32 решенные проблемы

Кажется, осознание того, что страна вступила в полноценный кризис в обществе до сих пор не произошло. Давайте попробуем разобраться, что происходит и куда мы движемся. Предположим, что санкции не отменяются, нефть не падает и не растет, и даже объемы продаж нефтегаза сохраняются прежние (хотя это не так).

Первое. Сколько же потеряно на экспортируемом топливе?

Нефть стоила в 2013 г. около 110$/баррель, себестоимость у Роснефти составляла около $35/баррель. Итого Роснефть и бюджет России с каждого барреля получали прибыли 110-35 = 75$.

Теперь же с каждого барреля получается 50-35 = 15$ прибыли.

Часть прибыли направлялась на разведку новых месторождений, развитие местной инфраструктуры (местные нефтепроводы) и тому подобное. Поэтому некоторая часть прибыли является «необходимой» - без ее получения и использования добыча будет сокращаться.

С другой стороны, часть себестоимости (далеко не вся!) была рублевой и в результате девальвации сократилась в долларовом выражении вдвое. Например, зарплата (10-15% расходов), электроэнергия. Зато оборудование покупалось за границей на валюту и стоимость его для наших компаний только увеличилось.

Итак, если половина себестоимости, рублевая, уменьшилась в валюте вдвое, то всего себестоимость составит 35 – 0.5 * 0.5 *35 = 26$ и прибыль с каждого барреля получится $50-26 = $24.

Итак, снижение прибыли – с $75 до $24 или $15. То есть не «примерно вдвое», что получалось путем деления стоимости барреля 2013 года в $105-110 на $50-55 стоимости начала 2015 года, а более чем втрое (75/24 = 3,125), быть может – впятеро (75/15 = 5).

Самое печальное в этой истории, что стимула снижать себестоимость и оптимизировать затраты не возникло, в той же Роснефти – паралич управления, народ пытается отжать последние крохи и при этом сохранить за собой место (написал «рабочее», но зачеркнул). Речь, конечно, о головных компаниях, к труду нефтяника я отношусь с уважением.

Второе. Что там с девальвацией?

С девальвацией дела плохо. Пройдемся по финансовой системе.

В ЦБ понимают, что коллапс финансовой системы – это то, чего допустить нельзя. Поэтому готовы кредитовать банки, по крайней мере «системные», под обеспечение, которое еще год назад вызвало бы массу вопросов.

Однако банки не могут эти средства направить в экономику – кредитный процент для предприятий в размере от 25% до 30% и даже выше, даже для таких компаний, как Уралвагонзавод. При таких ставках можно заниматься только мешочной торговлей или незаконными видами деятельности, ни одна инвестиция со сроком окупаемости 3-10 лет (промпроизводство, аграрный сектор) с такой ставкой просто невозможны. Итак, развитие закрыто, модернизация закрыта, новые рабочие места не создаются, компании по производству средств производства (станки, грузовые авто и т.п.) в глубокой депрессии.

Но банки должны заставить деньги работать. Поэтому инвестируют их – в валюту, а куда еще? Или покрывают ими невозврат кредитов, а сумма невозврата с 2014 накопилась весьма значительная.

Банковская сфера находится в депрессии, получая прибыль только от спекулятивных операций. Ведь за карточным столом большинство игроков проигрывает, особенно если играет с шулером! Потребление на всех уровнях уменьшается. Стало быть, компании вынужденно снижают и предложение, рост цен не может покрыть потери компаний от снижения объемов. Как результат – снижение налоговой базы. И на уровне государства, и на уровне регионов.

