27 решенных проблем
0
1
648
Архитектура, Политика, Коррупция, Устойчивое развитие, Качество жизни

Энциклопедия практического очковтирательства (пилотный выпуск)

Как известно, в нашем Подмосковье ничего не делается без благих намерений и самых возвышенных идеалов. Куда ведется дорога, вымощенная ими - мы тоже прекрасно могли убедиться. Но, как всякие великие картежники, благодетели Правительства Московской области и члены губернаторского Градостроительного совета знают цену блефу. Недавно они снова перетасовали колодку карт - где вместо мастей и цифр названия муниципальных образований и надпись "генплан". И вот уже сдают, насвистывая невинные трели и демонстрируя, что в рукавах у них ничего нет. Ловкость рук, и никакого...

Так вот. Мы не питаем иллюзий по поводу того, можно ли выиграть в карты и профессиональных шулеров - но считаем своим долгом начать разбор поведения этих картежников, рисовальщиков карт и схем, и выявления маркеров того, что очередная презентация уберпроекта является циничной аферой.

Освежим память. Выглядит это примерно так: на публичные слушания/круглый стол/региональный форум приезжает представитель администрации и проектировщик/глава муниципального образования и начальники управлений/министры и губернатор, а дальше начинается:

Суммируя практический опыт, сравнив многолетние заявления с результатами, подняв протоколы публичных слушаний и заседаний Градостроительного совета Московской области, можно определить несколько маркеров, указывающих на то, что жителей, мягко говоря, вводят в заблуждение касательно целей и намерений строительства. Назовем эти маркеры "типовым блефом".

Таковыми является:

1. Расселение ветхого фонда/льготников/обманутых дольщиков с помощью коммерческой застройки. Противоречие, если вдуматься, бросается в глаза: с какого перепугу частная фирма, ориентированная на строительства жилья на продажу, вдруг начнет заниматься благотворительностью? Напомним, что существуют официальные и опубликованные строительные нормативы, согласно которым жилье четко делится на разные классы. Социальное жилье, которое является бюджетным вариантом и потому обычно используется для социальных нужд (предоставление в найм нуждающимся, соответственно) и коммерческое жилье - это совершенно разные классы. И они редко идут вместе. Если вы, к примеру, шьете партию красивых и дорогих костюмов для бутиков - в этой партии совершенно однозначно не будет дешевых рубашек, производимых сотнями для раздачи тем, кому вообще нечего носить. Во-первых, это совершенно разный подход к производству и к его организации; во-вторых, раздавать малоимущим дорогую, рассчитанную на высокую прибыль, одежду - это благородно, но ведет к убыточности и потере конкурентоспособности, и потому нынешними российскими бизнесменами не практикуется. Не то, чтобы они, отечественные предприниматели, вообще увлекались меценатством...

Так вот - с жильем ситуация ровно та же. Если вы изначально строите дом с квартирами, ориентированными на выгодную продажу тем, кто может и хочет купить квартиру, то вы по определению будете строить не дешевое жилье, и не будете разбавлять "элитную жилплощадь" (как утверждают рекламные проспекты) "ширпотребкой" - еще и потому, что перспектива соседства с теми, кто получает жилье "на халяву", отпугнет не один десяток потенциальных дольщиков. Исключения бывают - хотя и редко - когда строится огромный жилой комплекс, и часть квартир "на широкого потребителя" раздается в качестве благотворительности. Однако, эта задача остается побочной, и даже в самых радужных примерах процент жилплощади "на добрые дела" колеблется в районе 5%. И даже когда это касается громадин повышенной этажности, 25 и более этажей - в случаях с мало- и среднеэтажной застройкой ждать от подобной благотворительности от коммерческой фирмы, существующей - официально и по уставу - для получения прибыли так же глупо и наивно, как ждать парада боевых единорогов на Красной площади.

