33 решенные проблемы

Философ и урбанист, идеолог «Центра прикладной урбанистики» Свят Мурунов во время приезда в Казань провел «Школу городских модераторов» и рассказал «Активатике» о городском активизме, урбанизме, умении слышать друг друга, реновации и защите Волги. Беседу вела журналист и экоактивист Юлия Файзрахманова.

b0cdf65783a3397f9198d385f1a89bc8.jpg

Ю.Ф.: - Вы проводите в Казани «Школу городских модераторов». Расскажите, зачем нужна компетенция городских модераторов и почему для развития города нужно учиться разговаривать?

С.М.: - Школа городских модераторов имеет под собою стратегическую цель, я провожу уже шестнадцатую школу, и спрос не нее все растет. Растет потому, что все вдруг поняли – добиться изменений можно только в коммуникации с другими, а с другими непонятно как разговаривать, потому что когда ты приходишь к другим со своим проектом, то другие говорят: «это твой проект, вот и иди отсюда». Или «хороший проект, отличный, мы вас поддержим» – но не поддерживают. Поэтому запрос на городскую коммуникацию – один из самых актуальных. Потому что нужен кто-то, кто будет уметь держать коммуникацию таким образом, управлять коммуникацией так, чтобы любая сторона, независимо от ее позиции, была услышана другими сторонами.

Задача городской модерации простая – создание прецедентов городского диалога. Это - когда разные городские субъекты поговорили до принятия решений, и таким образом снизили риски градостроительных конфликтов, снизили риски ущемления чьих-либо интересов, которые происходят повсеместно. Вот, например, когда в Казани кто-то заказывает проект московским архитекторам, чьи интересы ущемляются? Ущемляются интересы местных архитекторов, потому что это их рынок, их работа. Все говорят: они не умеют. А вы их спросили? Вы их научили? Может быть, тогда нужно в рамках согласования интересов взять московских, научить местных и заказывать уже местным? Или, например, когда строится какой-то объект (действительно, людям нужны квартиры, людям нужна работа), который нарушает интересы такого коллективного субъекта, как природа. Строя, учитывая интересы групп людей, мы в конечном итоге их же интересы нарушаем, потому что испортится экология. Этот вопрос сейчас не поднимается, поэтому и нарушаются интересы. Поэтому сейчас город, который не умеет разговаривать «не с такими», как он, начинает порождать большое количество конфликтов.

На постсоветском пространстве конфликты - мусорные, экологические, градостроительные, экономические - являются повседневной практикой. Зато у нас мало прецедентов, когда мы договорились вначале, и каждый свой интерес озвучил и в проекте реализовал. Но важно понимать, что городская модерация - это только часть процесса. Я вчера говорил, что городской модератор работает в рамках темы. Диалог рождается в рамках темы. Но тему модератор не может предложить, тема должна рождаться городскими политиками - теми людьми, кто выражает интересы групп и может поднять какой-либо вопрос. Скажем, так: «Экология и экономика – как они между собой в городе связаны?». Нужно поднять такой вопрос, на который модератор, во-первых, не предлагает ответа – он и не знает ответа, и, во-вторых, ответ может родится совместно с другими участниками : администрацией, бизнесом, активистами, экспертами.

Итак, сначала тема, потом модерация в рамках этой темы, потом решение, а потом взятие ответственности за себя в этих решениях - потому что пока, к сожалению, коммуникацию часто делаем по советской схеме. Собираем людей и говорим: ну, что вам надо? Собираем их «хотелки» и уходим, начинаем искать ресурсы. А люди сидят в позиции либо зрителей, либо критиков, «ой, я хотел не то, какую ерунду вы сделали». Либо в позиции «как классно, я ничего не сделал, а мне все реализовали» - непонятно за чей счет. За твои налоги или за мои налоги? Получилось одно, а я хотел совсем другого? В этом случае согласование интересов - это первый этап в городском диалоге.

b7eb9e6d9278194f19b0060b746f5941.jpg

1931b00e60fb33596dee561ea7203a18.jpg

На лекции "Городские политики" в Казани

Ю.Ф.: - Но часто коммуникации не складываются. Даже на уровне терминов: есть термин "урбанистика", а в народ уже пошло словечко «урбанина». В связи с чем, по-вашему, присходит такая девальвация?

