33 решенные проблемы

Государственный советник Республики Татарстан, первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев презентовал для журналистов проект трёхъязычных школ, где будут изучать татарский, русский, английский. Трехступенчатая система включает детские сады, начальную школу и старшие классы. Планируется модернизация и достройка шести школ: двух в Казани, и по одной - в Елабуге, Набережных Челнах, Альметьевске и Нижнекамске. Первый этап - создание кластера на базе казанской школы N165 и 6 детских садов - уже начался. В будущем предполагается создание широкой республиканской сети. Красивый жест сделан на фоне проигрыша республиканской политики в вопросе обязательного изучения татарского в школах.

Можно ли считать это победой активистов-защитников татарского языка или нет? С таким вопросом мы обратились к экспертам и активистам - как сторонникам, так и противникам обязательного преподавания татарского в школах.


Айрат Файзрахманов, заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи, историк:

b35d7c72175da18593b1ff82cc45bb33.jpg

- Мы подавали инициативы в разные учреждения, в том числе и Шаймиеву - планы усовершенствования татарской гимназии. Я не могу сказать, на основе ли наших идей, или чьих-то еще, возникла идея полилингвальной гимназии. Я тоже вошел в состав рабочей группы по ее созданию. Значительную часть предметов предполагается преподавать на татарском языке, на английском. Небольшие ресурсы, которые республика может сейчас выделить на языки, будут направляться на эти гимназии. Для детей большой плюс в том, что легче изучать несколько языков одновременно, это современный тренд. Одна гимназия рассчитана на 1224 ученика, причем в рамках одного образовательного учреждения будут реализовываться и билигвальный вариант, то есть русско-английский, и полилингвальный, то есть русско-татарско-английский. Одна треть классов будет билингвальной, две трети – полилигвальными. Я предполагаю, что в итоге полилингвальная модель докажет свое преимущество, а татарский сможет быть не только предметом, но и языком обучения. Предметы, терминология, - будут на трех языках. Сколько процентов будет каждого языка, точно еще не решено, но предполагаем, что в начальной школе будет больше татарского, в старших – упор на английский. Вся терминология будет даваться обязательно на всех трех языках. В России были попытки внедрять такие полилингвальные гимназии, были в Казани например татарско-турецкие школы, но там возникли сомнения относительно учителей. На самом деле тут нужно работать не столько с учителями, сколько с родителями. В европейских странах полилингвальное обучение – уже скорее правило, это большая международное правило. В Казахстане накоплен хороший опыт. У нас сейчас планируется сеть гимназий, начнем с одной гимназии в Казани, потом их будет две, три, потом надеюсь, появятся и в районах. Риски я вижу в отношении родителей, в их опасениях и в отсутствии хорошего контента на татарском. Но с этим надо работать, объяснять преимущества билингвальной системы, все страны это проходили. Со стороны федерального центра могут быть барьеры, очень сложно провести предметные учебники через горнило лицензий, например сейчас возникли проблемы с утверждением учебника по физике на татарском. Если эта модель будет массовой, она станет хорошей альтернативной обязательному изучению татарского, которое было раньше.


Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии:

5ca6a15160b3811d519e9b4d5020dbd1.jpg

- Я полагаю, что тут несколько мотивов, почему Минтимер Шаймиев решил заняться реализацией школьного проекта.

Во-первых, он завершил строительство и реставрацию объектов в Свияжске и Болгаре, в том числе и здание Болгарской исламской академии. Собор Казанской иконы Божьей Матери также находится в стадии постепенного возрождения строительства. Соответственно, Шаймиеву необходимо куда-то направить свою энергию и генерировать деятельность его крупного фонда "Возрождение" на новом проекте, и школа видится своего рода удачным местом приложения активности Шаймиева. Отсюда и его желание построить новую полингвальную школу на месте деревни Савиновка в Казани, а также реализовать создание сети полилингвальных школ.

Во-вторых, активность Шаймиева в вопросе реализации полилингвальных школ и поддержка этой инициативы со стороны Минниханова - это желание элиты Татарстана как-то сохранить перед татарской национально ориентированной интеллигенцией свое лицо. Ведь критика в адрес местных властей в плане языкового аспекта школьного образования звучала не только со стороны русскоязычных родителей, но также и со стороны татарской общественности, которая упрекала местные власти в том, что они, так сказать, "сдали" татарский язык. Чтобы избежать обвинений в этом, решили и создать вот такие полилингвальные школы: все-таки многие национально ориентированные татары хотят, чтобы их дети хорошо знали не только татарский язык, но и русский и английский язык. Никто не хочет своего ребенка видеть знающим только один язык.

