27 решенных проблем
0
1
154
Природа и экология, Госрасходы, Устойчивое развитие, Криминал

Колхозные леса — модный способ воровать у государства

Хищническая вырубка лесов стала «визитной карточкой» Подмосковья, да и по всей России стригущий лишай из неутомимых дельцов и продажных чиновников распространяется подобно лесному пожару. Неважно, почему вы сейчас радуетесь жизни за городом среди бескрайних российских просторов, в окружении лесов: леса из вашего окружения могут исчезнуть во мгновение ока уже завтра.

Так случилось с деревнями Рузского района: традиционный сельскохозяйственный уголок Московской области, усеянный небольшими деревнями, где люди жили тихой размеренной жизнью, полагая, будто большой мир вокруг никогда их не заметит. Строго говоря, он и правда не заметил: чиновники не стали задумываться о том, что посреди свалок и песчаных карьеров, расползшихся на месте, где еще несколько лет назад стояли леса, жили и всё ещё пытаются жить люди.

bad4bfe7dcbd1c994e2a98f36a826014.jpgМассовый протест в Щелканово - репортаж "Экограда"

Причиной этому стала коррупционная схема с колхозными лесами.

Уже не народное

Принято думать, что лес — он и в Африке лес. В принципе, это правильно: Лесной кодекс говорит о том, что леса могут находиться на любых землях, хоть на городских, хоть на оборонных. Но практика совершенно иная: место здесь имеет решающее значение. Одно и то же дерево в лесу, в заповеднике, в городе и на сельхозземлях имеет совершенно разные, так сказать, права, разный статус. Разные штрафы за вырубку, не говоря уже о том, что в городе, к примеру, даже одно дерево срубить нужны обоснования и разрешения (что на практике тоже работает далеко не всегда, но хоть в законе прописано), а вот на землях, предназначенных для сельского хозяйства, деревья уже - «древесно-кустарниковая растительность» (ДКР), и ее рубить собственник участка обязан, иначе заросшую лесом пашню могут и вовсе отобрать за то, что используется не по назначению.

Но нельзя сказать, что леса в сельском хозяйстве — помеха. Наоборот! Если мы обратимся, например, к Основам лесного законодательства СССР (1977 г.), то увидим, что леса предоставлялись колхозам в бессрочное пользование для нужд народного хозяйства. Такие леса назывались колхозными, и их статус был подтвержден Советом министров СССР еще в 1955 году.

Потребность в них была велика: если мы посмотрим на структуру полей, то увидим, что все они перемежаются лесопосадками и даже в ростовской степи непременно квадраты пашни обрамляют искусственно высаженные леса. Это, прежде всего, защита от главного врага плодородной земли (после чиновника, разумеется) — от ветра, который разносит плодородный слой почвы. Вторая причина — лес удерживает влагу и не позволяет полям пересыхать. Леса становятся пристанищем для птиц и мелких хищных зверей, которые охотятся на разного рода полевых вредителей, от гусениц до мышей. Перечислять пользу от лесов в сельском хозяйстве можно долго, но остановимся на главном факте: возле лесов урожай с полей выше, а почва — лучше.

1cb660fe0e536ec0326f08560642adf8.jpgИсточник фото

Проблема превращения страны в пустыню в указе президента России № 176, изданном 19 апреля 2017 года названа одним из вызовов национальной безопасности: «Практически во всех регионах страны сохраняется тенденция к ухудшению состояния земель и почв», - говорит нам девятый пункт. - Более половины общей площади сельскохозяйственных угодий страны подвержено этим процессам. ... Опустынивание земель в той или иной мере наблюдается в 27 субъектах Российской Федерации на территории площадью более 100 млн гектаров».

И одной из основных причин опустынивания, потери ценных земледельческих угодий, является вырубка лесов.

Что же за прожорливая саранча такая, что за короед-типограф вгрызается в леса бывших колхозов?

Рассмотрим на примере

Гром грянул внезапно в марте 2017 года. Лесничий, обходя владения, увидел вместо нескольких выделов Звенигородского лесничества бескрайнюю просеку, штабеля нарубленных без разбора деревьев и технику, деловито снующую между этой сценой побоища. Полицейские, однако, дело возбуждать отказались, сославшись на то, что, хоть по документам лесничества здесь и находятся государственные леса, но по сведениями земельного кадастра - тут участок сельскохозяйственной земли, да еще и в частной собственности.