С.М.: - Ну, во-первых, с мировоззрением, потому что у людей все непонятное – это все странное, и они пытаются превратить его в понятный мем. «Урбанина» - то есть что-то такое неприличное. Я даже не знаю, этимология слова «урбанина» это «рванина»? То есть это что, обзывательство, оскорбление? То есть тут надо разбираться, какой смысл в это выражение вкладывает тот, кто его использует. Связанно это с тем, что у людей копится раздражение. Постсоветский город – это город, где агрессия у людей постоянно растет. У администрации, у экспертов, у бизнеса - у всех повышается уровень агрессии. Потому что нарушаются базовые интересы каждой и этих групп. Нарушаются они потому, что город закончился. Поэтому порождение этих мемов – «ой, урбанист сейчас модное слово, все сейчас урбанисты», «урбанина», «урбанизм», идем заниматься урбанизмом» - это все порождение непонимания того, что такое город, нежелание учиться, изучать как устроены городские процессы, кто и как в городе с собой связан, как формируется городской бюджет, как этот бюджет превращается потом в городские пространства, либо в городские системы.

Ю.Ф.: - По поводу сообществ. В России жестко централизованы все процессы, по крайней мере внешне это выглядит так. Где в этих условиях место городских сообществ и где место их формирования, зарождения?

С.М.: - Место городских сообществ в городе, поэтому оно и называется городское, что не имеет фозической привязки – центр, окраина – а имеет ценностное отношение. Для городского сообщества в его повестке, его деятельности город играет какую-то роль: вдохновляет, является площадкой, является местом изменений. Поэтому городское сообщество формируется в городе.

Ю.Ф.: - Зарегулированность при этом не мешает?

С.М.: - Когда ты говоришь про зарегулированность, ты имеешь ввиду роль администрации в этой истории? Если администрация начинает создавать сообщества, то это не совсем корректно, потому что это не ее роль. Городское сообщество – это самоорганизованная форма, то есть человека никто не должен заставлять, либо человеку платить, чтобы человек начал свои интересы реализовывать. Но часто нужно много послушных сообществ, поэтому администрация начинает играть «в активистов» и создает целую армию городских сообществ, которые, по большому счету, не самостоятельны: администрация поменяется – и они тоже вынуждены будут поменяться, они не сами по себе возникли, кто-то их мотивировал к этому, сформировал.

С другой стороны, если начинается процесс самоорганизации города, краеведы начинают читать лекции, водить экскурсии, и администрация хочет как-то помочь в этом, спрашивает «как и чем мы можем быть полезны» - и выделяет, например, на это муниципальную собственность в аренду или безвозмездное пользование. Выполнив, тем самым, роль администрации – «работа в интересах горожан». Потому что краеведы – про историю города, про идентичность, про вовлечение людей – это и есть интересы города, чтобы город развивался, свою историю не забывал, люди знакомились, количество конфликтов падало, интересных идей возникало больше.

Ю.Ф.: - А урбанизм (в хорошем смысле слова) – это про что: про велодорожки, парки, парковки и переходы - или про людей и про то, как они участвуют в формировании городской среды?

С.М.: - Урбанизм, урбанизация – это процесс развития и усложнения городов. Я бы говорил про урбанистику как некий синоним слова «градоустройство». Не «градостроительство», а именно «градоустройство», потому что обустройство городов, понимание как город функционирует, согласование интересов, формирование сложных проектов – это про урбанистику. К сожалению, у нас урбанистика часто скатывается к формированию пространства. Город – это не только пространство, это еще и люди, сообщества, это еще и деятельность, культура, чужой опыт. Поэтому, когда мы рассматриваем только пространство, мы чаще всего путаем слова «урбанистика» и «благоустройство». А урбанистика – про сквозное, комплексное понимание города. Что город – это в целом система систем: опыт предыдущих поколений, социальные связи, люди, которые чем-то занимаются, как-то вступают в отношения с друг другом, как то пользуются этой территорией, это транспорт и то, как они перемещаются, это сферы деятельности, чем они занимаются, это экономика, продукты, услуги, на что они меняются; как все это устроено, система управления – это очень сложная система. И это еще физическое пространство, в котором это все происходит. Дома, здания, сооружения, набережные, парки, скверы, улицы, подземное хозяйство, инфраструктура и так далее.