Очевидно, что государство не может допустить голодных бунтов своей электоральной базы и силовой опоры – бюджетника, военного, полицейского. Поэтому регионы и силовые структуры будут получать финансирование. Здесь, конечно, возможно сокращение структур, и оно необходимо. Но вряд ли оно будет существенным. Что касается финансирования, то оно будет осуществляться в виде существующих механизмов – дотации и кредитование. Многие регионы и так уже на грани допустимых по нормативам пределов кредитования, то есть на грани банкротства. Теперь эта грань будет перейдена, путем использования «спецбанков», аналогично Олимпиаде, когда заведомо убыточные объекты «как-бы кредитовались» через ВТБ, а потом государство затыкало эту дыру.

Эти средства – не обеспечены товаром, и, очевидно, это начнет раскручивать инфляцию и девальвацию.

Таким образом, попытки спасти банковскую систему и попытки спасти регионы в отсутствие политики, правительственных реформ и мероприятий, приведет к раскрутке инфляции и раскрутке девальвации.

Когда этого ожидать?

Начиная с середины первого квартала – эффекты, связанные с банковским сообществом, начиная с середины 2 квартала – региональные эффекты. Понятно, что они не будут независимы и будут друг друга усиливать.

А теперь – о повторяемости. Весьма похожие явления происходили в 1990 году, последнем году Советского Союза. Поднимали зарплату военным и милиции, вдвое, а инфляция съела этот рост за полгода. С банками было не совсем так, а вот регионы финансировались тоже за счет эмиссии.

«Я сделала это опять», поет американская певица Б.Спирс. Упс.

Для развлечения – график

На нем – сколько рублей дают за доллар (привычный вид) и сколько долларов дают за 100 рублей. А также степенная в первом случае и линейная во втором аппроксимация. График математически предрекает 80 руб/$ к празднику 8 марта и 100 руб/$ к первомайским.

rur1

rur2

Но рано или поздно степенной рост дойдет до предела и сломается, когда это произойдет, мне не дано предсказать. И самое важное – нельзя точно сказать, что же конкретно сломается. Но очевидно, что произойдут структурные изменения в экономике. Примерно такие, как с этим мостом.
mist4

kofusun.livejournal.com

пост 14 окт. 2014, 13:02

Кто уронил нефть?

В падении цен на нефть многие в России склонны видеть то ли секретный план наказания за «Крым наш», то ли козни коварных саудитов. Между тем все намного проще – нефть должна была упасть, и это очевидно любому, кто пытался хоть немного изучить ситуацию. Я, например, не считаю себя экспертом по нефтяному рынку – но еще пару месяцев назад

пост 11 дек. 2013, 14:10

Почему нефть не сделает нас богатыми

В постперестроечной России слово «нефть» стало синонимом богатства. Бюджет страны верстается, исходя из стоимости барреля. Бурение новых месторождений в Арктике стало навязчивой идеей, ради которой даются многомиллиардные льготы и субсидии. Экспортные пошлины на нефть с Приразломного месторождения, из Восточной Сибири и Каспия были снижены почти в два раза по сравнению с принятой ставкой (интересно, какой еще бизнес в России может похвастаться таким снижением налогов в преддверии кризиса)?

пост 11 дек. 2013, 14:10

Почему нефть не сделает нас богатыми

В постперестроечной России слово «нефть» стало синонимом богатства. Бюджет страны верстается, исходя из стоимости барреля. Бурение новых месторождений в Арктике стало навязчивой идеей, ради которой даются многомиллиардные льготы и субсидии. Экспортные пошлины на нефть с Приразломного месторождения, из Восточной Сибири и Каспия были снижены почти в два раза по сравнению с принятой ставкой (интересно, какой еще бизнес в России может похвастаться таким снижением налогов в преддверии кризиса)?

пост 14 окт. 2014, 13:02

Кто уронил нефть?

В падении цен на нефть многие в России склонны видеть то ли секретный план наказания за «Крым наш», то ли козни коварных саудитов. Между тем все намного проще – нефть должна была упасть, и это очевидно любому, кто пытался хоть немного изучить ситуацию. Я, например, не считаю себя экспертом по нефтяному рынку – но еще пару месяцев назад