Одним из крупных кормильцев региона был колхоз «Раисино». При реорганизации в 1992 году администрация Рузского района Московской области перевело часть земель бывшего колхоза — пастбища, сенокосы и пашни — в собственность вновь созданного товарищества с ограниченной ответственностью «Раисино», но оставшуюся часть бывших колхозных земель — 3141 гектар из 6619-и — предоставило бывшему колхозу не в собственность, а только в бессрочное пользование.

fdc7ce88b9d65dfaafa4066b55d2566d.jpg

Проходит двенадцать лет, и с принятием нового закона о государственном кадастре недвижимости на учет ставят два земельных участка: один — в собственности, другой — в постоянном бессрочном пользовании. Что за земли, которые принадлежат колхозу, могут быть только в пользовании, но не в собственности? Ответ простой: колхозные леса.

Кадастровый инженер Марина Гребенюк, которая в 2004 году составляла документы для регистрации участка, допустила маленькую, казалось бы, оплошность: в графе о наличии земель лесного фонда указала «данные отсутствуют»,

d297072f37e3e0d6bcd1339f3200e511.jpg

хотя, как показали позднейшие события, Звенигородское лесничество всегда учитывало эти «отсутствующие» леса и было крайне удивлено, узнав, что без его ведома земля под лесом, оказывается, пережила множество удивительных приключений: раздел участка, приватизацию, смену разрешенного использования... и в итоге из государственных лесов стала частными песчаными карьерами и даже свалкой.

Как в анекдоте про ресторан

Хотя советское законодательство и знало такое понятие, как «колхозные леса», в целом подход власти к управлению лесами был жестким: «Все леса СССР (естественного происхождения и искусственно созданные) составляют Единый государственный лесной фонд» - говорила советская Конституция, «Действия, в прямой или скрытой форме нарушающие право государственной собственности на леса, запрещаются,» - вторил ей Лесной кодекс РСФСР.

В современной России существование колхозных лесов официально прекратилось в 1997 году с введением очередной редакции Лесного кодекса. «После введения в действие Лесного кодекса Российской Федерации существовавшие ранее колхозные леса были включены в состав лесного фонда Российской Федерации и перешли под управление Федеральной службы лесного хозяйства России, - пишет пресс-секретарь Рослесхоза Владимир Дмитриев в ответ на запрос издания «Коммерсантъ». - Для того чтобы учесть потребности сельскохозяйственных организаций, которые лишились колхозных лесов, статьей 130 Лесного кодекса Российской Федерации было установлено, что участки лесного фонда, ранее находившиеся во владении сельскохозяйственных организаций, передаются им в безвозмездное пользование. Безвозмездное пользование участками лесного фонда сельскохозяйственными организациями осуществляется в целях обеспечения их потребностей в древесине и других лесных ресурсах. Договор безвозмездного пользования заключался на срок до 49 лет. Таким образом, ни у каких сельскохозяйственных организаций не было в собственности колхозных лесов! Если, конечно, они не оформили подобное право с нарушением законодательства».

И вот это самое «если», как водится, оказывается решающим. Поразительно даже не то, что законодательные «если» становятся инструментом в руках воров и жуликов. Поражает то, с каким бесстыдством это делается: вот оно, на виду, даже особо искать ничего не надо. Земельные махинации «нулевых» напоминают бородатый анекдот про ресторан: посетитель зовет официанта и говорит: «Простите, но я не понимаю, откуда такая цифра в счете. Вот первое, второе, чай и десерт, но что такое «прокатило» за двадцать тысяч рублей?». Официант спокойно берет счет, вычеркивает спорную графу и говорит: «Не прокатило».

Славные традиции

Народная мудрость гласит, что дерево проще всего спрятать в лесу, а судьбоносные «ошибки» и разные прочие «если» легче всего спрятать в кипах скучных, понятных только специалистам документов, и лучше — там, где не будут особо пристально искать. Поэтому в городе нешуточные битвы разворачиваются даже за сто квадратных метров газона, а среди сельских просторов воровать принято гектарами, иначе даже неприлично.

Рузский район Подмосковья славен уже не ударным трудом комбайнеров, а упорной работой следователей. Вот уже с десяток лет именно с бывших пашен Рузского района приходят новости про вскрытые коррупционные схемы, преступные группировки и поистине эпических размахов хищения. Было бы просто несправедливо не упомянуть такого великого человека, как

57f4512d00cb53fec2f19532e79a622c.jpg

Василий Бойко, он же Великий.