5165cde1aada518214c32d33bbe03405.jpg

7082275d02e257345308891f2a6ba510.jpg

"Школа городских модераторов" в Казани

Ю.Ф.: - Как вы относитесь к инициативам наподобие московской реновации или расселения в городах Татарстана? Почему в России государство систематически вкладывается в разрушение устоявшегося облика городов и устоявшихся городских сообществ - вместо того, чтобы помогать сохранять и реставрировать?

С.М.: - Мне нравятся вопросы, в которых уже содержатся ответы «кто виноват» и «что делать». Как на них отвечать – не понятно. Отвечу так: к реновации как к явлению отношусь хорошо, ведь реновация - это что-то полезное для города. К "реновации" московской я отношусь плохо. В этом случае процесс обновления работает в интересах только одной группы – в интересах группы девелоперов. Когда мы делали в Москве исследование по поводу реновации, выяснилось, что многие районы, которые попали в реновацию, в реновации не нуждаются. Они нуждаются в усложнении деятельности: там нет рабочих мест, их нужно создавать в пустующих помещениях, для этого не всегда нужно что-то строить.

Второй момент, реновация по-московски – это когда администрация (с учетом скрытых интересов девелоперов) решила, кто и как пойдет под расселение. Хорошая реновация строится всегда с учетом интересов снизу. «Вы готовы переселяться» - «Да» - «Сколько вас?»... Договоритесь между собой, согласуйте позицию. На это потребуется года три - вот через три года и начнется реновация, когда вы будете готовы. Здесь же получилось «ребята, ваше мнение понятно, ваши интересы понятны и никому не интересны, у нас есть протоколы, все «за», поэтому начинаем сносить и строить». Эта советская система проявляется сейчас в мелочах, в технологии принятия решений. Мол, большинство согласно, что переезжаем. – «А мое право на частную собственность? Оно же не большинством решается, оно же выделяется Конституцией». «Ну…» И тут начинается схема, когда право на собственность государство может у вас изъять, потому что это в интересах государства. С этой точки зрения, реновация по-московски - это просто попытка сейчас строить там, где есть уже сложившаяся инфраструктура, потому что строить за МКАДом оказалось дорого, и там продажи не такие «веселые», как хотелось бы девелоперам.

С другой стороны, московское правительство понимает, что оно работает только на интересы девелоперов, основная экономика, основные налогоплательщики - это девелоперы, и оно работает на выжимание ресурсов со своей территории. Поэтому, мне кажется, московская реновация сейчас в любом случае столкнется с противодействиями местных жителей, уже столкнулось; с местными группами «не трогайте наш сквер», «мы в реновацию не вступали», столкнется с противодействием регионов «мы не хотим, чтобы Москва еще строила, потому что и так уже все уезжают к вам». Столкнется и с противодействием экспертных групп - например, у меня коллеги увольняются из московских проектных бюро, потому что их заставляют рисовать проекты, в которых слова "инсоляция", "общественное пространство" отсутствуют как класс.

Получается такая чисто девелоперская история выжимания максимального количества прибыли с одного квадратного метра. Поэтому реновация по-московски – это очень дискуссионный вопрос. Самое плохое, что создается видимость обсуждения разных интересов, но как только вы озвучиваете свою позицию, почему вы против, и она аргументирована ( вы что-то предлагаете) - то вы просто выпадаете из повестки.

