32 решенные проблемы

Каждый год официальные торжества по случаю 9 мая становятся все пышнее и помпезнее: города и регионы, губернаторы и мэры стараются перещеголять друг друга в размахе празднований. Но настроение у многих, отчего-то, не праздничное. Есть целые семьи, где 9 мая всегда отмечают, но никогда не празднуют – например, так было заведено в семье моего отца. Как-то, ребенком, я спросил: почему? Отец рассказал о своих детских годах в Москве. О звуке, который навсегда остался у него в памяти: скрежете самодельных тележек, на которых ездили по брусчатке ветераны войны, лишившиеся ног. В каждом дворе и каждой подворотне были они – говорил мне отец, - очень много людей с войны вернулось калеками. Они перебивались случайными заработками, просили милостыню. Они вернулись с войны, чтобы обнаружить, что они никому тут не нужны. Страна славит героев, чествует товарища Сталина, а те бесчисленные люди, которых бросили в самое пекло и искалечили — им тут оказались не рады. Выглядели они не празднично. Портили облик города. И однажды ночью их всех не стало. Отец рассказывал, как шокировала его тогда внезапная тишина. Бесчеловечная, непривычная. Не скрежетали тележки из досок и подшипников. Позже, много позже, были журналистские расследования, и оказалось, что их вывезли в заброшенные монастыри, в прочие всеми забытые места. Выбросили, как живой мусор. А страна год от года все пышнее и торжественнее праздновала дни победы. Я вспоминаю эти рассказы и думаю сейчас: сколько, наверное, потребовалось работников, исполнительных и старательных, чтобы провернуть такую полномасштабную охоту. Найти, переловить, вывезти. И ведь все это делали люди с руками и ногами — может быть, те, кто воевал на одном фронте с приговоренными к изгнанию; может быть, дети погибших на войне... интересно, те люди, которые ловили калек для отправки в захолустье — они праздновали День Победы? Празднуют его сейчас? Поднимают бокалы и треплют по головам своих детей, рассказывая про великий подвиг?

Годы идут, и каждый раз торжества все более помпезны. Цветы, парады. Уже с дюжину лет обещают к следующей годовщине обеспечить всех ветеранов жильем. Выскакивают из земли, одна за другой, новостройки – но квартир для ветеранов в них нет, есть только обещания и отвратительный цинизм. Отношение властей к ветеранам хорошо иллюстрирует в случай в подмосковной деревне Щемилово Ногинского района. Участник обороны Москвы Михаил Васильевич Щербаков внезапно узнал, что документы на землю под его домом местная администрация переписала на строительную компанию, и будет возводиться жилая высотка. Ветеран искал правду в кабинетах властей, но эти недоделанные патриоты, годящиеся ему в сыновья и внуки, все, кто стоит на торжественных митингах, обмотавшись с ног до головы в черно-рыжую ленту… никто не заступился. Когда утром 12 октября 2014 года на его земельном участке начали устанавливать строительный кран – пожилой человек умер от сердечного приступа. Хотелось бы знать, эти самые, поименно, чиновники из Ногинского района и Старой Купавны, бизнесмены и строители в касках – они своим детям говорят: «70 лет назад дед нашу столицу защищал – а мы у деда землю отняли и в гроб его загнали, ура!»? Сколько еще таких историй?

На иномарках молодых городских жлобов появляется лента Ордена Славы и надписи «Спасибо деду за победу» на заднем стекле. Я не знаю, о чем думают те немногие ветераны, когда видят проносящиеся мимо машины с такими надписями. Они никогда так не жили. И не будут жить, при таких пенсиях. На пенсиях ветеранам власть экономит – зато на размах торжеств 9 мая не скупится.

Показательно, что ни при Сталине, ни при Хрущеве 9 мая даже не было выходным днем, не говоря уже о торжествах и парадах. Зато это был особый день для всего советского народа: сколько есть рассказов о том, как встречались каждый год бывшие однополчане, как вспоминали друзей и родных, отнятых войной. Не решалась тогда власть присваивать себе право отмечать этот день. Видимо, именно поэтому 9 мая является единственным, пожалуй, по-настоящему народным днем памяти.

Но чем больше становится праздника, официоза – тем меньше остается человеческого. Забываются сломанные жизни и искалеченные судьбы, вместо скорби по погибшим – восторг и бравурные песни. Появляются на тонированных стеклах иномарок уже надписи «1941-1945 можем повторить». Повторить ЧТО? Ужас бомбежек и выжженные поля, усеянные мертвыми телами? Миллионы детей и женщин, которые напрасно ждут своих родных на вокзале? Это повторить?

Прежде, чем кричать торжественно подобную бессовестную чушь, следует почитать воспоминания фронтовиков: Николая Никулина, Леонида Рабичева, Виктора Астафьева. Вспомнить, в каком тоне они сами говорили о войне – был ли в тоне этом хоть намек на нахальную браваду?

Больно видеть, что чем сильнее к 9 мая прикладывают руку власти и их подпевалы – тем больше День Победы превращается в официальный праздник войны и сталинизма. Любые упоминания о том, каково настоящее лицо войны – уродливое, искалеченное, бесчеловечное – оттесняют, обезличивают, затирают в каскаде салютов и букетов. Устраивают веселье и народные гуляния на костях, слезах и сломанных жизнях тех, кого средь праздничной толпы остается все меньше – тех, кто вынес на себе этот ужас.

Как можно веселиться по поводу того, что люди гибли под танками и горели в концлагерях? Это нельзя праздновать, но и нельзя забывать. Наш долг – помнить о тех, кого бросили в ад, кто своими ногами прошел по пеклу и вернулся, закрыв за собой дверь. Помнить и знать цену, которую они заплатили за бесчеловечность и бесстыдство тех, кто разжигает войны, бряцает оружием, с трибун вещает про военную мощь и кричит про интересы нации, относясь при этом к людям, как к расходному материалу. Много слов еще можно сказать тем проходимцам, которые романтизируют войны, делают войну привлекательной. Много слов можно сказать молодым оболтусам, которые вяжут ленты Ордена Славы на штаны, как модное украшение. Но ветеранам я могу сказать только одно: «пожалуйста, простите нас».

Администрация Химок отказалась ухаживать за деревьями "Леса Победы": пусть сохнут.

Знаете, об отношении властей к ветеранам надо судить не по акциям в мае, а по тому, что делается остальные 11 месяцев года.

Например, известный своей любовью к ветеранам и скромностью мэр Химок Дмитрий Волошин с большим размахом организовал в Химках посадку деревьев по акции "Лес Победы".

Я лично был там и видел, как работники химкинской и подмосковной администраций, надев кепки и куртки с логотипами

Администрация Химок отказалась ухаживать за деревьями "Леса Победы": пусть сохнут.

Знаете, об отношении властей к ветеранам надо судить не по акциям в мае, а по тому, что делается остальные 11 месяцев года.

Например, известный своей любовью к ветеранам и скромностью мэр Химок Дмитрий Волошин с большим размахом организовал в Химках посадку деревьев по акции "Лес Победы".

Я лично был там и видел, как работники химкинской и подмосковной администраций, надев кепки и куртки с логотипами