В 2002 году этот предприниматель стал скупать паи, принадлежащие бывшим колхозникам, чтобы построить «Рузскую Швейцарию». Впрочем, со Швейцарией как-то не получилось: уже в 2003 году местный депутат попросил проверить законность массовой скупки земель, в 2006 году Бойко угодил в СИЗО по обвинению в организации преступной группировки. Уже из СИЗО он заявил, что в его злоключениях виноваты враги страны и сатанисты, отрастил бороду, взял фамилию «Великий» и вышел под крупный залог. О его многочисленных подвигах на ниве духовности: угрозы увольнять за аборт, принудительное изучение Закона Божьего на молокозаводе и тому подобное — снято и написано достаточно.

Мы же обратим внимание на другое: следствие вменяло группировке Бойко хищение 25 тысяч гектаров земли с помощью фальшивых земельных документов, которые «чудесным образом» сошли за настоящие в глазах всех рузских бюрократов. Сам Василий Бойко вышел под залог в 50 миллионов рублей, стал уважаемым общественными деятелем и в 2016 году, после десяти лет следствия, дело о хищении 25 тысяч гектаров закрыли «за отсутствием состава преступления», но выделили в отдельное производство дело о хищении 1,2 тысячи гектаров по той же схеме.

Как и в случае с оформлением регистрационных документов, в этой истории, что называется, дьявол кроется в деталях: Бойко щеголяет на свободе в своих сапогах до колен и боярском кафтане, а вот глава районного комитета по земельным ресурсам Валерий Иванов и замглавы районной администрации Максим Мирошкин, как сообщила в 2012 году Лента.ру, уже надолго отправились за решетку. Кроме того, добавляет издание, под следствием находится глава районной Росрегистрации Алла Харитонова. Она оказалась в числе лиц, обвинительное заключение по которым в 2015 году было передано в суд, — о чем сообщила пресс-служба Генеральной прокуратуры.

Таким образом, история эта — не столько даже про отдельного бизнесмена, сколько про то, как работали местные государственные и муниципальные структуры. В свете нее «если», озвученное пресс-секретарем Рослесхоза, заставляет вспомнить крылатую цитату польского публициста Ежи Леца: нехорошо подозревать, когда вполне уверен.

«Птичий грипп» Подмосковья (воробьи, чайки, журавли и прочие пернатые)

Перевод лесных земель в сельскохозяйственные угодья — можно сказать, хрестоматийная коррупционная схема, в Подмосковье хорошо известная. С появлением современного российского государственного устройства заниматься сельским хозяйством стало просто невыгодно: поборов — много, а конкурировать с привозной продукцией в стране, где большая часть земель — зона рискованного земледелия — тяжело. Вот и пытаются бывшие земледельцы зарабатывать свой кусок хлеба иначе.

«Все у нас в селе есть: маникюристы, педикюристы, педичекисты — одних трактористов нет», - сетовал уральский фермер Василий Мельниченко на круглом столе у нас в подмосковной Народной палате. Совсем другое дело — вокруг крупных городов, в которые съезжаются в поисках заработка люди со всей страны и бывших союзных республик. Здесь лидирует идеология, которую выразил подмосковный губернатор Андрей Воробьев: «Журавлями во всемирно известном заповеднике сыт не будешь, нужно быть современными людьми и заставить каждый квадратный метр земли работать».

Хотя Земельный кодекс и говорит, что плодородные земли должны сохраняться таковыми, что это ценность, которую надо беречь, реальный подмосковный подход совершенно иной: плодородная почва, как и лес, это помеха, от которой надо избавляться. Плоды этой политики уже дали свои обильные всходы в виде градостроительных конфликтов и повального взяточничества:

«Попытку государства ввести в рамки желание собственника застраивать поля, не обращая внимания на их плодородие, через схемы территориального планирования муниципальных образований нельзя назвать успешной, - говорится в докладе «Центра стратегических разработок» за 2017 год. - Это связано с тем, что при недостатке бюджетных средств районные администрации нередко привлекали к подготовке таких схем собственников крупных земельных массивов. Эти собственники заинтересованы в том, чтобы как можно больше их сельскохозяйственной земли попало в зоны разрешенного строительства. В соответствии с действующим законодательством получить решение об изменении назначения частного участка можно бесплатно (кроме двух субъектов РФ). При отсутствии четких процедур и критериев принятия решений, при барьерах в доступе к информации получение нужного решения часто связано с коррупционной практикой. Лица, помогающие получать нужные решения, понимают, как дорожает участок в результате формально бесплатных согласований, и часто берут за это плату. Например, кадастровая стоимость 1 квадратного метра пашни увеличивается до 200 раз при смене назначения с «Для сельского хозяйства» на «Для строительства автозаправочного комплекса».

