и долгов»), доктора экономических наук, член-корреспондента РАН Николая Шмелева:

«Уходящий век приучил также российского человека ни в чем не верить ни государству, ни бизнесу, ни общественным организациям, ни жизни вообще: обманут, предадут, ограбят, посадят, неизвестно ради чего погонят на убой и так далее. И новые времена для “человека с улицы” мало чем отличаются от прежних, советских: чем, например, такие “демократические” акции, как повальная конфискация всех сбережений населения в 1992 году, или скоропалительная дармовая приватизация и раздел общенародной собственности между “своими”, или грабеж 17 августа 1998 года, по сути своей отличны от того, что творили большевики начиная с октября 1917 года?» –«Экономические стратегии», 2000, № 2. С. 4-13. – https://culture.wikireading.ru/25387

Одно простое соображение

Представьте себе знакомую ситуацию.

«Некто» получает ресурс на создание какого-либо общественного блага.

Проходит время, но общественное благо не создано по «объективной» причине («объективной» – хотя бы в том смысле, что вина этого «некто» правоохранительными органами не установлена), зато личное благо этого «некто» (или его ближайшего окружения) возросло за этот период многократно.

Через некоторое время выясняется, что случай этот не уникальный; наоборот, обратных случаев не наблюдается вовсе!

Обладающий логическим мышлением человек сделает заключение: ресурсы, выделенные на общественное благо, теми или иными путями шли на личное обогащение этих «некто».

Но – удивительное дело! – иногда это логическое мышление начинает сбоить. Связь между двумя указанными обстоятельствами отрицается как совершенно невозможная. Да и нет у конкретного «некто» ничего своего, это все принадлежит каким-то далеким, заокеанским компаниям… Самолеты, яхты – оплачены друзьями…

Логическое мышление отказывает тогда, когда этот «некто» – носитель некой настолько ценной для человека идеи, что всякие логически обоснованные мнения относительно «некто» представляются ему покушением на эти идеи со стороны «естественных врагов». И главное при этом – не пытаться, не дай бог, взглянуть правде в глаза (зачем? когда все равно нельзя признать правоту «врага»?), а дать достойный «отпор»…

Именно эту ситуацию мы и имеем в случае с Гайдаром – идеологом «общественного блага» в «правильной», рыночной форме, ставшим, на деле, менеджером того коллективного «некто», которое в одночасье стало владельцем неслыханных личных благ…

Смешно, но до сих пор идейные сторонники Гайдара повторяют его, в отношении самого себя, эпитет «камикадзе». Хотя, как заметил Григорий Явлинский,

«…Ни сам Егор Тимурович покойный, ни его товарищи никогда никакой ответственности ни за что не несли. Они называли себя камикадзе. Но никто из них не понес никакой ответственности ни за гиперинфляцию, ни за ваучеры, ни за создание олигархической системы, ни за кризис 1998 года, ни за криминальную приватизацию, ни за лишение СМИ независимости. Наоборот, большинство из них крупно разбогатели за счет всего этого. Вот и вся их ответственность…» – http://www.kp.ru/daily/25691/894584/

Сам я на своем опыте сталкиваюсь с одним и тем же: на всякие сомнения в деятельности Гайдара неизменно следует «отпор» в форме перехода на мою личность. Та же история и с Александром Минкиным, написавшем аккурат к очередному «Гайдаровскому форуму» статью, где излагаются совершенно очевидные соображения:

«Те, кому выгодно делать из Гайдара икону, искренне скорбят по усопшему: Гайдар спас страну от голода; Гайдар спас страну от гражданской войны; иного выхода не было. /…/

Спас от голода – значит, накормил. Где взял еду? Мгновенно вырастить продовольствие реформаторы не могли. Купить за границей? Но на это надо время и деньги. Денег не было. Западные груженые эшелоны не стояли у границы; пока возьмешь кредит, пока подпишешь контракт…

Потом корм (частично) приехал с Запада, правда. Но почему нам говорят “Гайдар спас”? Неужели только лично ему дали? А если б просил другой – не дали бы, и мы все умерли?

Еда в стране была. Она лежала под прилавком, лежала на складах. Ее не хотели продавать по госцене, правда. Ее продавали с заднего крыльца и втридорога. Этих людей называли спекулянтами и ненавидели. Реформаторы отпустили цены – еду выложили на прилавок. Но это не значит “накормить страну”. Это значит накормить состоятельных.

Одновременно были уничтожены сбережения. Нас убеждают, что эти сбережения ничего не стоили. А почему? Накопления исчезли у десятков миллионов людей. Одновременно десятки людей стали миллионерами. Видимо, случайное совпадение.

Многие до сих пор бездумно повторяют эту гайдаровщину про пустые бумажки. Но эти деньги люди не украли. Они заработали их, строя заводы, электростанции, фабрики, нефте- и газопромыслы – те самые, которые сейчас все еще дают 80% нашего ВВП. Те самые, которые кто-то захватил даром, а потом вдруг оказалось, что “Норильский никель” стоит сотни миллиардов долларов. Так, может, и рубли, заработанные на строительстве “Норильского никеля”, что-то стоили?» – https://www.mk.ru/politics/2020/01/14/svyatoy-gaydar-kak-opravdanie-gosudarstvennogo-kannibalizma.html

Эта цитата приведена здесь как имеющая непосредственное отношение к заявленной теме, а не как ссылка на «авторитет». То же относится и к прочим, иногда используемым мною, цитатам критиков Гайдара.

Немного о провале «гайдаровских реформ»

Поколение, которое лично пережило происходившее в СССР и России конца 80-х – начала 90-х, постепенно уходит, а фактическая сторона этого момента успешно хоронится массивом неранжированных обвинений одной стороны и – дежурным агрессивно-манипулятивным отпором другой. Поэтому важно напомнить фабулу и сюжет начала гайдаровских реформ.

Постараемся вспомнить, как это было.

Итак, в октябре 1991 Ельцин встречается с Гайдаром, команда которого была сформирована еще за три года до этого и с сентября 1990 разрабатывала проект реформ, – после чего решает формировать правительство на основе именно этой команды (предпочтя ее команде Григория Явлинского с его программой «500 дней»).

