27 решенных проблем

Айрат Файзрахманов, заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи, историк, рассказал Активатике о том. что происходит сейчас на поле борьбы за родные языки. В ближайшие дни состоится второе чтение резонансного законопроекта об изучении родных языков. Общественность национальных регионов борется за сохранение своих языков в школьных программах уже около года. Иногда общественников поддерживают национальные парламенты, заявляя протесты и внося поправки.

Корреспондент: - Какая сейчас ситуация с законопроектом, чем он грозит?

Айрат Файзрахманов: - Сейчас был принят в первом чтении первый вариант законопроекта, депутаты обещали его поменять. В предыдущей версии законопроекта родители могли выбирать, учить им и не учить дисциплину под названием «родной язык». То есть родные языки – татарский, чувашский, бурятский, якутский - оказывались в вариативной части учебных планов. Вариативная часть учебных планов очень небольшая, по времени, по часам, в первом классе вариативной части вообще нет. То есть для первого класса нам дают выбор без выбора. В начальных классах – где-то полчаса, где-то один час. В рамках вариативной части родители могут выбирать – учить родной язык или какой-то другой предмет: ритмику, танцы, экономику, экологию. Вы наверняка в дневниках своих детей видели такие вот интересные предметы. И получалось бы, что родной язык с этими предметами конкурировал бы. А в старших классах он конкурировал бы с предметами, по которыми нужно сдавать ЕГЭ, потому что это возможность добавить еще один час, например, по математике, для того чтобы лучше сдать ЕГЭ или ОГЭ. Вообще вариативная часть – это максимум два часа в неделю. А в первом классе, поскольку вариативной части учебных планов нет, то у нас бы не было татарского, родители не имели бы возможности выбирать. Это была первая редакция. Такая формулировка была самая опасная и катастрофичная.

К.: - Кем этот законопроект был инициирован?

А.Ф.: - Это законопроект о внесении изменений в закон «Об образовании», инициировал его ряд депутатов, часть из них якобы представляют национальные республики, хотя они там не проживают, кроме одного депутата из Чечни. Например, основной инициатор закнопроекта - Аршинова, которая родилась в Германии, проживала в Молдавии, училась и закончила аспирантуру в Москве, и Чувашии никаким образом не касалась в своей жизни. И таких депутатов можно перечислить много. Дальше добавлялись инициаторы законопроекта, кто-то уходил, например, депутат из Чечни, понимая, скорее всего, пагубность этого законопроекта, в итоге отозвал свою фамилию.

Вообще эта норма о том, что предмета «родной язык» может и не быть, то есть родители выбирают, изучать им родной язык или нет, именно она вызвала наибольшие нарекания со стороны общественности республик. Создалось целое движение в республиках против этого законопроекта, сформировалась инициативная группа, я один из создателей этой объединенной инициативной группы, в которой представлены разные республики и разные народы. Мы назвали движение «Нет закону против родных языков», поскольку расцениваем законопроект именно как направленный против родных языков.

Я еще должен пояснить, что раньше в школах в Татарстане преподавался предмет под названием татарский язык. Сейчас такого понятия нет. Татарский язык выступает как родной язык и как государственный язык республики, то есть в двух ипостасях. Такая казуистика получается. Родителей и тем более детей это очень запутывает. И все это в рамках вариативной части, которая, как я уже говорил, один, максимум два часа.

К.: - У вас создалась межрегиональная инициативная группа, кто туда вошел?

А.Ф.: - Шамаев Иван Иванович, депутат государственного собрания, я, Руслан Айсин из Татарстана, Марк Шишкин, который представляет русский народ, из Чувашии у нас народный художник, представитель молодежной ассоциации финно-угорских народов Артем Малых, Руслан Курбанов из Дагестана, известный востоковед, журналист, блогер и активист. 21 мая мы провели круглый стол в Москве, представители практически всех республик присутствовали, с приглашением ученых, экспертов, представителей государственных органов. Была принята резолюция, научно обоснованная, поскольку у нас выступали ученые, в том числе учреждений, представляющих Российскую Академию Наук. Все, в общем, были сильно удивлены таким законопроектом.

К.: - Разработчики законопроекта не пришли?

А.Ф.: - Был представитель комитета по образованию, который является одним из инициаторов этого законопроекта. Неожиданно еще и такая инициатива сформировалась – создать Демократический конгресс народов Российской Федерации, потому что все наши требования на самом деле основаны на Конституции РФ, которая на самом деле достаточно демократична и позволяет народам свои права реализовывать. Мы провели уже вторую конференцию Демократического конгресса, в режиме видео-конференции, у нас было 12 площадок от разных республик.