В-третьих, обычно в многочисленных спорах между сторонниками добровольности и обязательного изучения татарского языка в школах часто звучал следующий аргумент: почему татары (особенно городские) сами не отдают своих детей в татарские национальные школы? На это отвечали тем, что многие городские татары воспринимали татарские национальные школы как путь для ограничения своим детям в дальнейшем обучении в вузах, поскольку обучение только на татарском языке создаст для них трудность в сдаче ЕГЭ на русском языке. Более того, этнолингвистический конфликт в Татарстане обнажил любопытную картину: многие татарские родители сами хотели, чтобы в школе было меньше уроков татарского языка, а больше русского языка (это получило название - "эффект Алсу Газизовой", названного по имени жительницы Набережных Челнов, которая будучи татаркой по национальности, настаивала на том, что родным языком ее сына является русский, чтобы таким образом увеличить количество уроков русского языка и сократить число уроков татарского языка для своего ребенка). Чтобы как-то сделать татарский язык более привлекательным в глазах той части городских татар, которая больше общается на русском языке, в том числе и в семье, но при этом хочет, чтобы дети хорошо знали английский язык, созданием полилингвальных школ можно будет привлечь в подобные учебные заведения и сделать через них привлекательным обучение татарскому языку.

В-третьих, на мой взгляд, инициаторами этого проекта отдаленно за образец брались турецкие лицеи, которые появились в 1990-е годы в республике, с той лишь разницей, что из них исключают четвертый язык (турецкий), в них не будет половой дифференциации (из 8 турецких лицеев в Татарстане шесть были только для мальчиков, два - только для девочек) и интернатской системы обучения, а также полностью будет убран религиозный фактор, что служило определенным обвинением в их адрес (считалось, что через турецкие лицеи учителя-турки пропагандировали идеи религиозного проповедника Фетхуллаха Гюлена). Турецкие лицеи реализовали в постсоветский период именно полилингвальный характер обучения, достигнув определенных результатов. Вероятно, их опыт будет использован, только в отличие от турецких лицеев они не будут иметь иностранных преподавателей, а все учителя будут россиянами.

И, в-четвертых, реализация курса на создание полилингвальных школ в перспективе будет означать отказ от создания чисто татарских национальных школ. Полилингвальная школа будет выглядеть даже в глазах самых упертых татарских национальных националистов куда более привлекательнее для своих детей, чем чисто татарская школа с одним татарским языком обучения. Поддержкой формирования сети полилингвальных школ власти Татарстана надолго смогут отбить постоянные упреки со стороны татарских националистов, что численность татарских национальных школ в регионе постоянно сокращается.


Павел Шмаков, директор школы для интеллектуально увлеченных детей «СОлНЦе»:

3f83e284058ae74c68721b4a3e8e5d0a.jpg

- Минтимер Шаймиев - человек мудрый. Разумеется, трёхъязычные школы - это неплохо. Но главное, все же, не это. Важнее всего - сделать так, чтобы ребенку в школе было хорошо и интересно. Надо начинать с методик преподавания и, в частности, с методик преподавания татарского языка. Если ребенок хочет идти в школу, если он хочет учиться хоть какому-либо школьному предмету, если есть учитель, у которого он хочет учиться этому предмету - то завтра будет лучше, чем сегодня. А пока мы имеем классы, где больше 30 учащихся, пока мы имеем коррупцию на большинстве предметных олимпиад. Пока мы имеем конфронтацию структур и организаций, объединяющих русскоязычных родителей и структур и организаций, объединяющих родителей татароязычных. Эти проблемы замалчиваются. Страус политической власти республики спрятал голову в песок. Ну, а мне лично, папе, важнее всего, чтобы мои дети были счастливы. Мне, учителю и директору, важнее всего - чтобы дети были счастливы, улыбались, радовались - и во время учебного процесса. Во имя этого работает коллектив нашей школы СОлНЦе - школы для интеллектуально увлеченных (не путайте с одаренными, коих всего пара процентов). Увлеченным может быть ЛЮБОЙ ребенок. Наше дело - поддержать его добрые и светлые увлечения, будь то русский, татарский и английский в трехъязычной школе, будь то математика, биология или история, будь то шахматы или го. Если ребенка поддерживать в его хороших интеллектуальных желаниях, то ребенок будет счастлив в любой школе. В том числе и в трёхъязычной!