28 октября Ельцин произносит на открытии 2-го этапа V (внеочередного) Съезда народных депутатов РСФСР свою эпохальную речь, экономическая составляющая которой была подготовлена Гайдаром. Приведем отрывки из этой речи, которые позволят понять, почему именно модель реформ Гайдара, а не его конкурентов, была выбрана Ельциным для реализации, а также оценить значение последующих печальных последствий для доверия населения страны новой власти:

«Пришло время действовать решительно, жестко, без колебаний. Стартовая база известна всем. Положение напряженное. Трудно с продовольствием, товарами первой необходимости. На грани разрушения финансовая система. Инфляция достигла критической точки. 55 процентов семей живут ниже черты бедности. /…/

Я призываю всех граждан России понять: разовый переход к рыночным ценам – тяжелая, вынужденная, но необходимая мера. Таким путем прошли многие государства.

Хуже будет всем примерно в течение полугода. Затем снижение цен, наполнение потребительского трынка товарами, а к осени 1992 года, как я обещал перед выборами, – стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей. Если не провести либерализацию цен организованно, под строгим контролем, она будет идти стихийно, уродливо и потери будут неизмеримо выше» – http://ru-90.ru/node/497/

Да, именно эта предполагаемая стабилизация рухнувшей экономики всего за год реформ – это внушение и явилась решающим фактором выбора Ельциным Гайдаровского плана. Сам Егор Тимурович, после начала реформ, в декабре 1991, подтверждал заявленный план:

«Для того, чтобы задействовать рыночные механизмы, преодолеть дефицит товаров… затормозить инфляцию, без всякого сомнения достаточно семи - восьми месяцев» (фильм «13 месяцев Егора Гайдара» – https://youtu.be/XVWqa7S4FT8).

Почему я выбрал слово «внушение»? Его использовали авторы статьи«Еще одно слово о Гайдаре», опубликованной в МК № 25259 от 22.01.2010 в связи с его смертью:

«Ельцин не желал быть диктатором. Но у него был мощный ресурс — доверие народных масс. И несомненная “заслуга” Гайдара — в том, что он разглядел и внушил Ельцину, каким образом такое народное доверие может заменить силу при введении шока. Массы готовы терпеть того, кому доверяют. И Гайдар решил вести реформы “под именем Ельцина”. До конца. До последнего избирателя, голосовавшего за Ельцина...

…Гайдар исступленно верил в свою теорию: после нескольких месяцев шока заработает рынок, и все утрясется. Быстрота успеха не могла не увлечь Ельцина — он хотел не столько дать стране возможность самой себя возродить, сколько осчастливить ее “от себя” и немедленно. И Гайдар не обманывал Ельцина, когда уверял, что все решится к осени. Он правда так думал и правда не ведал поначалу, что творил» – https://www.mk.ru/politics/article/2010/01/21/416001-esche-odno-slovo-o-gaydare.html

И Съезд народных депутатов РСФСР – тех самых, которых «гайдаровцы» ныне обвиняют в провале реформ, – дает через 3 дня Ельцину требуемые им дополнительные полномочия на 13 месяцев, а также позволяет лично возглавить Правительство. Попутно отметим, что этим постановлением от 1.11.1991 г. № 1831-1 «О правовом обеспечении экономической реформы», Президент наделялся – на запрошенный им срок «радикальной реформы» до 1.12.1992 – правом издавать «подлежащие приоритетному исполнению» указы «в обеспечение экономической реформы в РСФСР» по вопросам банковской, биржевой, валютно-финансовой, внешнеэкономической, инвестиционной, таможенной деятельности, бюджета, ценообразования, налогообложения, собственности, земельной реформы, занятости населения...

Насчет того, что первые полгода «будет хуже», Ельцин и Гайдар не обманули. В опубликованном «Московскими новостями» обширном исследовании «Реформы в России, весна – 92», проведенном Центром экономических и политических исследований, возглавляемым Григорием Явлинским, ситуация в стране после 5 месяцев гайдаровских реформ была детально проанализирована, и был зафиксирован их полный провал по всем направлениям – https://yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/1992/mn05_24_92/index.html

К концу года, когда закончилось действие затребованных Ельциным полномочий, результаты «радикальной реформы» были еще более обескураживающими. Индекс инфляции за 1992 год оказался 2608% (то есть цены выросли в 26 раз). В магазинах появились долгожданные товары, но большая часть населения могла только на них «любоваться»… Это была видимая всеми составляющая провала заявленных планов…

В «Истории России ХХ — начала XXI века», изданной в 2010 под редакцией академика РАН Л.В. Милова, общественное восприятие реформ того времени описано так:

«Основная же масса российского населения исходила из сопоставления ранее обещанного и реально полученного в результате начала реформ. На фоне удручающей действительности конца 1992 г. особенно досадно вспоминались популистские обещания власти 1990–1991 гг. перейти к рынку быстро и с минимальными потерями. Накануне 1993 г. стало ясно, что утверждения рынка не только не произошло, но что страна находится в начале нового "переходного периода", конца которому пока не видно, а "потерпеть" всем придется явно не 6–8 месяцев. И политики, и экономисты все чаще использовали термин "обман" при сравнении того, на что было ориентировано население изначально, и тем, что позже правительство ставило себе в заслугу. Недоверие к реформаторам, ощущение осознанного обмана подпитывалось отсутствием с их стороны самокритики, а ускоренное перераспределение ранее накопленного богатства усиливало впечатление того, что сутью происходящих в стране "реформ" является вульгарное ограбление основной части населения» – https://history.wikireading.ru/37703

И понятно, что до более чем 40 миллионов вкладчиков Сбербанка РСФСР начало, наконец, доходить, что с их вкладами в незаметно акционированном летом 1991 Сбербанке РСФСР произошла серьезная беда.

«Деньги из тумбочки»

Проблемы со вкладами начались у граждан еще до гайдаровских реформ. И не случайно – внутренний государственный долг СССР в последний год перестройки увеличился в 1,5 раза и достиг 518,6 млрд. руб. Темпы прироста денежной массы в 1990 увеличились на 15,8%. Несмотря на сохранявшийся еще государственный контроль над ценами, все явственнее стала проявляться инфляция: скрытая – в форме дефицита и открытая – в форме роста цен розничной торговли. В 1990 году дефицитными стали некоторые группы товары первой необходимости. На колхозном рынке цены в 1990 превысили государственные розничные цены уже в 3,03 раза.