Вот [прошедший недавно] Московский урбанистический форум очень хорошо показал, на кого, в интересах чьих групп он работает. Он фактически из профессионального события, которым он был в 2013- 2014 годах, превратился в выставку московской урбанистики с точки зрения правительства и московского девелопмента - плюс еще государственная повестка «умные города» и «вовлечение жителей». То есть он перестал быть действительно форумом, где сталкиваются между собой разные мнения, где вырабатывается повестка. «Уже повестка есть, нам нужно просто ее пропиарить». А повестка сформирована в закрытую.

Ю.Ф. - Что вы можете посоветовать жителям, не только москвичам, это и Зеленодольск, и Альметьевск у нас (в Татарстане - ред.) , которые оказываются в ситуации принудительной «реновации»?

С.М.: - Могу посоветовать законные способы выражения своих интересов. Беда в том, что жители часто находятся в патерналистской парадигме - мол, кто-то должен прийти их спасти.

Ю.Ф.: - Объединяться, то есть?

С.М.: - Во-первых, выяснять свои интересы. Потому что кто-то хочет переселяться, кто-то оставаться, кто-то реновироваться, кто-то еще что-то. Здесь не бывает универсальных ответов. Универсальный ответ звучит так: согласуйте между собой свои интересы. Вы чего сами хотите? И если у вас разные интересы – сгруппируйтесь по своим интересам. Кто-то за то, чтобы переезжать, за расселение – вот это одна группа. Кто-то за то, чтобы оставаться и что-то менять. Жители часто ждут что им кто-то поможет. Часто они ждут решения конкретной проблемы – «не трогайте меня» либо «переселите меня». Так вопрос не решается, потому что нужны все группы интересантов, нужно выстраивание диалога межу этими группами. «Друзья, что вы предлагаете? - А что предлагаете вы? - Давайте искать решение, которое и ваши, и наши интересы согласует». Девелопер хочет не строить, если разобраться. Девелопер хочет зарабатывать денег. Можем ли заработать, не строя? Можем экономику так развернуть? Оказывается, можем, если мы здесь что-то перестроим, что-то реновируем, что-то обновим, что-то заменим. И при этом заработать не на стройке, а на чем-то другом, на аренде, на туризме, на чем-то еще, просто это надо думать.

Ю.Ф.: - Это сложнее.

С.М.: - Вы видите, чтобы заработать, надо думать. А чтобы думать, надо, чтобы кто-то тебя заставлял думать. Если я свои интересы выражаю, и я с вами постоянно встречаюсь, я так или иначе заставлю вас подумать о том, что меня волнует. Либо вы свои интересы хотите реализовать, а я все время вам противодействую, и тогда вы рано или поздно скажете: «стоп, давай встретимся, поговорим». Но часто вот этого «давай встретимся, поговорим» - не случается, потому что жителей те депутаты, которых они выбирают – не представляют, либо представляют частично. Сами жители по большому счету не могут сформулировать свои интересы, они только говорят «нас никто не слышит, нам все плохо», и так далее - а нужно говорить, что для вас важно. «Для меня важно остаться в этом городе», или «для меня важна память об этом месте», - это разные интересы. Остаться здесь и память об этом месте – реализовываться могут по-разному. «Все сносим, строим музей. Вы здесь не живете, но память осталась». «Ок, все оставляем, но вы берете это в собственность, начинаете искать инвесторов, искать деньги, чтобы это все не разваливалось и приобретало новую функцию, чтобы здесь не было маргиналов». Здесь всегда решение зависит от всех участников. И жители свои интересы не умеют выражать.

4dadff3b73924038ef0c885be5d6dabc.jpg

"Школа городских модераторов" в Казани

Ю.Ф. - Известный политик Владимир Милов говорит, что ни в одном из городов Европы, Америки или Азии нет таких масштабов уничтожения живой природы, как сейчас в Москве и других городах России. Согласны ли вы с тем, что в России эти масштабы заметнее, чем в зарубежных странах?