Фарит Закиев, председатель Всероссийского татарского общественного центра (ВТОЦ):

d36724a8a6ef20370dd0534d0884204b.jpg

- Я сторонник татарской гимназии, полноценной, которые были в Татарстане еще в 90-е годы. То, что называется полилингвальное, оно в итоге превращается в русскую школу. Это пагубное двуязычие. Мы за него боролись. В итоге мы на эту проблему уже напоролись, на полное доминирование русского языка, с русско-татарскими, или татарско-русскими школами. Но в случае чисто татарских возникает проблема с ЕГЭ, который так не разрешили сдавать на татарском. Это ЕГЭ и погубило среднюю школу на татарском языке. Тому же Шаймиеву надо приложить свой политический вес к тому, чтобы Госдума разрешила сдавать экзамены на татарском. А полилингвальные школы – я с сомнением к ним отношусь, в том смысле, что это может выродится в доминирование русского языка, все уроки на русском и урок татарского. Опыт показывает, что к этому приходит.


Михаил Щеглов, председатель «Общества русской культуры» (ОРК):

0b075b1d78a07e3d86445deb7638ee37.jpg

- Я считаю, что языковой вопрос в Татарстане создан самим Шаймиевым, и состоит он в том, что 25 лет в школах детей независимо от национальности заставляли изучать в том числе татарский язык. Сейчас ситуация поменялась. Я бы экспертно заключил, что это он делает хорошую мину при плохой игре. Пусть татарские лидеры занимаются возрождением татарского языка, сохранением в среде его естественных носителей, то есть этнических татар. И не делают вид, что тут государство, что всех сейчас заставят учить татарский язык. Знаете, это может быть сейчас я так жестко говорю, раньше я соглашался, чтобы мои дети учили татарский в школе, но сейчас вижу, что совершенно бесполезный проект был. Больше того, сколько бы не тужились руководители Татарстана, это вся шаймиевская команда прежняя, важничая, что у них тут государство, татарский язык все-таки является языком татар и их локальных сообществ, в магазинах, где побольше татар, ну может на улицах, где слышатся татарская речь – в последнее время все чаще, это не плохо, это хорошо. Не логично было применять ресурс, чтобы русские знали, учили татарский язык, дети учили в школах. Это был совершенно тупиковый путь. Слава богу, Путин все исправил, Госдума приняла закон. Вся эта команда шаймиевская искренне возмущалась, говорила что «мы сейчас договоримся, компромисс найдем». Какой компромисс?

Сама идея трёхъязычных школ не плоха. Но вы найдите контингент, кто там будет желать учиться, и кто будет видеть перспективы со знанием трех языков. Куда они поедут со знанием трех языков? В аул? В Европу? Или в Москву? Может быть, они наберут. Без русского в России никак, если ты не хочешь трактористом работать в нерусской деревне, русский обязательно в России знать. Английский – это коммуникация для пути в науку, общения. Татарский – у меня не коррелируется со значением русского и английского. Считаю, это чистой воды пиар – ход. Но я не против. Если ребенок выходец из татарской семьи высокой культуры, где говорят на татарском, татарский язык сначала, язык матери, который с молоком. Затем – человек естественным образом, потому что в российской федерации русский язык доминирующий, 98% знают русский язык – начинает осваивать русский язык, к школе доводит до совершенства. А школа – трёхъязычная, которую придумал Шаймиев, там ребенок изучает английский. Для этой категории это прекрасная возможность роста. Представьте, через 20-30 лет, когда эти школы дадут свои плоды, будет человек с прекрасным образованием, может быть университетским, европейским, владеть тремя языками: татарским, русским и английским. И он станет президентом республики Татарстан. Это во всех отношениях позитивно. Это была бы возможность нового скачка не только для Татарстана, но и России в целом.

Ну и касаясь слова «победа» в вопросе - оно категорически не уместно. У языков нет врагов, чтобы побеждать. Главный враг – безответственность перед потомками и банальная собственная лень. Любые пути сохранения татарского языка хороши. Любые. Кроме насильственного, который был 25 лет.

Фото: ФБ героев публикации

_______

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России

3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!

