33 решенные проблемы

Путин, как я уже не раз отмечал, очень откровенный человек. Достаточно вспомнить такие его откровения, как «убийство Политковской нанесло гораздо больший ущерб, чем ее публикации». Или: «Но это совсем не факт, что человека надо убивать» (о Немцове). Или: «Лучшего учения трудно себе представить. Поэтому мы в принципе можем там достаточно долго тренироваться без существенного ущерба для нашего бюджета» (о Сирии).

После этого, как и после его незабываемых перлов про выгоды бюджету от падения курса рубля, – стоит ли тратить время на его тезис про крах либеральной идеи?

С другой стороны – имеет ли смысл агнцам дискутировать с волком о веганстве? Не являются ли публичные дискуссии признанных демократических лидеров с заведомым военным преступником и государственным террористом его легитимацией?

Вопросы эти риторические – все эти лидеры с большой охотой бросаются всякий раз дискутировать…

Но выходит из этого иногда что-то уж совсем странное – как это обнаружилось мною в передаче «Персонально ваш» от 5.07.2019 с Михаилом Ходорковским.

Тезис Путина в недавнем интервью звучал так: «…Есть современная так называемая либеральная идея, она, по-моему, себя просто изжила окончательно». И выражается это, в частности, в проблеме мигрантов: «…Эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй – тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил – получи наказание за это»

http://www.kremlin.ru/events/president/news/60836.

Понятно, отчего Путин вдруг так озаботился проблемами мигрантов в США и Европе – это те клавиши, нажимая на которые он создает свой имидж «реалиста» и «прагматика» в воображении доверчивого западного обывателя и вбивает клин раздора в общественные организмы западных стран. Одновременно, он укрепляет имидж защитника интересов «коренного населения» внутри собственной страны. Что тут, собственно, неожиданного и заслуживающего внимания?

Лично для меня несравненно более неожиданной стала реакция такого признанного либерала, как Михаил Ходорковский.

С одной стороны, она далеко вышла за рамки тех претензий, которые предъявил либерализму Путин. С другой – стала поводом высказать свою собственную «либеральную» позицию по Путину и будущему России.

Но и то, и другое получилось у Михаила Борисовича крайне неудачно.

Начнем с того, что он, начав опровергать, тут же поддержал по сути тезис Путина о том, что «правящие элиты оторвались от народа» – когда речь зашла о соглашательстве Запада с путинским режимом:

«Действительно, в начале 2000-х годов, когда я для себя открыл западный мир, мне казалось, что он сильно был основан на ценностях. И вот сейчас, спустя почти 20 лет, ну, уж 15 точно, я вижу, что эти ценности во многом ушли на второй план. Это нехорошо. Вот мы когда обсуждали, мы пришли к выводу, что это одно из негативных последствий глобализации, которой придется еще на протяжении десятилетий отыгрывать назад… /…/ Вот есть гражданское общество на Западе, которое не хочет быть частью коррупционных схем, и, более того, оно с них ничего не имеет, ну, или имеет три копейки. Есть политические элиты, часть которой на этих коррупционных схемах зарабатывает».

После чего возник вопрос про судьбу либерализма уже в России – умер ли он тут? И состоялся следующий диалог:

«М.Ходорковский― Да нет, конечно. Это Путин немножко смешно выглядит, когда выступает в роли теоретика. Единственным прямым учением, которое противостоит либерализму в сегодняшнем мире, во всяком случае, в европейской части мира, является фашизм. Вот нет ничего другого, вот два полюса.

М.Курников― Подождите, а левые идеи, социалистические идеи?

М.Ходорковский― Это совершенно другая плоскость. Это тоже очень смешная ошибка. Либерализм не говорит о левом или правом. Либерализм говорит — что во главе угла. Если мы говорим либеральные идеи, то во главе угла — человек. Если мы говорим про альтернативную либеральной идеи, это во главе угла — государство.

М.Курников― То есть либо авторитарное, либо либеральное.