С.М.: - В Бразилии тоже продолжается вырубка лесов Амазонии, Китай катастрофически уничтожает свою территорию. Сказать, что у нас хуже всех, тоже не совсем корректно: какие-то процессы хуже, какие-то лучше, где-то мы впереди, где-то сзади – это нормально. То, что происходит уничтожение природы, имеет под собой обоснования. Во-первых, на мой субъективный взгляд, патерналистическое отношение к территории сконцентрировало всю ответственность за происходящее на администрации. Но администрация не справляется с той сложностью процессов, которая сейчас есть. Например, московский мусор. Москва генерирует 19 % всего мусора России. Понятно, что жители, которые живут рядом с Москвой, против новых полигонов. Причем жители там разные. В любом коттеджном поселке может оказаться прокурор, генерал, сотрудник администрации президента, и любой из них может сказать: здесь нам мусорку не строй - и тут проще повлиять, в теневом формате принять решение. Мусор из Москвы сейчас начинает вывозиться в Костромскую, Ярославскую, Архангельскую область, там уже все начинают этому противодействовать, самоорганизовываться. Это нерациональное отношение к проблемам. Если вы проблему не замечаете, это не значит, что она решилась сама собой, это значит, что вы просто накапливаете критическую массу. Недавно делали исследование в Волоколамске, там где случился мусорный бунт, экологическая катастрофа – там 47 % жителей в ближайшие годы пытаются покинуть этот город, уехать.

Процессы, которые происходят, мешают в первую очередь самим людям – заболевания, плохая экология, что-то еще. Но решение этих проблем лежит не только на администрации и не только бизнесе, а на кооперации этих групп и территорий. Кто-то должен купить новое оборудование. Кто-то должен, условно говоря, заплатить чуть больше, потому что я потратился на оборудование. Кто-то должен разделять мусор у себя во дворе и следить, чтобы соседи делали так же; кто-то должен запустить предприятие по переработке мусора. Даже мусорная тема касается всех. А то считают, что только администрация должна делать – «А вы готовы сортировать»? – «Нет, мы не готовы». – Так почему же администрация должна? Либо администрация говорит: «я не могу это сделать, у меня нет предприятий, которые этим занимаются». Есть, просто они маленькие, и им нужно создать условия, чтобы они подросли.

Мусоросжигательный завод построить – это решение в лоб: мусор есть, давайте его сжигать. А мусоросжигательный завод порождает такое количество побочных эффектов, что против них возникает реальное противодействие, потому что люди боятся. Нет доказательств, что заводы эффективны и экологичны, никто не работает над доказательной базой. Никто не верит бизнесмену, который за этим стоит. Потому что знают, что он на чем-то сэкономит, на самой важной и дорогой детали, на каком-нибудь фильтре. Проверить это будет сложно. Ни разу никто не свозил жителей на реально работающий полигон, так чтобы сказать: мы честно везем вас на существующий полигон, посмотрите как он работает, и вот наш, существующий, мусоросжигательный завод. Этого нет. Поэтому у людей уровень доверия низкий, страх, и они начинают защищаться.

Практически, на страхе сейчас держатся все городские процессы: люди боятся, поэтому включаются. Но когда они боятся, они не могут думать, не могут задавать аналитические вопросы, они просто говорят: «Мы против». Это вполне объяснимые вещи: страх за себя. За будущее. Природа в этой ситуации вообще отходит на третий план, люди в первую очередь думают о своей жизни, о своих интересах. А о природе думают уже профессионалы и активисты. Интересы природы мало кто вообще считает своими интересами. Совсем недавно, еще в 90-е годы, люди просто пытались выжить, у них все еще очень эгоцентричная позиция по отношению ко всему происходящему. «Меня это не касается, это не мои проблемы, об этом кто-то другой должен думать, этим, наверно, администрация занимается…» «Я и природа» - нет вот этой связки. Есть природа и активисты, природа и эксперты. А "Я , горожанин" и "природа" – нет. Есть какая-то зелень в городе – мне и достаточно, можно дышать воздухом – хорошо, вода из крана течет – отлично. Откуда вода течет, какая она по качеству, что это за растения, какие они, убавляется количество видов или увеличивается, как себя чувствуют животные – это мало кого волнует.

Ю.Ф.:- Вы считаете, что надежда на изменения в России зависит от людей? В чем вообще надежда?