.


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале

пост 18 февр. 2018, 14:13

Не прошло и года: первый согласованный митинг в защиту татарского языка в Казани

Февраль в Татарстане объявлен месяцем борьбы за татарский язык. Общественники требуют восстановить обязательное изучение татарского языка в школах Татарстана, отменить положение о сдаче ЕГЭ только на русском языке, а также создать самостоятельные системы национального образования в республиках России. С 7 февраля проходят одиночные пикеты у здания Госсовета РТ. 18 февраля прошел первый митинг в защиту татарского языка.

Согласование митинга проходило долго и трудно, с самого момента исторического

пост 11 янв. 2018, 15:05

Школа «СОлНЦе»: борьба за учителей татарского и за уважение к Человеку

2018 год для судов Татарстана начался с продолжения резонансного дела – иска казанской школы для одаренных детей «СОлНЦе» к прокуратуре. Очередное судебное заседание состоялось 10 января. Пока идут суды, школу поддерживают общественность и, неожиданно, Кабинет Министров РТ.

Дело,напомним, в том, что у прокуратуры возникли претензии к школе из-за количества часов татарского языка, решили, что их много. И

Дом с татарским

На острие конфликта вокруг обязательного изучения татарского языка в школах Татарстана неожиданно оказалась лучшая школа республики 2016 – школа для интеллектуально увлеченных детей «Солнце». Прокурорская машина обрушилась на учебное заведение, отказавшееся менять образовательные планы посреди учебного года и увольнять учителей. Родители детей объединяются, чтобы защитить право детей спокойно учиться. На их встрече

пост 27 окт. 2017, 14:43

Айрат Файзрахманов: "Задача татарского - из языка общин стать языком территорий"

На фоне угрозы потери договора о суверенитете и обязательного обучения татарскому языку, Республику Татарстан лихорадит чем дальше, тем сильнее. Сначала федеральный центр не стал продлевать Договор о разграничении полномочий, существовавший между Казанью и Москвой со времени принятия Татарстаном Декларации о государственном суверенитете в 1992 году. Затем тучи сгустились над языком.

Сейчас в Татарстане изучение татарского языка и литературы в объеме 6 часов в неделю является обязательным

пост 27 окт. 2017, 14:43

Айрат Файзрахманов: "Задача татарского - из языка общин стать языком территорий"

На фоне угрозы потери договора о суверенитете и обязательного обучения татарскому языку, Республику Татарстан лихорадит чем дальше, тем сильнее. Сначала федеральный центр не стал продлевать Договор о разграничении полномочий, существовавший между Казанью и Москвой со времени принятия Татарстаном Декларации о государственном суверенитете в 1992 году. Затем тучи сгустились над языком.

Сейчас в Татарстане изучение татарского языка и литературы в объеме 6 часов в неделю является обязательным

Дом с татарским

На острие конфликта вокруг обязательного изучения татарского языка в школах Татарстана неожиданно оказалась лучшая школа республики 2016 – школа для интеллектуально увлеченных детей «Солнце». Прокурорская машина обрушилась на учебное заведение, отказавшееся менять образовательные планы посреди учебного года и увольнять учителей. Родители детей объединяются, чтобы защитить право детей спокойно учиться. На их встрече

пост 11 янв. 2018, 15:05

Школа «СОлНЦе»: борьба за учителей татарского и за уважение к Человеку

2018 год для судов Татарстана начался с продолжения резонансного дела – иска казанской школы для одаренных детей «СОлНЦе» к прокуратуре. Очередное судебное заседание состоялось 10 января. Пока идут суды, школу поддерживают общественность и, неожиданно, Кабинет Министров РТ.

Дело,напомним, в том, что у прокуратуры возникли претензии к школе из-за количества часов татарского языка, решили, что их много. И

пост 18 февр. 2018, 14:13

Не прошло и года: первый согласованный митинг в защиту татарского языка в Казани

Февраль в Татарстане объявлен месяцем борьбы за татарский язык. Общественники требуют восстановить обязательное изучение татарского языка в школах Татарстана, отменить положение о сдаче ЕГЭ только на русском языке, а также создать самостоятельные системы национального образования в республиках России. С 7 февраля проходят одиночные пикеты у здания Госсовета РТ. 18 февраля прошел первый митинг в защиту татарского языка.

Согласование митинга проходило долго и трудно, с самого момента исторического