В январе 1991 премьер-министр и министр финансов СССР В.С. Павлов инициировал Указ Президента СССР «О прекращении приема к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50‑ти и 100 рублей образца 1961 года и ограничении выдачи наличных денег с вкладов граждан», целью которого был обмен купюр с целью изъятия больших наличных сбережений. Одновременно, были введены месячные ограничения снятия наличности со счетов в 500 руб. Эта процедура позволила изъять из обращения всего, приблизительно, 10,5% от суммы наличных рублей.

Следующим шагом по борьбе с «денежным навесом» стали Указ Президента СССР от 19.03.1991 «О реформе розничных цен и социальной защите населения» и соответствующее постановление Кабинета Министров СССР «О реформе розничных цен и социальной защите населения», пункт 1 которого гласил:

«Осуществить реформу розничных цен, включающую поэтапную их либерализацию, имея в виду, что цены на товары народного потребления и тарифы на услуги формируются с учетом реальной стоимости их производства и реализации, потребительских свойств, соотношения спроса и предложения, установления единых для всей территории страны пределов роста розничных цен на основные товары, определяющие жизненный уровень населения.

Изменение розничных цен и тарифов увязать с проведением компенсационных мероприятий по социальной защите населения, повышением заработной платы, стипендий, пенсий, пособий и других социальных выплат».

Указ признавал необходимым:

«7. …Осуществить меры по компенсации потерь от единовременного повышения розничных цен владельцам вкладов и сертификатов Сберегательного банка СССР и государственных ценных бумаг.

8. В связи с проведением контролируемой государством либерализации розничных цен разработать механизм индексации доходов населения» –

что и было сделано в том же марте 1991. Для этого Указом Президента СССР все вклады в Сбербанке были проиндексированы на 40%; при этом суммы переоценки до 200 руб. выдавались на руки, а свыше –зачислялись на спецсчета с правом использования их по истечении трех лет и с выплатой 7% годовых. Забегая вперед, скажем, что все последующие «компенсации» позволили гражданам возвращать порядка 1% их хранившихся в Сбербанке до 20.06.1991 вкладов…

Это была первая и последняя реальная попытка хоть как-то компенсировать вкладчикам их потери.

Перейдем теперь к периоду гайдаровских реформ, когда Сбербанк РСФСР перешел в ведение российской власти.

На первый взгляд, новая демократическая власть всей душой была за то, чтобы минимизировать потери населением своих «советских» сбережений. Так, еще до ноябрьского, 1991 года, Съезда был принят действовавший 12 лет Закон РСФСР от 24.10.1991 N 1799-1 «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», в ст. 6 которого предусматривалось, что

«Сбережения граждан в Сберегательном банке РСФСР индексируются банками путем изменения процентных ставок».

Индексация должна была проводиться, если инфляция превышает 6 %, однако ничего подобного реализовано так и не было, что, как постановил Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 31.05.1993 № 12-П, нарушило

«основные права граждан, закрепленные в статьях 13 и 52 Конституции Российской Федерации».

И несмотря на то, что Суд постановил указать законодательной и исполнительной властям

«на необходимость разработки и принятия мер, направленных на реализацию Закона РСФСР от 24 октября 1991 года "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР", с учетом всех возможных путей и механизмов по поддержанию покупательной способности сбережений граждан»,

меры эти не приняты и по сей день.

Но вернемся к предмету рассмотрения.

Закон РФ «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», принятый накануне объявления «либерализации цен» был, несомненно, заведомым обманом, разумеется, «из лучших побуждений». Ведь если бы не эта заранее анонсированная индексация, население, обнаружив многократный рост цен, могло массово ринуться в банки за спасением того, что еще можно спасти. И тогда пришлось бы срочно включать печатный станок, поскольку деньги вкладчиков к тому моменту были давно растрачены… Можно представить, каков в этом случае были бы скачок цен и инфляция! И потому Егор Гайдар, в своем, в своем первом публичном выступлении заместителя председателя правительства 11.11.1991, удовлетворенно констатировал:

«Закон об индексации принят. К счастью, Верховный Совет принял этот закон в форме, позволяющей сочетать его с цивилизованными усилиями правительства. Он определяет, что масштабы и формы индексации определяются правительством вместе с бюджетом и исходя из реальных возможностей бюджета» – https://youtu.be/5jJQ2_7dHUs.

А «реальных возможностей бюджета», как известно, давным-давно не было...

Позднее, Гайдар неоднократно утверждал, что именно по этой причине не нашлось никого другого, кроме него, согласного проводить реформу. (Оставим это мнение, опровергаемое фактами, на его совести.). Его же «цивилизованные усилия» никоим образом индексацию вкладов населения не предусматривали. В предвыборном ролике 1995 года Егор Гайдар дал развернутое «объяснение» этому обстоятельству, закончив его так:

«Государственный бюджет устроен, примерно, так же, как семейный. Если деньги из тумбочки забрали, то пока не положишь обратно, они там не появятся» –https://youtu.be/y1LDCnT7VPE

Все просто, не правда ли? Осталось только понять, была ли у новой власти обязанность и было ли желание «положить обратно» эти деньги?

Была ли обязанность?

Денежные вклады Сбербанка РСФСР были израсходованы государством, перейдя в разряд внутреннего государственного долга РСФСР (правопреемника СССР) – как следствия финансовых заимствований государства, осуществляемых для покрытия дефицита бюджета. То, что это было специально юридически оформлено только в 1995 – Федеральным законом от 10.05.1995 № 73-ФЗ «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации», не имеет значения, поскольку следует просто из характера взаимоотношений должника и кредитора.

При заимствовании средств государством, в том числе из банковских вкладов населения, обеспечением кредита служит все его имущество. Эти очевидные с точки зрения права положения были даже законодательно закреплены «Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик», утвержденными ВС СССР 31.05.1991 № 2211-1 и применяемыми на территории РФ с 3.08.1992 (согласно Постановлению ВС РФ от 14.07.1992 N 3301-1) – к нашей теме относятся статьи 2, 3, 57, 68, 111 в своей совокупности.

Но это означает, что граждане имели все законные основания использовать свои вклады для приобретения госсобственности, что и было предусмотрено Законом РСФСР № 1531-1 от 1.07.1991 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», ч. 1 статьи 11 которого гласила:

«Для приобретения государственных и муниципальных предприятий используются личные сбережения граждан, именные приватизационные вклады, собственные средства юридических лиц, определенных в п. 1 статьи 9 настоящего Закона, а также заемные средства».