Аминистированные карьеристы (вместо эпилога)

В наш новый век тесноты и открытости скрывать хищения тысяч гектар земли невозможно уже просто физически: каждый, кто хоть немного дружит с интернетом - уже сам себе Навальный и может проводить антикоррупционные расследования. Особенно — когда к этому побуждает отчаянно желание защитить свои леса от нежданно нагрянувших лесорубов. Число конфликтов растет день ото дня, Подмосковье, в 2010 году полыхавшее лесными пожарами, к 2020-му году подходит, полыхая недовольством людей.

Недаром в рейтинге конфликтности регионов страны, который составляет РИА «ФедералПресс» при поддержке Института стратегических коммуникаций и социальных проектов, к середине 2017 года Московская область вышла на первое место по конфликтности среди центрального федерального округа, а в целом по стране уступила первое место лишь Дагестану.

4f038cf783000cbe96d7ee5f0f8b2e82.png

Как любит говорить наш многоуважаемый подмосковный губернатор,

117362cd0d7fc44dc48e863811f9e22f.jpg

Следуя принципу, проверенному поколениями привязанных к двум согнутым деревьям, расстрелянных в подвале, поднятых на вилы и казненных на гильотине управленцев, Подмосковные власти взялись тушить пожар народного гнева керосином антинародных решений: в 2017 году Андрей Воробьев лично лоббировал принятие лесной амнистии.

По прошествии года мы можем сделать два вывода об этой инициативе: один неутешительный и один, как ни странно, обнадеживающий.

Неутешительный вывод в том, что в истории с «лесной амнистией» сработало правило «не так плох сам закон, как плох его контекст». Проще говоря, хотя самая «амнистия» далеко не так развязывает руки, как хотелось бы ее авторам (тут подсуетилась и общественность, и экспертное сообщество, и Народный фронт), но вот главный разрушительный изъян остался: само принятие «лесной амнистии» было судами, прокуратурами, полицией и прочими официальными конторами всех уровней считана как команда «МОЖНО!». «Не спрашивай, можно ли разбазаривать государственный лес — спроси, почему бы нет?», - таков негласный девиз властей Подмосковья.

Если мы обратимся непосредственно к печально известному 280-му закону, то обнаружим, что в нем есть одна существенная оговорка, одно (на этот раз полезное) «если»:

«Внесение в Единый государственный реестр недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка (правах на него), который в соответствии со сведениями государственного лесного реестра находится в границах лесного фонда либо сведения о котором исключены из государственного лесного реестра в соответствии с положениями Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (в редакции настоящего Федерального закона), согласование проекта генерального плана, в соответствии с которым такой земельный участок включен в границы населенных пунктов, не лишают заинтересованное лицо права на оспаривание в судебном порядке законности возникновения прав на такой земельный участок» (часть 8 статьи 10).

Смысл следующий: хотя «лесная амнистия» и выгрызает кусок из лесного реестра в случае, когда на этой территории есть участок единого государственного реестра недвижимости, но делается это не «задним числом» и вовсе не означает, что любые вопросы о законности того, как появились эти участки, снимаются. Точно так же никакая «лесная амнистия» не отменяет задним числом законодательства, действовавшего в 1992, 2004, 2017 годах и не узаконивает земельные махинации.

Проблема в другом: чтобы расследовать эти махинации, чтобы подвергнуть сомнению то, как десять лет назад посреди леса вдруг появился земельный участок под совсем не лесные нужды, нужен не только закон, но и политическая воля.

О том, куда направлена она сейчас, красноречиво свидетельствует новость, которой оскандалился только что назначенный подмосковный министр экологии и природопользования Дмитрий Куракин: он выступил с инициативой изменить действующий на всю страну Земельный кодекс, разрешить разработку недр независимо от разрешенного вида использования участка и категории земель. Вот уж действительно — думает чиновник о карьере. Да не об одном.