М.Ходорковский― Либо фашистское, либо либеральное.

М.Курников― Но, простите, Китай же не фашистское государство или фашистское, на ваш взгляд?

М.Ходорковский― Я вот тоже на эту тему вчера очень подробно разговаривал с коллегами, с теоретиками. Они говорят: “Давайте все-таки не выходить за пределы европейской или, точнее евроатлантической парадигмы и евроатлантической цивилизации, в рамках которой мы находимся”. Потому что если мы начнем говорить про азиатский способ производства, то там всё будет совершенно по-другому, там совершенно другие концепции и презумпции.

Вот в нашей европейской парадигме есть две крайние стороны. Первая: либеральное государство. С другой стороны его — фашистское государство. Посредине могут находиться: полуфашистское или полуавторитарное. Фашистское может быть социалистическим или капиталистическим. Это неважно, это уже детали. Если мы берем крайние точки — либерализм и фашизм.

М.Курников― Простите, то есть Советский Союз был фашистским государством по этой терминологии?

М.Ходорковский― По этой терминологии Советский Союз находился на полпути к своему военному оппоненту — ну, фашизм все-таки не гитлеровская Германия — к итальянскому фашизму. Конечно, то есть Советский Союз был ближе к Муссолини, без всякого сомнения».

Пытаться разобраться в этом головокружительном жонглировании ярлыками, смысл каждого из которых размыт, так что использовать-то их можно только в качестве маркеров, но никак не опорных понятий – задача неблагодарная. Поэтому остановлюсь на сущностном: хуже всего в этой, простите, клоунаде то, что и СССР, и, видимо, современная Россия входят в «евроатлантическую цивилизацию», а Китай – нет. Но какой тогда смысл в такой «парадигме», если в ней почему-то вообще нет места второй из ведущих мировых держав?

Но вернемся к вопросу и ответу. То, что смерть «либерализма» в нынешней России отрицает признанный российский либерал – самая большая идейная победа Путина и созданного им словно в насмешку над «либералами» имитационного псевдогосударства, уверенно идущего в направлении «мордора». Именно из такой позиции проистекает и остальное – искаженное представление о российских реалиях и мнимости в качестве перспектив:

«М.Курников― Тогда второй вопрос, исходя из вашего тезиса: почему вам кажется, что проблема только в Путине? То есть не будет Путина — не будет этой системы?

М.Ходорковский― Без всякого сомнения, Путин за эти 20 лет отстроил систему таким образом, что он стал ее краеугольным камнем. Знаете, что такое краеугольный камень? Кладка, из которой вынимается краеугольный камень, она вроде большая, серьезная, но она обрушивается. Вот он сделал себя искусственно краеугольным камнем.

Его власть, поскольку она строится не на законе, не на институтах — она строится на балансе конфликтов внутри его окружения, вероятностью того, что, вынув этот краеугольный камень, его ого окружению удастся вложить какой-нибудь другой в виде Сечина, Ковальчука, Тимченко еще кого-нибудь, и вот этот новый организует точно такой же баланс, она крайне низка.

Если эта нелепая постройка посыплется, а она без всякого сомнения посыплется, то тем людям, которые будут выстраивать нормальную систему государственного управления, потребуются вот эти коммуникаторы, эти политические представители».

Начнем с метафоры – «краеугольного камня». Такой камень кладется в основание здания, его нельзя взять и вынуть, не разрушая предварительно здание. Ходорковский спутал «краеугольный камень» с «замковым» (как вариант – «угловым», «во главе угла»), который действительно можно вынуть с разрушительными для здания последствиями. Но дело не в самой этой глупой ошибке (в стиле подобного рода ошибок Путина), а в совершенно неверной «генетике» путинской России.