Однако 14.08.1992 Ельцин принимает Указ № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» или просто «ваучеров»:

«С 1 октября 1992 г. ввести в действие в Российской Федерации систему приватизационных чеков (приватизационных счетов)».

Как устанавливало прилагаемое к Указу Положение,

«Приватизационные чеки реализуют механизм бесплатной передачи гражданам Российской Федерации в процессе приватизации предприятий, их подразделений, имущества, акций и долей в акционерных обществах и товариществах (далее по тексту – объектов приватизации), находящихся в федеральной собственности, государственной собственности республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт - Петербурга».

(Гайдар в этот период исполняет обязанности Председателя правительства РФ.)

Внимание: на этом месте естественным образом обязано возникнуть столь раздражающее гайдаровцев слово «афера». Почему?

Все очень просто.

У государства в этот момент были долговые обязательства в размере 315 миллиардов советских рублей перед более чем 40 миллионами вкладчиков Сбербанка РФ, у которого более 51% акций принадлежало государству и по которым оно отвечало своим имуществом. Какова была величина этого имущества? Ответ на этот вопрос мы находим в Докладе председателя Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом В.П. Полеванова «Анализ первого этапа приватизации и предложения по его совершенствованию» (Исх. № ВП-424-ДСП от 18.01.95 г.):

«Oбщaя нoминaльнaя вeличинa вayчeрнoгo фoндa (oкoлo 1,5 трлн. рyб.) примeрнo сooтвeтствoвaлa бaлaнсoвoй стoимoсти oснoвных фoндoв Рoссии нa кoнeц 1991 г. (бeз жилых здaний – 1650 млрд. рyб. пo цeнaм тoгo врeмeни)» – http://nationalization.ru/privatizaciya-v-90/polevanov-doklad/

И вот все это имущество, оцененное при последовавшей бесплатной «ваучерной» приватизации, примерно, в 1,48 триллионов рублей (перемножив стоимость одного ваучера 10000 руб. на число жителей) – передавалось «всем гражданам» по обезличенным приватизационным чекам (ваучерам)…

Вместо того, чтобы предоставить возможность приобрести по остаточной балансовой стоимости долю этого имущества вкладчикам Сбербанка для погашения своего перед ними долга в процессе намечаемой приватизации!

Ваучер был введен спешно, поскольку именно в раздаче госсобственности«хоть кому угодно» идеологи реформ видели для себя защиту от возможного «коммунистического реванша»… О последствиях для экономики и основной массы населения никому дела не было. Очевидец, вспоминает:

«Я помню, как перед введением ваучера у нас было заседание в Кремле Совета предпринимателей при президенте России. Мы ждали Ельцина, но вместо него всегда приходил Гайдар и Бурбулис… Мы говорили, что есть закон – должны быть именные счета приватизации и должна быть переоценка тех фондов, которые будут подлежать приватизации. Вместо этого приняли зеркально противоположное решение, то есть выпустили бумажки цветные и нарисовали на них 10 тысяч рублей…

Мы заранее знали, что будет: в условиях инфляции и нехватки платежных средств те, у кого есть эти рубли (а это банки прежде всего), будут скупать ваучеры у населения за два ящика, а потом за две бутылки водки. Так оно и произошло. Потом у кого-то оказался чемодан этих ваучеров – они приходили и по второй модели приватизации скупали, например, "Уралмаш"» – https://www.svoboda.org/a/24197797.html.

К чему это привело, можно узнать из того же доклада Полеванова (после которого автор был немедленно, спустя 2 месяца пребывания в должности, уволен и заменен Чубайсом) или просто из Википедии.

Было ли желание?

Вопрос риторический.

Здесь позиция Гайдара была неуклонна: вклады «сгорели» и государство ничего никому не должно. Более того, сама постановка вопроса была для него настолько ненавистной, что даже много позже, в 2006 году, он писал:

«Слова тех, кто сегодня обещает восстановить вклады, обесценившиеся во время финансовой катастрофы Советского Союза, дословно повторяют геббельсовскую риторику начала 1930-х» – https://magazines.gorky.media/vestnik/2006/17/uroki-sssr.html

А 02.03.2009, в гостях у В. Познера на 1 канале, отвечая на вопрос о «сгоревших» вкладах «историческим экскурсом», он закончил его так:

«Так что я считаю, что в этой кризисной ситуации мы решали две важнейшие задачи: мы хотели предотвратить голод, который был абсолютной реальностью, и мы хотели предотвратить гражданскую войну. С этими задачами мы справились» – «Познер. В гостях Егор Гайдар» – https://youtu.be/-_Kcxqmz3ik

Вклады как препятствие «бесплатной приватизации»

Если с вопросом о «восстановлении вкладов» позиция Гайдара вполне ясна и понятна – денег нет и печатный станок мы запускать не будем, то вопрос о рассмотрении этих вкладов как государственного долга он старательно обходил. До того момента, когда закончился процесс бесплатного разгосударствления собственности, а покупная способность вкладов обесценилась в тысячи раз и уже не могла быть использована на последующем этапе платной приватизации.

«Опасность» для плана Егора Тимуровича по уничтожению «денежного навеса» путем простого объявления его «растраченным» исходила от конкурирующей группы реформаторов, руководимой Григорием Явлинским – признанным идеологом перехода к рынку.

Напомню, что 16.07.1990, когда Гайдар еще работал в журнале «Коммунист» и газете «Правда», Явлинский был назначен Ельциным Заместителем председателя Совета Министров РСФСР, председателем Государственной комиссии РСФСР по экономической реформе. 11.09.1990 Верховный Совет РСФСР одобрил его Программу стабилизации экономики и перехода к рынку – Программу «500 дней»…

Программа Явлинского предусматривала бесплатную приватизацию только в отдельных видах госсобственности – жилья, например. Основная же часть приватизировалась платно, как это четко указывалось еще в программе «400 дней»:

«Наличие в стране излишнего денежного спроса и отсутствие субъекта свободных рыночных отношений позволяют в едином процессе приватизации государственной собственности объединить достижение двух необходимых для эффективных рыночных отношений целей: восстановления сбалансированности и создания системы свободных хозяйствующих субъектов путем передачи накопленных денежных средств (прежде всего, частных лиц) государству в обмен на государственную собственность, которая передается частным лицам и их объединениям» – Явлинский Г.А., Михайлов А.Ю., Задорнов М.М. 400 дней доверия. М.: Недра, 1990. С. 6. – https://www.yabloko.ru/Publ/500/400-days.pdf

В интервью Дмитрию Гордону Явлинский так описывал программный план решения проблемы «денежного навеса»:

«Было много денег, и не было никаких товаров – магазины стояли пустые. Это называлось “денежный навес”, и суть моего предложения заключалась в том, что прежде, чем начинать что-то делать, следует сбалансировать количество товаров и рублей, поэтому я предложил: “А давайте на эти деньги продадим людям все, что можно продать”.