С.М.:- Я не верю в надежду. Я занимаюсь изменениями в России с проактивной позиции. Я считаю, что, во-первых, надо работать с мировоззрением и культурой, пытаться разобраться, почему мы такие, почему мы не умеем договариваться, почему мы так живем. То есть работать не с иллюзиями, а с реальностью, как есть. И пытаться делать это не самому, а работая с другими, передавая компетенции, обмениваясь опытом, данными.

Второй момент – я считаю, что человек недооценен в России. Долгое время в Советском Союзе человек был ресурсом, он не был субъектом. Ему говорили, что он должен делать, - да, он был счастлив, востребован, но это позиция ресурса. «Тебе партия сказала, что ты должен делать и чем заниматься». Сейчас у нас есть шанс, что сами люди возьмут на себя ответственность. Все считают, что «ой, от нас ничего не зависит» – а в принципе, от вас и зависит. Бери на себя ответственность, живи по-другому, знакомься с соседями, приходи на собрания, делай какие-то проекты, учись, получай компетенции, запускай свой предпринимательский бизнес, делай это с другими – это все зависит от человека. Развернуть позицию, что все зависит не от государства, а от человека – это шанс постсоветского пространства вернуться к устойчивому развитию.

b97fbbe3579496cac8a043f4c3069330.jpg

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале!


Наш канал в Telegram – подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

пост 04 дек. 2018, 16:24

Новый закон по последствиям может затмить реновацию

Последний месяц москвичи обсуждают законопроект, который уже прошёл в Госдуме первое чтение и вот-вот пройдёт второе. Рассматриваемый законопроект носит довольно длинное название: «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования отношений по градостроительному зонированию и планировке территории, а также

пост 18 апр. 2018, 3:09

Урбанизм, пластиковые сакуры и роковые яйца собянинской Москвы

Бешеные деньги тратятся из бюджета города на украшения к разным праздникам, фестивалям и прочим дням варенья и селедки. Многие удивляются, неужели никто не может сказать мэру Собянину, что пластиковая дребедень в виде цветов для украшения улиц - это китч и безвкусица? Говорили, не раз, но у мэрии Москвы на это свое мнение. В ответ собянинские телеканалы снимают радостные лица москвичей и гостей столицы, фотографирующих друг друга на телефоны. Даже новости сообщают, что москвичи стали чаще улыбаться

пост 10 апр. 2018, 13:02

Зеленодольский детектив: откровения чиновников, оставивших людей без жилья

Оставшиеся без жилья в результате решения городских властей зеленодольцы через суд требуют возбудить уголовное дело, признать постановление исполкома, лишившее их домов, незаконным. Следственный комитет после доследственной проверки отказал в возбуждении уголовного дела. 9 апреля корреспондент "Активатики" побывала на примечательном заседании в Зеленодольском суде: один из

пост 14 мая 2017, 23:22

Реновация и Собянин всколыхнули протест

14 мая на Проспекте Сахарова в Москве прошел митинг против принятия закона о реновации. Акция протеста собрала, по разным подсчетам, от 20 до 30 тысяч человек. Собравшиеся потребовали отставки правительства Москвы и мэра Сергея Собянина. Антиконституционная основа проекта закона о реновации ставит собственников жилья в столице вне правового поля и федерального законодательства. Лишает граждан судебной защиты и фактически узаконивает депортацию жителей любого дома (независимо от этажности, года

пост 01 авг. 2016, 12:05

Москва: урбанизм или спектакль?

Масштабные реконструкции, платные парковки, вырубки парков, конфликты с местными жителями… Сторонники говорят об “урбанистической революции” сверху, непонятой москвичами. Но статистика показывает – кардинальных изменений градостроительной политики не происходит. В чем же смысл московской “урбанистической революции”? Кажется, ответ простой: депрессивные спальные районы с многополосными магистралями под окнами становятся все менее ходовым товаром, рождая потребность в современной “витрине”.