2. Решение инфраструктурных проблем/строительство социальных объектов попутно с застройкой. Тоже является частым примером чиновничьего блефа, направленного на приукрашивание очередного проекта застройки. Диапазон может варьироваться от "мы построим магазин на газоне, но зато они сделают парковку и благоустроят территорию" до "мы застроим к такой-то матери весь этот район, но зато застройщики проложат дорогу и сделают канализацию, и проведут электричество". Обращает на себя внимание то, что муниципалитет пытается переложить создание комфортной и благоустроенной среды - свою прямую обязанность - на те организации и лиц, чьей прямой обязанностью это не является. То есть, в переводе с чиновничьего диалекта на человеческий язык фраза звучит так: "Дорогие горожане! Мы дадим этому коммерсанту использовать часть города в личных корыстных целях, чтобы он взамен сделал за нас нашу работу. Ура!" С точки зрения чиновника, вариант и правда беспроигрышный. Особенно, если учесть повсеместную практику того, что коммерсанты берут причитающееся им и ловко уклоняются от последующих обязательств: иногда через взятки (к примеру, на бывшего мэра Химок по этому поводу возбуждено уголовное дело), иногда через изначально "правильно оформленные" инвестконтракты (чуть менее, чем все химкинские новостройки, к примеру), иногда через любезное содействие чиновников - к примеру, когда после строительства и ввода в эксплуатацию жилого дома проект, а вместе с ним, например, пристройка к школе на 300 мест, отменяются "в виду многочисленных нарушений законодательства". Были и совсем "забавные" прецеденты: инфраструктуру и соц. объекты отменяли уже в процессе строительства, так как застройщик грозился, что, если потратится на строительство убыточных объектов инфраструктуры, а не прибыльного и доходного дополнительного жилья, то деньги кончатся и появятся "обманутые дольщики". Поэтому на проекте, который торжественно шествовал под знаменем строительства жилого квартала и попутного строительства школы, вместо школы появляется еще один жилой дом. А то и два. Это я сейчас не "ПИК-Регион" в 8-м микрорайоне Химок имею в виду.

3. Строительство социально значимых объектов. Блеф довольно безыскусный, поэтому применяемый по принципу "ну надо же что-то сказать". Может подаваться под разными соусами в диапазоне от "здесь будет социальная аптека/магазин для ветеранов" до "строим ЗАГС/больницу/дом культуры". Естественно, вместо обещанных медицинских центров и аптек для пенсионеров вырастают супермаркеты и кафе - в связи с двумя упомянутыми выше принципами того, что коммерческие фирмы создаются не для добрых дел, а для заработка, и частный проект на частной (либо умело арендованной) территории является решением застройщика, на которое местные власти законными способами влиять могут довольно мало.

Особенно часто и характерно применяются отдельные подвиды блефа про "социальные объекты":

3.1. Храмы шаговой доступности. Фраза, вызывающая особый "скрежет зубовный" у москвичей. Спекуляция святынями - старый и грязный прием, а также потенциальная возможность привлечь на сторону застройщика оскорбленных верующих, имя которым - легион, и которые не мир принесли, но меч. То есть, тот же самый ЧОП, который готов бить лица местному населению - только бесплатно и без формальной ответственности для нанимателя.

3.2. Спорт - в массы. Публичные заявления о поддержке спорта и соответствующее веяние, искусственно созданное в массовом сознании, также являются частым "троянским конем" для протаскивания корыстных интересов застройщика. Характерно, что на этапе реализации от "коня" избавляются, либо делают из него, опять-таки, коммерческий проект. Зачем строить бесплатный стадион, если можно сделать платный спортивный/фитнес центр. Кто ж виноват, что не у всех жителей и подающих надежды спортивных самородков есть на это деньги? Когда начинается такой дискурс, нередко можно видеть одновременное запускание воздушного змея блефа нумер четыре:

4. Создание рабочих мест. Ведь, если вдуматься, безумное и массовое строительство - это создание рабочих мест. Застройщик ведь, действительно, что-то там платит своим рабочим. Как показывает пример трассы через Химкинский лес или строительство олимпийских объектов в Сочи, зарплатные деньги далеко не всегда доходят до созданных проектом "дополнительных рабочих мест" - что, с точки зрения подающих нам этот блеф чиновников, не обязательно является недостатком. Как известно, у каждой профессии есть свой профессиональный жаргон, и чиновники тут - не исключение. Как мы, простые смертные, называем того, кто заставил сотню-другую человек работать, ничего им не заплатил, а деньги прикарманил (с благопристойным откатом, естественно)? Мошенник и проходимец. А на профессиональным жаргоне это зовется "эффективный менеджер" или "крепкий хозяйственник", или "эффективный управленец". Такие дела. Есть и вторая сторона вопроса - иногда создание рабочих мест действительно имеет место быть, и эффективно сочетается с синекурой для "своих"/ распилом бюджета. Или просто с помощью "дружественному" предпринимателю, например, из дружественной республики Крым, в освоении бизнеса на чужих землях. Строго говоря, строительство концентрационного лагеря ведь тоже создает дополнительные рабочие места, а если приставить к каждому жителю РФ сотрудника ФСБ, который будет ходить за ним по пятам в поисках политической крамолы - это тоже создаст целую уйму новых рабочих мест. Но только не всякая работа, как мы знаем, одинаково полезна и нужна. Вопреки известному стиху, не все работы хороши - но хорошо, что Вы этого сейчас не видите, Владимир Владимирович. Маяковский.

5. Развитие и прогрессивность. Есть такая профессия - маркетолог. Словно купидон, маркетолог парит над рынком и помогает встретиться двум одиночествам: тем, кто что-то хочет, и тем, кто это умеет. Но есть у этого джедайского искусства и Темная сторона Силы: впаривать людям дорогое и ненужное, либо призывать чинить то, что не нуждается в ремонте. В градостроительной сфере, и, не побоюсь этого слова, региональной, а то и федеральной политике развития городов и поселений тоже есть такая тенденция. Вырубить сквер и построить пешеходную зону - ибо прогрессивно. А также дороже в обслуживании (бюджетные коммунальщики потирают руки) и дороже в исполнении (друзья-подрядчики пускают слюни). Другой классический прием - признавать ветхими и аварийными новые дома. В нашей практике - даже новостройки, так-то! Ведь не секрет, что земля кончается, а есть еще столько коммерческих фирм, занятых строительство нового прогрессивного жилья/ новых прогрессивных дорог, особенно кольцевых / новых прогрессивных торговых центров / новых прогрессивных монорельсов и т.п. И всем нужны заказы.

А если вы попробуете даже слово сказать по поводу того "ну а нам-то, жителям, это зачем?" - услышите "Ты что ж, охальник, против развития!?". Помните про профессиональный жаргон? Так вот, на профессиональном жаргоне чиновников слово "развитие" означает "осваивать как можно больше территорий и крутить вокруг них как можно больше финансовых потоков". По такой логике раковую опухоль тоже можно назвать развитием организма - вон, сколько новых тканей вырастает.

6. Всё лучшее - детям. Есть исторический анекдот о том, как противники древних египтян пошли на битву, примотав к щитам щенят и котят. Древние египтяне решили, что проиграть бой не так страшно, как причинить вред священным животным. Прошли эпохи, мумии теперь лежат в музеях, пирамиды служат только фоном для селфи туристов, а вот добрая традиция приматывания живет и поныне. Теперь к ковшам бульдозеров застройщики и чиновники приматывают детей, причем лучше - детей-инвалидов. Согласитесь, технический прогресс налицо. В этой дисциплине нашей особой олимпиады золотая медаль достается команде из известной спортсменки Ирины Виннер, ее мужа, известного олигарха Алишера Усманова, а также их сына Антона. Трио этих спортсменов застроило пойму реки Сходня, через дорогу от заповедника, который относительно стройки ниже по течению реки, чем? Таунхаусами и прочим коммерческим жильем. Естественно, что называется это "олимпийская деревня с множеством объектов для того, чтобы даже самые малообеспеченные дети занимались спортом". И ведь потом скажут, что так и было - а про олимпийские объекты это мы все неправильно поняли. Другой пример - упрямые планы застройки сходненского леса. Если посмотреть своими глазами - это коттеджный поселок. А если надеть волшебные зеленые очки - увидим центр для реабилитации детей с ДЦП. Якобы, коттеджи предназначены для временного проживания больных детей, которые получили в этот райский уголок путевку - а не взрослых дядей, которые эти коттеджи купили, обнесли забором и снабдили дюжиной охранников. Для детей рубят парки, уничтожают детские площадки (чтобы поставить на них дом для детей) и строят детские сады/школы, которые становятся 25-этажными детскими садами и школами, но к моменту открытия меняют образовательную функцию на жилищную. Вообще, педофильский детолюбский блеф в арсенале чиновников замечателен тем, что прекрасно комбинируется. К примеру, на месте поля с ивами в Химках строится... школа? Согласно информационному щиту, школа. А на деле - не школа, но семь 25-этажных домов. Разрешение на строительство школы не выдавалось. В общем, дети, которых пускают живым щитом перед бульдозерами, экскаваторами и бригадами рубщиков, могут быть счастливы - о них думают. Жаль только, что не думают ничего хорошего.