Законопроект депутаты приняли в первом чтении с пометкой о том, что необходимо внести коррективы в законопроект. Часть их была отражена в отдельном постановлении государственной думы, которое принималось вместе с законопроектом в рамках первого чтения. В этом постановлении сказано, что родной язык должен быть в обязательной части учебных планов, В данном случае общественность донесла свое мнение, потому что шум в республиках был большой, парламенты официально выступили, у нас Госсовет РТ выступил против законопроекта. Мы петицию, кстати, сделали, ее подписали больше 40 тысяч человек. Получается, что вторая версия законопроекта завязана на постановление Госдумы, а также он сейчас отправлен в парламенты регионов, как положено по регламенту.

Не только Татарстан, но и многие другие республики резко выступают не только против данного законопроекта, но и против той языковой политики, которая ведется федеральным центром. Очень активно выступает Кабардино-Балкария, Башкортостан, очень негативно настроена общественность Дагестана.

К.: - Какие замечания остались к законопроекту, его второй редакции, с учетом этих поправок?

А.Ф.: - Самые негативные формулировки убраны. Но вот например, есть формулировка «родной язык изучается в пределах возможности системы образования». Что это значит? Если нет учителей какого-то языка, например, нет учителей чувашского языка в городе Казань, вам не дадут возможности изучать язык, даже если вы его выбрали. Во внутренних документах Минобраза есть понятие «языковая группа» - только когда 8 человек набирается в классе, можно изучать язык. Если в классе не набирается 8 человек, вам откажут.Если нет учителя – вам откажут. Если нет учебников – вам откажут. Это и есть пределы возможностей изучения татарского языка. Сейчас 75 процентов татар проживают за пределами Татарстана, и только 7 % из них изучают татарский язык как родной, при том, что родной язык раньше был во ФГОСах.

Сейчас еще в рамках предмета «родной язык» предлагается еще возможность изучения русского языка. В чем еще казуистика. Русский человек, который хочет изучать татарский язык в Татарстане, скорее всего, не будет иметь такой возможности. Как русский человек, он выберет в качестве родного языка русский, и я прекрасно понимаю русских, потому что как они могут выбрать родным языком какой-то другой, это психологически невозможно. А государственный язык – он в вариативной части, и класс или школа в целом его, допустим, не выбрала. Соответственно, сужается возможность изучения татарского языка в Татарстане. К тому же, по русскому языку надо сдавать ЕГЭ и ОГЭ. Если ты сдашь русский язык на тройку в 9-м классе, то ты не пройдешь в десятый класс, вот так у нас. Если ЕГЭ плохо сдал по баллам, то будут проблемы с поступлением в вуз. А по татарскому языку нет итоговой аттестации. Выучил язык или не выучил – это все для себя.

К.: - Нужно ли что-то менять с таким положением дел, что в жизни родной язык критично нигде не понадобится?

А.Ф.: - Это другое направление, отдельное, это одно из положений, которые надо реализовывать. В рамках системы образования самое критичное – это отсутствие итоговой аттестации. Есть понятие языковой политики. Любое государство реализует свою языковую политику, регулируя ее именно в рамках системы образования с помощью итоговых аттестаций. В рамках образовательных стандартов Совета Европы есть компетенция под названием «родной язык», у нас сейчас во ФГОСах родной язык не прописан. Соответственно,и итоговой аттестации нет. Государственный язык республик оказался еще ниже, чем родной язык. То есть у нас сейчас есть такая языковая иерархия: есть государственный русский язык, с этим конечно же, никто не спорит и никогда не будет спорить. На ступеньку ниже идет родной язык, а еще на ступеньку ниже – государственный язык республик. Хотя у нас в Конституции написано, что это равноправные языки. Русский язык мы сдаем как положено, давайте сдавать и родной язык, и получать нормально компетенцию. Пусть это будет в аттестате, и пусть это тоже будет как-то влиять на дальнейшую судьбу.

К.: - Сегодняшняя конференция, с которой вы пришли, тоже была посвящена этому вопросу?

А.Ф.:- Проводила Академия наук РТ, и там эти положения тоже анализировались. У нас созвучное мнение: что выхолащивается конституционная норма сохранения и развития родных языков на территории Российской Федерации, выхолащивается федеральная норма о наличии в республиках своих государственных языков, а также уже республиканская конституционная норма о равноправии языков. Это получается иерархия языков и, соответственно, иерархия народов. Какой-то народ достоин того, чтобы его язык оказывался в полноценной школьной системе, а большинство языков – на ступеньку ниже.