Речь шла о том, что называлось “средствами производства”, ведь если сбережения будут потрачены на самые простые активы: парикмахерские, химчистки, грузовики, автобусы, участки земли, – то и колбаса появится, а одновременно с этим будете освобождать цены (если магазин становится вашим, вы уже и цены можете устанавливать сами).

Конечно, будет некоторая инфляция, трудности неизбежны – это непросто, но, в принципе, понятно, что происходит. Люди-то ведь копили всю жизнь! Ваши родители, дедушки и бабушки что могли, то и откладывали, и хотя у кого-то почти ничего не было, в среднем у горожан и даже колхозников деньги водились. У некоторых на книжке лежали шесть, 10, 20 тысяч рублей, а это, если вы цены того времени представляете, стоимость “жигулей” или “волги”. Идея моя состояла в том, что с этими деньгами нельзя ничего делать: ни обесценивать их, ни замораживать – нужно только разрешить людям покупать все, что уже перечислил. Соответственно, я написал закон, который к программе “500 дней” прилагался, под названием “О порядке приобретения гражданами государственного имущества” – «Бульвар Гордона», № 27 (323) 2011, 5.07.2011 http://www.bulvar.com.ua/arch/2011/27/4e1370c0aba83

А теперь посмотрим на доводы Гайдара в пользу бесплатной, ваучерной приватизации, представленные в работе августа – сентября 1994 г. «Государство и эволюция» (глава V «Первоначальное накопление»):

«С самого начала стало ясно, что попытка реализовать этот вариант ведет к неразрешимым техническим проблемам -- нужно формировать вторую систему сберегательного банка, требуются огромные вложения в расширение его сети, колоссальные деньги и время. Пойти по этому пути значило отсрочить реальное начало преобразований собственности по меньшей мере на год. Альтернатива была предельно простая. Либо мы начнем эту техническую работу и упустим короткий исторический момент, когда можно реально провести процесс распределения собственности, либо обходим эти ограничения и начинаем быстро продвигаться вперед.

Бедой многих приватизационных программ, реализованных в государствах Восточной Европы и в республиках бывшего Союза, стала неликвидность приватизационных инструментов. Как только люди понимали, что им дали что-то, что никто не покупает и не продаст, им немедленно становится ясно, что все это пустое. Поэтому принципиально важным было сделать приватизационный чек ликвидным, свободно продаваемым. Именно это сделало ваучер живым инструментом.

Вопрос, какой номинал ставить на ваучер, вообще-то беспредметен Он не имеет никакого значения, кроме социально-психологического. Этот документ -- часть права на приватизируемую собственность, и его реальная оценка не зависит от того, что на нем написано. Она определяется объемом приватизированного имущества, уровнем финансовой стабильности, теми льготами, которыми обладают трудовые коллективы. В конце концов из соображений простоты остановились на номинале в 10 000 рублей.

Мы прекрасно понимали, что 148 миллионов людей сразу, получив ваучер, не поменяют своей психологии, не станут собственниками. И в то же время этот инструмент позволил изменить механизм распределения собственности в России Психология собственника будет формироваться в нашей стране на протяжении многих десятилетий, ее не создашь по заказу, решением о выдаче приватизационных чеков. Но такое решение формирует рынок собственности. Именно здесь основной социальный смысл приватизации» –

http://viperson.ru/uploads/attachment/file/322/glava5.rtf

Приведенный фрагмент весьма примечателен по нескольким причинам.

Во-первых, Гайдар в нем признает, что идея подменить ваучерами именные приватизационные счета, предусмотренные Законом РСФСР от 03.07.1991 № 1529-1 «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», принадлежит именно его команде.

Во-вторых – потому что никакие зловредные силы, которыми будут потом объяснять свой провал реформаторы, реализации этой идеи помешать не смогли: бесплатная приватизация «успешно» прошла по их сценарию.

В третьих – потому что произошедшее далее создало не«рынок собственности», а «рынок» ваучеров, что привело к быстрому сосредоточению бывшей госсобственности в руках абсолютного меньшинства из числа бывшей номенклатуры, «директорского корпуса» и уголовных элементов.

Как отмечено в обзоре научных работ на эту тему,

«…В 1992–1994 гг. собственность в основном сосредоточилась в руках акционеров — инсайдеров, представленных менеджерами и работниками предприятий. В конце 1994 г. 60% приватизированной собственности принадлежало этой группе собственников. /…/

Реформа собственности вылилась в бюрократическое перераспределение собственности, в котором активное участие приняли руководители предприятий и представители новой бюрократической элиты. Цель, которая официально декларировалась реформаторами, — преодолеть власть бывшей партийно-хозяйственной номенклатуры, — так достигнута и не была.

Планируя устранить старую элиту, — пишет французский экономист Ж. Сапир в книге «Русский хаос», — реформаторы не учли одного важного обстоятельства: в постсоветской России не сложился альтернативный слой экономической элиты. Именно поэтому плодами приватизации, в первую очередь, воспользовались представители старой номенклатуры и мафии…

Избранная модель приватизации способствовала быстрой концентрации капитала и привела к образованию узкого слоя собственников. /…/

Преступные группировки приняли активное участие в приватизации. На первых этапах разгосударствления около 35% капитала и 80% «голосующих» акций перешли в руки криминального мира» – Н.Ю. Лапина. Российская приватизация: история, динамика, результаты. – В сб. Приватизация в России и других странах СНГ: Сб. обзоров / РАН. ИНИОН. Центр науч.-информ. исслед. глобал. и регион. пробл. – М., 2003. – http://inion.ru/site/assets/files/2601/2003_privatiz_ros_dr_str.pdf

В четвертых…

Приведенную выдержку из Гайдара полезно исследовать по абзацам.

С первым абзацем все ясно – именные счета ввести, разумеется, сложнее, чем безымянные чеки.