Путин «отстроил систему» имитационного и уже вполне деспотического псевдогосударства не по своим прихотям и своеволию, а, прежде всего, осознав потребности «глубинного народа» России – в частности, неизбывную потребность в сакральности власти, в жизни «по понятиям» (как вариант – «по справедливости»); потребности в «сильной руке» и патернализме. Смехотворно надеяться, что эти уловленные Путиным и культивировавшиеся отстроенной им системой родимые пятна нации вдруг исчезнут с его уходом, и все дело заключается лишь в том, чтобы либералы-реформаторы нового призыва явились обществу через посредство неких «коммуникаторов» из числа, например, муниципальных депутатов, как это видится Ходорковскому:

«Если эта нелепая постройка посыплется, а она без всякого сомнения посыплется, то тем людям, которые будут выстраивать нормальную систему государственного управления, потребуются вот эти коммуникаторы, эти политические представители».

То есть в данной модели российское общество ждет – не дождется реформ либерального характера, начаться которым мешает Путин. А когда Путина вдруг не станет, то…

«Так вот после этого надо менять ситуацию. Есть 2–3 года, которые российское общество, как мы знаем по нашему опыту, дает реформаторам карт-бланш. А кто будет организовывать коммуникацию между теми людьми, которые захотят что-то изменить, и российским обществом?..»

В своей предыдущей работе «Россия вместо мордора» я уже ставил этот неприятный вопрос:

«С какой стати или в силу каких обстоятельств Россия должна и может сменить свой нынешний, диаметрально противоположный модернизации курс, по которому она движется в средневековье со все возрастающей скоростью?»

http://activatica.org/blogs/view/id/6738/title/rossiya-vmesto-mordora

Ответа нет, потому что есть святая вера – вера в «реформы сверху», которые просто обязаны быть либеральными:

«Да, мы отстаем лет на 50 от средней Европы, но, тем не менее, мы развиваемся в рамках европейской парадигмы.

Поэтому да, хотелось бы, чтобы эти изменения были инициированы сверху или, во всяком случае, были консенсусом между сегодняшними политическими элитами и теми политическими элитами, которые приходят им на смену. И я это называю “испанский путь”».

Из мира подобных грез пора, однако, спуститься на землю.

Дело в том, что учился Путин управлению Россией у самых что ни на есть «либералов» – своего патрона Собчака, например. Личность, а не государство во главе угла – это ведь прекрасная позиция для личного обогащения, не так ли? И таким обогащением были заняты все окружавшие Путина чиновники и олигархи, аплодировавшие либеральным реформам Гайдара. И Путин знал правила поведения в этой «либеральной» корпорации. Борис Немцов вспоминает в «Исповеди бунтаря»:

«В. Путин писал мне всякие справки, будучи начальником контрольно-ревизионного управления Администрации президента. Как-то прислал справку о том, что в ведомстве Чубайса царит хаос, воровство и коррупция. И далее: “Докладываю на Ваше усмотрение”. Но если воровство и коррупция, то зачем “докладывать на мое усмотрение”? Я позвонил Владимиру Владимировичу и спросил: “Вы пишете, что Чубайс – вор и все остальные вокруг него – жулики. Дальше вы должны были написать: “Считаю, что необходимо возбудить уголовные дела“. Вместо этого я вижу странную фразу: “Докладываю на Ваше усмотрение“. Как это понять?” Путин над ответом долго не думал: “Вы начальник, вы и решайте”».

Путин мечтал сам стать членом этой «либеральной» корпорации! Борис Березовский вспоминал:

«Зимой 99-го, когда начались разговоры о том, не подумать ли ему о президентстве, я был у него на даче, и, когда на эту тему завел разговор, Володя ко мне наклонился и произнес: "Послушай, знаешь, чего больше всего на свете хочу?" Я плечами пожал: "Нет". — "Быть Березовским. — Потом сделал паузу и попросил: — Дайте, пожалуйста, мне "Газпром"!..» –

http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s4_52665/4173.html

Но взойдя на вершину власти, Путин быстро понял, какие возможности обогащения она открывает, если только держать в подчинении всю эту олигархическую «либеральную» «элиту» простым и проверенным историей способом: соответствовать народным представлениям о «вожде», пиарить себя как выразителя чаяний «глубинного народа». В первый же год своего президентства он вернул ему «сталинский» гимн, и, в пересказе Славы Рабиновича, ответил на возражения Борису Немцову: «Каков народ, такие и песни».