Есть еще один момент, который в законопроекте не исправлен: это то, что «государственный язык республик не должен преподаваться в ущерб русскому языку». Во-первых, этот ущерб не доказан. Во-вторых, любой предмет в такой логике «наносит ущерб» русскому языку. Давайте представим идеальную ситуацию: 36 часов в неделю у нас русского языка. Все будут идеально знать русский язык. Дети учат только русский язык в рамках школы. Добавляем математику – уже меньше знаний по русскому языку. Добавляем биологию – еще меньше.

Какие еще нормы ограничивают нас: в 10-11 классах нельзя получать образование на родных языках, то есть татарские школы не могу преподавать в этих классах на татарском языке, только на русском. Итоговая аттестация, ЕГЭ, у нас только на русском языке. Всероссийская проверочная работа в начальной школе, даже если ученик изучает предметы на татарском, сдается на русском. Это тоже ограничения накладывает. Вообще предметы родной язык и родная литература в 10-11 классах уже не изучаются.

Есть ФГОСы, есть 5 примерных учебных планов. Школа выбирает какой-то из них. Родной язык есть только в двух примерных учебных планах из пяти. В 1-м и 2-м учебных планах родного язцыка нет, у нас все русские области учатся по этим двум планам. В 3-м учебном плане родной язык есть в начальной школе, в средних классах его уже нет, можно только выбрать в вариативной части. 4-й учебный план – это то, о чем мы все время говорили, где два часа в неделю отводится на родной язык. А 5-й учебный план – это для национальных школ. Сейчас еще такая новость прошла: что Минобраз сформировал единый учебный план для всех школ, где родной язык сохраняется в обязательной части, но на него отводится один час, на русский – шесть.

К.: - Была такая информация, что депутаты Татарстана, которых 16 человек, из них значительная часть этнических татар, голосовали за этот законопроект?

А.Ф.:- Мы, конечно, осуждаем то, как прошла дискуссия в Госдуме, что не все высказались, что республики не выразили мнение своей общественности, которая была резко против этого законопроекта, что они голосовали за него - следовательно, одобрили. Но это одобрение, как они поясняют, шло вкупе с постановлением Госдумы о необходимости исправить законопроект в таких-то частях. Ко второму чтению республики готовят свои коррективы. Госсовет РТ, кстати, был единственным парламентом, который дал сугубо отрицательную оценку этому законопроекту, это был большой шум в апреле. Ряд республик дали половинчатые заключения, с положениями, которые меняют злую сущность законопроекта; но при этом одобрили. Это, например, парламент Кабардино-Балкарии.

ee364c2bc633455509d41411e224fe0d.jpg

Пикет против законопроекта, Казань, май 2018 г.

К.: - Когда будет второе чтение?

А.Ф.: - Второе чтение будет в 20-х числах июля. 20 июля будет рассматривать комитет Госдумы по образованию, который является инициатором.

Мы считаем, что если в законопроекте будут прописаны те положения, о которых говорит общественность, то его возможно принять. Раз уж мы соглашаемся что татарский язык у нас делится на два предмета, родной язык и государственный, что, конечно, глупость, но ладно – родной язык в обязательной части, государственный язык тоже должен быть в обязательной части, и должно быть минимум два часа. Два часа родного – кто-то выбирает татарский, кто-то русский, кто-то другие языки; и два часа государственного – для всех. И при этом из перечня государственных языков республик русский язык нужно исключить – не потому, что мы против русского языка, а потому что он и так уже изучается как общефедеральный, в объеме 6 часов в неделю. Это количество позволяет освоить все компетенции, которые прописаны во ФГОСах, - орфографию, пунктуацию и т.д. – все это ученик осваивает в рамках существующего объема, и добавлять его сверху в виде русского языка как государственного языка республик нецелесообразно.

К.: - Как вы, как историк, можете оценить, почему сложилась такая ситуация вокруг языка?