7. Привлечение инвесторов. Этот блеф - особый блеф. Блеф для продвинутой части любителей употреблять лапшу ушами. Или тех, кто хочет считать себя таковым, и клюет на умное экономическое словечко. На практике привлечение инвесторов в понимании чиновника Московской области, как обычно, следует читать между строк следующим образом: три дня на разграбление города. Почему? Да ровно потому, что инвесторы - не меценаты (выразился так специально для любителей умных слов). Инвесторы вкладывают свои деньги с единственной целью извлечь прибыль. То есть, в полевой практике нашего Подмосковья, это акционеры ЗАО "Двуногая саранча". Специфика российского рынка еще и в том, что тут все живут сегодняшним днем и строить долгосрочные планы не принято. Поэтому благодушные фразы о привлечении инвесторов, когда их говорят чиновники, надо переводить на человеческий язык по толковому чиновнико-человечьему словарю. Получается фраза: "Мы зовем всех тащить всё, что к полу не прибито, поскольку нам нужны деньги сегодня, а после нас хоть потоп". Все изумительно с точки зрения чиновника, которому банально нужны деньги под безумные проекты Нью-Васюков, на которых можно попилить еще больше денег. Все изумительно, пока такого чиновника не называют "слуга народа" - поскольку с такими слугами народу никакие враги уже не нужны.

Важное послесловие.

Как нетрудно заметить, все упомянутые выше блефы, каждый по отдельности, могли бы быть реальными и нужными делами - если бы не были блефом. Так как же отличить? Думается, тут есть несколько критериев:

- этим "будет" заниматься организация, совсем не специализирующаяся на данном виде деятельности. Особенно, если организация коммерческая и ей это не выгодно.

- это является не основной задачей, а дополнительной нагрузкой или побочным эффектом.

- наконец, стоит разделять последствия проекта на возможные и неизбежные. Если вам вырубают парк для строительства жилых домов, в которые обещают расселить очередников - то имеет смысл видеть схему: "парка не будет - однозначно, очередников расселят - может быть". Поэтому же надо обращать внимание на фразы вида "может решить". К примеру, проект сноса частных домов может решить проблему ветхого фонда, а может и не решить проблему проблему ветхого фонда (как карта ляжет, см. самое начало этого поста), а вот людей из домов выкинут однозначно.

Эпилог

Как и было сказано, это лишь пилотный выпуск нашего исследования. Чиновники в России не редкий краснокнижный вид - наоборот, это расплодившиеся сверх всяко меры злостные вредители похуже колорадского жука или короеда-типографа, а посему распространение их огромно, повадки - разнообразны, и все хитрости и ноу-хау описать в одной статье невозможно. Свои соображения и наблюдения, которым Вы бы хотели поделиться, присылайте в Народную палату Подмосковья http://народная-палата.рф/

проблема 13 февр. 2017, 9:48 Эта версия еще не проверена модератором

Администрация г.о. #Химки поощряет самовольную вырубку сквера

Под строительство двухэтажного магазина (без публичных слушаний и проекта планировки) уничтожена половина сквера. Застройщик без разрешения вырубил деревья и кустарник. Химкинские чиновники, вместо того, чтобы прикрыть незаконную стройку, всячески ей потворствуют.