Во втором абзаце указывается на некую «беду» стран, проводивших аналогичную приватизацию, где она оказалась для людей «пустой» из-за недостаточной «ликвидности» приватизационного чека, почему и было «принципиально важно» сделать ваучер свободно продаваемым. Все это говорится так уверенно, что до человека это читающего не сразу доходит (если вообще доходит), что а) – республики бывшего Союза начали приватизацию позже России и их опыт никак не мог быть учтен при выборе ваучерной модели; б) – в государствах восточной Европы, хотя приватизация началась ранее, но используемые там модели были весьма различны, иделать выводы об их сравнительной эффективности в 1992 было невозможно, хотя в том же 1994 тот же Гайдар давал такую оценку приватизации в Чехии: «Я, например, считаю, что приватизация успешно проведена в Чехии», – (Архив Егора Гайдара, агитационная брошюра, ссылка будет ниже).

В третьем абзаце мы вдруг узнаем, что номинал ваучера в 10000 руб. был выбран совершенно произвольно, меж тем как мы уже знаем, что эта цена, примерно, с разницей в одну десятую, соответствовала доле гражданина в госсобственности (кроме жилого фонда). Но Гайдару ведь важно иметь «объяснение», почему люди не получили обещанных Чубайсом «двух “Волг”», и почему одни не получили ничего, а другие сказочно обогатились…

А вот почему: чудо с бумажками сотворил «рынок собственности»!..

Да, именно так названо в четвертом абзаце чудовищное имущественное неравенство, возникшее в результате «равной для всех» чековой приватизации! Какое же отношение к подобному рынку, где регулятором заведомо была не конкуренция, а близость к номенклатуре и криминалитету, могло сформироваться у населения? К «либералам», устроившим такое «первоначальное накопление»?

Итак, проанализировав ключевое высказывание Егора Гайдара о ваучерной приватизации, мы видим: оно ничтожно с точки зрения логики, фактологии и научности. Но какая уверенность, какая энергетика исходит от этого текста! Вот в ней-то и кроется весь секрет его «магикоэкономической мысли» (как определил я этот жанр в своей статье 28-летней давности). И если Евгений Ясин считал «загадкой», почему Ельцин предпочел Гайдара Явлинскому, то для Геннадия Бурбулиса, представлявшего Ельцину кандидатов в реформаторы, никакой загадки не было:

«Главное, в чем я абсолютно уверен, чем Ельцина покорил Егор, это – трудные, практически невозможные для объяснения проблемы излагал доходчиво, показывал их зримо предметно, и чувствовалась в нем эта редкая воля человека, способного на реальную и практическую работу. Пожалуй, впервые мы увидели человека, который имел идеи, обещал разработать программу и проявлял такую уверенность практической воли ее реализовать» – «Егор Гайдар. Окаянные дни» – https://youtu.be/lDs-m2Kvq-4

«Большевистская» уверенность снова оказалась в России решающим доводом…

«Гайдару просто не дали…»

Это самый распространенный – прежде всего самим Гайдаром и его адептами – миф.

Чего же именно не дали?

Даже пункт первый выводов цитированного доклада В.П. Полеванова гласит:

«Приватизация как процесс состоялась, созданы основы рыночных структур».

Тем более, что по его, Гайдара, приведенными выше собственным словам, им решались «две важнейшие задачи: мы хотели предотвратить голод, который был абсолютной реальностью, и мы хотели предотвратить гражданскую войну» и «с этими задачами мы справились».

Если проанализировать как и что именно не давали Гайдару сделать Верховный Совет РФ и Съезды народных депутатов, то окажется, что они пытались не давать Ельцину безгранично нарушать законы и Конституцию. Попытки эти закончились государственным переворотом, совершенным Борисом Ельциным в сентябре-октябре 1993. В результате которого Президент получил возможность наращивать и произвольно использовать, не считаясь уже с избирателями, свой административный ресурс, и что неизбежно вело Россию к нынешней ситуации…

Но не будем отвлекаться от темы. Я хочу привести здесь один пример того, как умел Гайдар, при надобности, «переводил стрелку» на Верховный Совет.

Вот такой замечательный пассаж содержала его агитационная брошюра 1998 года «Пора отбросить иллюзии. Часть 2: Еще раз о халявной приватизации. Ответы на письма, поступающие в Центральный аппарат партии ДВР»:

«В очередной раз открою “тайну” появления приватизационных чеков. И Гайдар, и Чубайс были решительно против них. Решительно! Давайте не перевирать историю, давайте вспомним: Верховный Совет принял закон о чековой приватизации до того, как Гайдар и Чубайс пришли работать в правительство. Идея целиком овладела СМИ. Для нас это было неприятным ударом, мы хотели проводить приватизацию за деньги. /…/

Так что пришлось идти по российскому варианту приватизации, указанному Верховным Советом» – http://gaidar-arc.ru/databasedocuments/years/details/3852

Это пример, так сказать, беспримесного вранья.

Принятые Верховным советом 03.07.1991 и Закон № 1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» и Закон № 1529-1 «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», и даже утвержденная Постановлением ВС РФ от 11.06.1992 № 2980-1 «Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий Российской Федерации на 1992 год» оперировали только «именными» приватизационными счетами (или чеками), обеспечивающими «дополнительный платежеспособный спрос населения» для платной приватизации. Не именные же приватизационные чеки были введены только уже упоминавшимся Положением, утвержденным Указом Президента РФ от 14 августа 1992 г. № 914, открывшим ваучерную приватизацию.

Тем более враньем, как можно заметить, является и утверждение о том, что Гайдар и Чубайс были «решительно против», поскольку «хотели проводить приватизацию за деньги»…

Крамольное предположение

Взойдя осенью 1991-го, благодаря своей «доходчивости» и «уверенности практической воли», на политический и государственный небосклон, Гайдар мгновенно стал любимцем «либеральной» публики, особенно из числа «творческой интеллигенции» (многие, правда, потом теряли миллионы долларов в каких-нибудь «Чара-банках», но и это не отрезвляло). Причина проста: никогда еще по телевизору не показывали государственного мужа столь не похожего на ненавистных деятелей недавнего коммунистического прошлого. Внутренняя энергия его уверенности, используемая в речи «научная», «рыночная» и просто «интеллигентская» лексика обладали для них свойством высшей убедительности. Критически анализировать это, по большей части, «эхо разумной речи» у них не было ни возможности, ни желания. Гайдар стал для них «либеральной иконой», на которую можно было только молиться, а любой усомнившийся тотчас подвергался остракизму как «совок» или в лучшем случае «ничего не понимающий».