проблема Эта версия еще не проверена модератором

Битва за Волгу

проблема 02 марта 2018, 11:55 Эта версия еще не проверена модератором

Битва за Волгу

Крупнейший индустриальный магнат Татарстана ПСО «Казань» засыпал 450 гектаров Волги под элитный район и платную автодорогу. Народ вышел на защиту реки и даже одерживает победы

проблема 22 апр. 2018, 11:22 Эта версия еще не проверена модератором

1000 деревьев срубили в центре Казани в год парков и скверов

Борьбу против уничтожения леса рядом со своими домами развернули жители микрорайона «Танкодром» с застройщиком ООО «ЖБИ 3», которое вырубило около 1000 деревьев.

проблема 02 июля 2018, 12:24 Эта версия еще не проверена модератором

Мусоросжигательный завод – «Фабрика смерти» в Казани

Уже несколько месяцев в Казани продолжаются протесты против строительства «фабрики смерти». Мусоросжигательный завод планируется построить к 2022 году, в непосредственной близости от места проживания примерно ста тысяч людей.

проблема 20 июня 2018, 13:21 Эта версия еще не проверена модератором, посмотреть последнюю проверенную

Защита берегов Казанки от тотальной застройки

В Казани жители объявляют открытый призыв на формирование оргкомитета по защите зеленой зоны Казанки вдоль ул. Гаврилова от застройки закрытыми элитными жилыми комплексами. "Берега и рощи на Казанке принадлежат всем жителям, они должны быть сохранены, общественное использование не может быть ограничено" - основной тезис формирующегося движения в защиту зеленого массива на Казанке. Жители планируют опубликовать открытое письмо к финскому концерну ЮИТ и властям города, а также

пост 01 авг. 2016, 12:05

Москва: урбанизм или спектакль?

Масштабные реконструкции, платные парковки, вырубки парков, конфликты с местными жителями… Сторонники говорят об “урбанистической революции” сверху, непонятой москвичами. Но статистика показывает – кардинальных изменений градостроительной политики не происходит. В чем же смысл московской “урбанистической революции”? Кажется, ответ простой: депрессивные спальные районы с многополосными магистралями под окнами становятся все менее ходовым товаром, рождая потребность в современной “витрине”.

пост 14 мая 2017, 23:22

Реновация и Собянин всколыхнули протест

14 мая на Проспекте Сахарова в Москве прошел митинг против принятия закона о реновации. Акция протеста собрала, по разным подсчетам, от 20 до 30 тысяч человек. Собравшиеся потребовали отставки правительства Москвы и мэра Сергея Собянина. Антиконституционная основа проекта закона о реновации ставит собственников жилья в столице вне правового поля и федерального законодательства. Лишает граждан судебной защиты и фактически узаконивает депортацию жителей любого дома (независимо от этажности, года

пост 10 апр. 2018, 13:02

Зеленодольский детектив: откровения чиновников, оставивших людей без жилья

Оставшиеся без жилья в результате решения городских властей зеленодольцы через суд требуют возбудить уголовное дело, признать постановление исполкома, лишившее их домов, незаконным. Следственный комитет после доследственной проверки отказал в возбуждении уголовного дела. 9 апреля корреспондент "Активатики" побывала на примечательном заседании в Зеленодольском суде: один из

пост 18 апр. 2018, 3:09

Урбанизм, пластиковые сакуры и роковые яйца собянинской Москвы

Бешеные деньги тратятся из бюджета города на украшения к разным праздникам, фестивалям и прочим дням варенья и селедки. Многие удивляются, неужели никто не может сказать мэру Собянину, что пластиковая дребедень в виде цветов для украшения улиц - это китч и безвкусица? Говорили, не раз, но у мэрии Москвы на это свое мнение. В ответ собянинские телеканалы снимают радостные лица москвичей и гостей столицы, фотографирующих друг друга на телефоны. Даже новости сообщают, что москвичи стали чаще улыбаться

пост 04 дек. 2018, 16:24

Новый закон по последствиям может затмить реновацию

Последний месяц москвичи обсуждают законопроект, который уже прошёл в Госдуме первое чтение и вот-вот пройдёт второе. Рассматриваемый законопроект носит довольно длинное название: «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования отношений по градостроительному зонированию и планировке территории, а также