А.Ф.:- Не совсем верно все валить на федеральный центр. В Татарстане, в других республиках, за исключением, может быть, пары республик, государственная власть мало обращала внимание на развитие государственного языка, на его присутствие в общественных местах, на то, чтобы представители власти говорили на государственном языке. Исключение, может быть, Чечня, где чиновники говорят на своем языке. В советское время сформировалась второсортность государственных языков республик, но при этом существовала национальная татарская школа. Национальных школ было намного больше чем сейчас, и они давали выход большого числа писателей, интеллигенции. Это историческая, еще дореволюционная традиция, и с появлением светской школы эта традиция была продолжена. И татары свое образование видели именно в рамках этой национальной системы. В 20-30-е годы, даже при Сталине, это еще существовало. С конца 30-х – 40-х годов начинается постепенная политика ликвидации татарской национальной школы, и она шла десятилетиями. Но, вплоть до конца существования Советского Союза, национальная школа существовала, в первую очередь в сельской местности. В Казани была одна татарская национальная школа, Мы сейчас тоже пришли к ситуации, когда по факту преподавание в Казани на татарском ведется только в одной гимназии. Но, отличие от советского времени, сегодня в сельской местности проживает значительно меньше людей. Формально, татарских гимназий в Казани 20, но весь учебный процесс - с первого по девятый класс - ведет только одна. Есть ряд школ, где часть предметов пытаются вести на татарском. Проблема и с кадрами, и с тем, что ЕГЭ придется сдавать на русском, так что это и требование родителей – вести преподавание на русском. При этом есть отличные национальные школы, скажем, в Актанышском районе, где преподавание ведут на татарском, и есть выпускники - 100-балльники по русскому языку. Хотя требования к ЕГЭ по русскому очень высокие, в советское время для выпускников национальных школ были совсем другие требования, и я считаю, что это правильно. В моей школе, например, с татарским языком обучения, сдавали изложение, а не сочинение по русскому языку. Я писал сочинение, но я писал его добровольно.

К.: - Такой провокационный вопрос: зачем вообще в большом Российском государстве такие поблажки языкам народностей на государственном уровне? Почему они должны писать изложение, а не сочинение? Не лучше ли развивать язык, а нации за свой счет, за счет внутренних ресурсов, если хотят, могут развивать свои языки?

А.Ф.: - Вот этот ироничный вопрос и является сейчас основой языковой политики, к сожалению. На самом деле можно обойтись и без поблажек: как показывает практика, выпускники татарских школ прекрасно сдают русский язык по общим требованиям. Поставьте высокие требования к русскому языку – и ученик национальной школы сдаст его хорошо.Как показывает практика, ученик национальной школы по сути является билингвальным или полилингвальным ребенком. В этом случае у него успеваемость, как у обучающегося в полилигвальной среде, высокая. Что касается того, что национальный язык – это дело республик – хорошо, пусть это будет делом республик, пусть федеральный центр не вмешивается. Но тогда пусть он не вмешивается и в то, сколько нам часов его преподавать. Мы сами будем решать, сколько часов отвести на родной язык, сколько – на родную литературу и историю родного края. Дайте нам свободу.

И еще – дайте нам нормальные межбюджетные отношения. Сейчас 75 % уходит в федеральный бюджет, при этом образование, здравоохранение – это самые затратные статьи. Естественно, регион режет по живому, а языки – это вообще десятая статья. Если считаете, что языки это наша забота – дайте условия и не ограничивайте нас в развитии.

А если мы исходим из нормального федерального устройства и из того, что защита языков – это общее дело, как прописано в Конституции, естественно, федеральный центр должен об этом заботиться и не ставить препоны. У нас ведь и раньше, чтобы лицензировать всего один учебник татарского языка, тратились три года и 40 миллионов рублей. Международная практика – создавать в школах полилингвальную среду, у нас это могло бы быть три языка – русский, татарский и английский. 60 % населения мира живет в полилингвальной среде. И это правильно, иначе получается как в Чеченской республике, где сейчас такая проблема, что молодежь знает разговорный язык, но не говорит на литературном языке, потому что язык преподается только как язык, но на нем не ведут предметы. Или, как у нас спрашивают: «А куда вы потом с этим языком пойдете, в какой вуз, неужели может быть математика на татарском?» Да конечно, может! У нас в КФУ были группы по математике на татарском языке. В строительном университете есть группы с татарским языком обучения, в ветеринарном, некоторое время даже нефтянка была на татарском. То есть было, и еще есть высшее образование на татарском языке, и надо было его развивать, вкладывать в него. Европа уже прошла путь негативного отношения к региональным языкам, и сейчас национальные языки и высшее образование на местных языках повсеместно поднимается. А мы, имея это все, не ценим и продолжаем уничтожать.

Корр: - Сейчас какие шаги вы думаете предпринимать?