Немцов, кстати, тоже понимал, насколько существенна эта «генетическая», по его выражению, данность, которую можно не замечать только засунув голову в песок. В «Исповеди бунтаря» он признается:

«Мне казалось, что люди, у которых есть головы на плечах, поймут очевидность моих расчетов. Пагубная самонадеянность! Я объясняю, а в ответ слышу оправдания в адрес президента и его окружения. Мне говорят: “Да, воруют, но и наша зарплата выросла. Да, мы должны зарабатывать 1000, а получаем 300, но ведь триста больше ста”. Как поломать эту странную логику, это генетическое умение довольствоваться малым?».

Александр Невзоров прекрасно выразил сущность этого «эликсира бессмертия режима», старательно «не замечаемого» Ходорковским и другими «либеральными» проектантами постпутинской России:

«Они наладили добычу того, что этот глубинный народ производит и теперь ее качают уже в промышленных масштабах. И на этой энергии, действительно, государственная машина начинает работать.

И не играет при этом никакой роли, что никакой России не существует, что есть несколько потрясающих, роскошных декораций типа Питера и Москвы. За этими декорациями спрятаны миллионы, сотни, по крайней мере, тысячи депрессивных, разоренных, обобранных центром городишек, поселков разного размера с очковыми сортирами, разбитыми поликлиниками. /.../

Вот эти все черные дыры русского захолустья... вот эта вся декорационность – это такой факт известный, но никому, как мы видим, мозги не прочищает, он не ставит ничто на место. И при таком раскладе, как пишет Сурков, это не играет никакой роли. ...Идиотизм, разорительность бессмысленных войн, ракеты, воровство, беспредел – это всё теряет социальную токсичность и превращается в забавное достоинство... /.../

Ставка на тупость, на серость, на невежество дала обалденные плоды, неисчерпаемый ресурс легитимности власти. Действительно, единение народа с властью уникально. Сурков не соврал, он прав. Вот надо взять невежество, подогревая и перемешивая с помощью Минобра, попов, смешать его с нетерпимостью, которую умеют подогревать государственные СМИ и ТВ, и получается эликсир бессмертия режима» – https://echo.msk.ru/programs/nevsredy/2369925-echo/

На что же уповает Михаил Борисович в своих грезах о «посыпавшемся режиме»? На «муниципальных коммуникаторов»? Которые кто?

За день до обсуждаемой передачи в Москве состоялся митинг «в защиту Шиеса», принявший резолюцию солидарности с жителями Архангельской области с требованием остановить там строительство полигона и строительство новых полигонов и опасных мусорных предприятий в Подмосковье. В митинге участвовали и не менее четырех кандидатов в Мосгордуму.

В выступлениях явно ощущался запрос на перемены:

«И левые, и правые понимают, что проблема в экономической системе, в которой деньги важнее людей».

«Люди восстали против мусорных свалок, люди хотят сами решать, где будет собор, а где будет сквер. Неуважение и презрение элит к народу переполнили чашу терпения. Забудьте лево-правое противостояние, есть борьба народа против своих эксплуататоров и угнетателей».

«Спасибо за то, что вы пришли показать, что для москвичей Россия не заканчивается кольцевой дорогой и границами области. Что есть люди и в Москве, для которых Россия не заканчивается своей личной зарплатой и своим личным клозетом».

Это – цитаты из выступлений Всеволода Чаплина, Эдуарда Лимонова и Стрелкова-Гиркина соответственно…

https://mbk-news.appspot.com/suzhet/kvachkov-limonov-chaplin/

Боюсь, что помимо «либералов», после ухода Путина найдутся и другие «реформаторы» и соответствующие «коммуникаторы». И вместо «посыпавшегося режима» перед Михаилом Борисовичем неожиданно предстанет совсем другая картина…