Немногие могли позволить себе роскошь открыто сомневаться насчет его ума и компетенции. Как редкое исключение следуют упомянуть экономиста Андрея Илларионова, бывшего заместителем руководителя рабочего центра экономических реформ еще в 1992 году. Или того же Николая Шмелева, так отвечавшего на вопрос о своем отношении к Егору Гайдару:

«Не трогайте “больную” мозоль. Я плохо к этому человеку отношусь. Ему казалось, что он прочел много английских и американских книжек. А получается, что он если и читал, то только первую главу. Такая невероятная жестокость считать, что это быдло все стерпит. Я ему говорил: “Егор, ведь даже Сталин в 47-м году ограбил людей примерно процентов на 50, а ты – на 99!” – “Я ничего не грабил, деньги были пустые!” /…/

Знаете, что такое экономист в моем понимании? Это человек здравого смысла, который знает четыре правила арифметики и чуть-чуть сочувствует людям» – https://www.mk.ru/economics/interview/2009/09/23/355822-rasplata-za-avansyi-i-dolgi.html

Но есть еще одно обстоятельство, справедливо отмеченное Юрием Самодуровым в предисловии к публикации им в прошлом году собственной рецензии 1995 года на уже цитированную мною книгу Гайдара «Государство и эволюция»:

«Недавно взял с полки и просмотрел оглавление и полистал сборник статей Василия Селюнина издания 1990 года (под одной обложкой со статьями Николая Шмелева). В то время действительно были содержательные и серьезные дебаты и содержательные и интересные статьи о реформировании экономики с цифрами и фактами, касающимися положения людей и положения отраслей хозяйства адресованные народу и заинтересованным читателям (не только экономистам). И уже много, много лет, пожалуй со времен «залоговых аукционов» или даже еще раньше – со времен отпуска цен Гайдаром статей такого рода адресованных массовому читателю я в прессе не встречаю. Неужели тогда , в 1985-1990 гг. и был у нас “золотой век” в сфере общественных дискуссий о реформах в экономике и социальной политике? Почему и по каким же причинам этот век в 1990 г. кончился?! Ведь Гайдара тогда не было в правительстве? Вот вопрос, который тоже очень интересен. Один из моих старых знакомых ответил, что с 1990 года всем гражданским и политическим активистам и истеблишменту стало важно и началась жестокая борьба за то, кто будет руководить: Горбачев или Ельцин, а не какие социально-экономические реформы и каким образом надо проводить» – https://echo.msk.ru/blog/samodurov/2407285-echo/

В той короткой рецензии Юрия Самодурова есть важное наблюдение, укрывшееся от взглядов на Гайдара его восторженных поклонников:

«Только номенклатура, только элита является в книге «Государство и эволюция» действующим на ее страницах на всем ее протяжении субъектом. Это не значит, что Егор Тимурович не осуждает, например, преступления сталинизма. Он их по-настоящему осуждает. Но верно и то, что Егор Тимурович почти ничего не говорит в своей книге о том, какие же вопросы, ценности, проблемы двигают жизнью десятков и сотен миллионов людей, живущих сегодня в России.

Между тем, для тех, кто считает себя не только либералом (либерал – сторонник существования нормального, не бюрократического рынка, а заботу о социально справедливом обществе считает не своим делом), но также и демократом как-то изначально ясно, что социальная справедливость или несправедливость прошедшей номенклатурной приватизации госсобственности является одной из долговременных основ состояния нравственного здоровья общества и потому требует пристального, неотступного и специального обсуждения, возможно, корректировки».

Момент истины

Поскольку целью данной статьи является изживание мифологии о Гайдаре и идеологии его «единственно возможных» реформ из сознания дорогой мне части современной российской оппозиции, я не могу не привести один случайный, и, возможно, оставшийся незамеченным диалог Егора Гайдара с Евгенией Альбац – для которой, видимо, в тот момент наступил определенный «момент истины» в оценке доселе несомненных интеллектуальных качеств ее собеседника («Полный Альбац» от 17.06.2007 «Либеральные экономисты и власть: противоречие или необходимость?»):

«Е.АЛЬБАЦ: На сайт передачи и по СМС приходят вопросы, связанные с вашим недавних интервью в Екатеринбурге, где вы сказали, что-то такое – сейчас я прочитаю: “Откуда источник, пожалуйста, вам известно, что Луговой не имеет отношения к отравлению Литвиненко – кроме презумпции невиновности?” – Ольга Сурина, Саратов, экономист.

Е.ГАЙДАР: Знаете, я Андрея знаю – он у меня работал охранником, когда я работал в правительстве. Там у него есть свои преимущества, свои недостатки, но знаете, человек, который с вами много часов проводит, вы его неизбежно знаете. Представить себе Андрея, который везет с собой двоих детей и жену с тем, чтобы травиться полонием — я не могу. У меня не получается.

Е.АЛЬБАЦ: Но у вас нет независимой информации?

Е.ГАЙДАР: Нет, конечно, нет.

Е.АЛЬБАЦ: Это исключительно ваше предположение. А как давно вы видели Лугового?

Е.ГАЙДАР: Давно.

Е.АЛЬБАЦ: Годы или месяцы?

Е.ГАЙДАР: Годы, конечно.

Е.АЛЬБАЦ: А вы допускаете, что человек мог измениться, или у человека были обстоятельства?

Е.ГАЙДАР: Знаете, у меня был вопрос очень деликатный от разных информированных структур, связанных с этим делом. У меня спросили – могу ли я представить себе, что Андрей из патриотических соображений решился пойти на этот шаг – я имею в виду на отравление Литвиненко. Я сказал, что у него есть преимущества и недостатки, но в этом заподозрить его я абсолютно не могу.

Е.АЛЬБАЦ: В патриотизме?

Е.ГАЙДАР: В том, что он из патриотических соображений решил отравить Литвиненко – вот в это я поверить не могу совсем. Ни при каких обстоятельствах.

Е.АЛЬБАЦ: Вы полагаете, что Королевская прокуратура Великобритании передала через МИД в Генеральную прокуратуру дело, которое насчитывает порядка 40 страниц, где есть данные экспертиз, свидетельских показаний – это не две с половиной странички неких “опинион”. У вас есть основания не доверять Королевской прокуратуре Великобритании?