Как бывший военный, прошедший советскую школу, новый министр природопользования (называть его министром экологии в свете такой инициативы уже нельзя) должен был изучать ленинские теории и знать, хотя бы на уровне машинального заучивания, что такое создавать ситуацию, когда верхи не могут, а низы не хотят, при возрастающей политической активности масс.

Заметим лишь напоследок, что с Воробьевым или без него, с тем или иным министром, в условиях революционной ситуации или спокойной жизни, но проблему колхозных лесов решать придется, как придется возвращать разворованные леса туда, где им полагала быть еще советская Конституция: во всенародное достояние. Ведь все в нашем регионе — и коррупционеры, и честные люди, и вороватые коммерсанты, и простые труженики — дышат одним и тем же подмосковным воздухом.

Картина "Это МОЙ лес". Автор - по-настоящему Великий Вася Ложкин

пост 20 апр. 2017, 16:07

Борьба вокруг лесной амнистии накаляется

Лесная амнистия активно претворяется в жизнь. Уже 21 апреля Госдума должна была рассмотреть в первом чтении законопроект № 90991-7 "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров". Его суть - прощение (амнистия) любых случаев захвата лесных земель или пересечений земельных участков нелесных категорий с землями лесного фонда, если эти земельные участки включены в единый государственный

пост 20 февр. 2017, 11:05

«Лесная амнистия»: путь к порядку или разбазаривание?

В середине марта депутаты Госдумы обсудят законопроект, получивший ещё на этапе разработки общественное название «лесная амнистия». Его цель - устранение несоответствия сведений, носящих взаимоисключающий характер в государственном кадастре недвижимости, государственном лесном реестре и

пост 29 авг. 2016, 17:36

Петиция: Спасем наши леса от преступной "амнистии"!

Губернатор Московской области Андрей Воробьев активно добивается того, чтобы все лесные территории, которые попали, тем или иным способом, в аренду под застройку, были легализованы. Для этого он предлагает внести поправки в действующее законодательство: закрепить приоритет единого кадастра недвижимости, где отображаются поставленные на кадастровый учет земельные участки, над государственным лесным реестром, который фиксирует расположение и границы лесного фонда. Воробьев выступает за то, чтобы,

пост 25 авг. 2016, 12:48

Путин согласен на "лесную амнистию" в Подмосковье?

"Зеленый щит" вокруг Москвы (петиция о котором стала чуть ли не самой популярной в истории Российской общественной инициативы), похоже, оборачивается своей противоположностью. Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев вчера встретился с президентом Владимиром Путиным - и между ними состоялось вот такое плодотворное общение.

"Лесная амнистия" - навязчивая идея Воробьева. Он

пост 25 авг. 2016, 12:48

Путин согласен на "лесную амнистию" в Подмосковье?

"Зеленый щит" вокруг Москвы (петиция о котором стала чуть ли не самой популярной в истории Российской общественной инициативы), похоже, оборачивается своей противоположностью. Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев вчера встретился с президентом Владимиром Путиным - и между ними состоялось вот такое плодотворное общение.

"Лесная амнистия" - навязчивая идея Воробьева. Он

пост 29 авг. 2016, 17:36

Петиция: Спасем наши леса от преступной "амнистии"!

Губернатор Московской области Андрей Воробьев активно добивается того, чтобы все лесные территории, которые попали, тем или иным способом, в аренду под застройку, были легализованы. Для этого он предлагает внести поправки в действующее законодательство: закрепить приоритет единого кадастра недвижимости, где отображаются поставленные на кадастровый учет земельные участки, над государственным лесным реестром, который фиксирует расположение и границы лесного фонда. Воробьев выступает за то, чтобы,

пост 20 февр. 2017, 11:05

«Лесная амнистия»: путь к порядку или разбазаривание?

В середине марта депутаты Госдумы обсудят законопроект, получивший ещё на этапе разработки общественное название «лесная амнистия». Его цель - устранение несоответствия сведений, носящих взаимоисключающий характер в государственном кадастре недвижимости, государственном лесном реестре и

пост 20 апр. 2017, 16:07

Борьба вокруг лесной амнистии накаляется

Лесная амнистия активно претворяется в жизнь. Уже 21 апреля Госдума должна была рассмотреть в первом чтении законопроект № 90991-7 "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров". Его суть - прощение (амнистия) любых случаев захвата лесных земель или пересечений земельных участков нелесных категорий с землями лесного фонда, если эти земельные участки включены в единый государственный