Е.ГАЙДАР: Я слишком хорошо знаю британскую политику. И обсуждал эту тему с очень информированными людьми, которые являются членами английской административно-политической элиты. Я не знаю, что там на самом деле реально, не в курсе дела. Я говорю о том, что мне говорили очень информированные люди, которые абсолютно интегрированы туда. Вот когда мы закончим передачу, я вам скажу, кто. Потому что не могу это сказать публично. Понимаете, какая проблема – если это связано с кем-то из тех, кто получил политическое убежище в Британии, это не проблема премьер-министра Блэра, это проблема всей административно-политической элиты. Поэтому органы правоохранные находятся под сильнейшим давлением – так что, пожалуйста, эту тему – как там чего дальше… /…/

Е.АЛЬБАЦ: Подождите, я еще раз хочу понять – вы хотите… я правильно вас понимаю, что вам кажется, что представление о независимости судебной системы Великобритании…

Е.ГАЙДАР: Ну, что вы – естественно, она независимая, честна. Но если вы думаете, что она не интегрирована со всей другой административной элитой, что прокуратура не общается с министерством финансов… /…/

Е.АЛЬБАЦ: Вы денонсируете всю систему парламентаризма Великобритании, которая построена на независимом суде.

Е.ГАЙДАР: Английская система включает в себя действительно функционирующую систему парламентаризма, свободу, которая важна, где выборы имеют значение. Но там есть еще независимая бюрократия. Вот независимая бюрократия, кстати, которая смотрит на политиков, прошу прощения, как на детей, которая считает, что они-то умные, а политики – своеобразные – вот независимая английская бюрократия, история с тем, что кому-то не предоставили политическое убежище в Лондоне, и он залил пол-Лондона полонием — вот она просто…

Е.АЛЬБАЦ: И Королевская прокуратура на весь мир врет, и предъявляет дело, в условиях, когда 30 граждан Великобритании оказались заражены полонием? Вы сами верите в это, Егор Тимурович?

Е.ГАЙДАР: Исходя из большой жизненной опытности – верю. Я не утверждаю, что я это знаю, не утверждаю, что я стопроцентно информирован, но я довольно прилично информирован, чтобы иметь такие мысли. /…/

Е.АЛЬБАЦ: Неожиданный, надо вам сказать, для меня поворот.

Е.ГАЙДАР: Так получилось, что у известного наверняка вам прекрасно диссидента советских времен, Жореса Медведева и одного из ближайших коллег Б.А.Березовского, одна и та же специальность. И эта специальность дает им возможность много знать по поводу полония-210.

Е.АЛЬБАЦ: У Березовского специальность?

Е.ГАЙДАР: Нет, что вы – у Гольдфарба, естественно. У Гольдфарба и Жореса Медведева одна и та же специальность – они оба специалисты по ядерной химии.

Е.АЛЬБАЦ: И вы полагаете, что это они привезли полоний, который доказывает, что…

Е.ГАЙДАР: Нет, я совершенно ничего не полагаю. Я просто скажу, что я бы очень вам советовал провести подробное интервью с Жоресом Медведевым – он много вам интересного расскажет, что он знает про технологию.

Е.АЛЬБАЦ: Когда Жорес Медведев последний раз занимался…

Е.ГАЙДАР: Тогда же, когда и Гольдфарб, на самом деле.

Е.АЛЬБАЦ: Лет сто назад?

Е.ГАЙДАР: Ну, зачем же?

Е.АЛЬБАЦ: Извините.

Е.ГАЙДАР: Тогда же, когда и Гольдфарб.

Е.АЛЬБАЦ: Я вам скажу, Егор Тимурович – я просто хочу закончить эту тему…

Е.ГАЙДАР: Жорес написал книжку, которую я читал.

Е.АЛЬБАЦ: Просите, смешно сейчас говорить о Жоресе Медведеве, потому что сейчас в Москве есть Курчатовский институт, в нем есть специалисты, есть специалисты в бывшем Горьком, Нижнем Новгороде, и так далее. И, конечно же, в том же самом журнале “Нью Таймс”, когда мы проводили свои расследования, то мы консультировались с большим количеством физиков.

Е.ГАЙДАР: Конечно, не сомневаюсь.

Е.АЛЬБАЦ: Поэтому апелляция к Жоресу Медведеву сейчас выглядит несколько забавно. Г-н Гольдфарб давно не занимался – я вообще не знала, что он когда-либо занимался…

Е.ГАЙДАР: Занимался.

Е.АЛЬБАЦ: Но понятно, что частный человек, и я это могу утверждать – частный человек доступа к полонию иметь не может. /…/

Вам очень много идет сообщений о том, что Алик Гольдфарб был молекулярным биологом, и никакого отношения к ядерной физике не имел, работал он в Институте генетики. Но это ладно, мне не хочется возвращаться к этой теме» – http://echo.msk.ru/programs/albac/52528/

Заключение

Чтобы не заниматься самоповторами, я закончу статью цитатой из упомянутого предисловия Юрия Самодурова:

«…Эволюция государства и социально-экономических отношений в РФ после роспуска Ельциным СССР пошла и не по либерально-«гайдаровскому», если иметь в виду тезисы его книги «Государство и эволюция», и не по демократическому пути. Эволюция нашего государства с 1992 года идет в противоположном и противоречащим изложенным в этой книге тезисам о «западном, капиталистическом» устройстве мира направлении. Объясняется это на мой взгляд тем, что Гайдар и его сторонники создавали (на первый взгляд это кажется парадоксом) в нашей стране не «западную, капиталистическую» систему, а антитоталитарную и рыночную систему в интересах номенклатуры, а не народа.

Не государство и не рыночная экономика существуют и работают ради народа, а народ существует и работает ради хозяев рыночной экономики и ради хозяев государства, государственной власти. Именно такой строй создавали и упрочили в РФ при поддержке президента Ельцина Егор Гайдар и его министры в качестве социальных реформаторов и затем его сторонники в последующих правительствах.

Сторонники Гайдара и сегодня занимаются пропагандой практически того же самого строя, который создавался Гайдаром и его коллегами в 1992-1996 годах и хотят снова придти к власти…»

Вот чтобы этого не произошло в посткатастрофный период российской истории, и была написана эта статья.

Другие статьи автора, относимые к теме

«Демократия как справедливость»

https://mbk.today/sences/demokratiya-kak-spravedlivost/

«Россия вместо мордора»

http://activatica.org/blogs/view/id/6738/title/rossiya-vmesto-mordora