А.Ф.: - Мы свои предложения к законопроекту подготовили и передали. Депутаты еще предложили создать концепцию преподавания родных языков. Мы согласны с этой инициативой, главное, чтобы она не была выхолощена. Но мы, наряду с этой концепцией, считаем необходимым создать еще концепцию развития школ с родным языком обучения. Это мы тоже отправили, получили стандартные ответы «ознакомлены, спасибо за информацию». Часть людей предлагает, и я думаю, мы это будем делать – это политические акты: пикеты в регионах, может быть, в Москве. Если смотреть на перспективу – мы хотим провести большой съезд Демократического конгресса. У нас много и других проблем, не только этот законопроект и по языковой политике, и по национальной политике. Сейчас имеется тенденция перехода от многонационального государства к стратегии «одно государство – одна нация». С этим необходимо спорить. Российская нация, если о ней говорить – это в любом случае полиэтничное образование. И татарская, чувашская и другие нации имеет право называться нациями, а не народами. У нас есть негативный опыт и знание, к чему приводят подобные стратегии. В 50-60-е годы в Советском Союзе началось наступление на языки, в 70-е нерусские языки стали факультативными, это привело к недовольству интеллигенции, и как только появилась возможность, республики заговорили об отделении. Единство государства познается не только в условиях жестких административно-радикальных, но и в условиях демократии, и в каких-то кризисных ситуациях.

К:- То есть крепче то государство, где национальностям уделяют должное внимание?-

А.Ф.: - Да, я считаю, что одним из важнейших факторов победы в Советского Союза во Второй мировой войне было реальное единство народов, заключавшееся в том, что народам, на тот момент даже, в условиях жесткой репрессивной власти, давали развивать свою культуру и свой язык. Существовали национальные школы, была высшая национальная школа, культура и т.д. Наступление уже начиналось, но не успели тогда еще настолько нажать. И сейчас важно не нарушить единство непродуманными шагами.

PS: Второе чтение Законопроекта № 438863-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" (в части изучения родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации) должно состояться после 20 июля. Поправки к законопроекту принимались до 18 июля. Однако, на данный момент дата второго чтения все еще не определена.


Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

пост 11 мая 2018, 12:09

Защитники татарского языка требуют отозвать депутатов Госдумы от Татарстана

10 мая в Казани прошел пикет против законопроекта о добровольном изучении родных языков. Участники пикета указывали депутатам на то, что законопроект нарушает конституционые права граждан и международные декларации. В случае, если депутаты Татарстана не выступят в защиту татарского языка, общественники предлагают отозвать их из Госдумы, как не выполняющих свои обязанности. В то же время, петицию против этого законопроекта в Интернете подписали уже более 18 тысяч человек. А против активистов,

пост 18 февр. 2018, 14:13

Не прошло и года: первый согласованный митинг в защиту татарского языка в Казани

Февраль в Татарстане объявлен месяцем борьбы за татарский язык. Общественники требуют восстановить обязательное изучение татарского языка в школах Татарстана, отменить положение о сдаче ЕГЭ только на русском языке, а также создать самостоятельные системы национального образования в республиках России. С 7 февраля проходят одиночные пикеты у здания Госсовета РТ. 18 февраля прошел первый митинг в защиту татарского языка.

Согласование митинга проходило долго и трудно, с самого момента исторического

пост 11 янв. 2018, 15:05

Школа «СОлНЦе»: борьба за учителей татарского и за уважение к Человеку

2018 год для судов Татарстана начался с продолжения резонансного дела – иска казанской школы для одаренных детей «СОлНЦе» к прокуратуре. Очередное судебное заседание состоялось 10 января. Пока идут суды, школу поддерживают общественность и, неожиданно, Кабинет Министров РТ.

Дело,напомним, в том, что у прокуратуры возникли претензии к школе из-за количества часов татарского языка, решили, что их много. И

Дом с татарским

На острие конфликта вокруг обязательного изучения татарского языка в школах Татарстана неожиданно оказалась лучшая школа республики 2016 – школа для интеллектуально увлеченных детей «Солнце». Прокурорская машина обрушилась на учебное заведение, отказавшееся менять образовательные планы посреди учебного года и увольнять учителей. Родители детей объединяются, чтобы защитить право детей спокойно учиться. На их встрече

пост 27 окт. 2017, 14:43

Айрат Файзрахманов: "Задача татарского - из языка общин стать языком территорий"

На фоне угрозы потери договора о суверенитете и обязательного обучения татарскому языку, Республику Татарстан лихорадит чем дальше, тем сильнее. Сначала федеральный центр не стал продлевать Договор о разграничении полномочий, существовавший между Казанью и Москвой со времени принятия Татарстаном Декларации о государственном суверенитете в 1992 году. Затем тучи сгустились над языком.

Сейчас в Татарстане изучение татарского языка и литературы в объеме 6 часов в неделю является обязательным

пост 27 окт. 2017, 14:43

Айрат Файзрахманов: "Задача татарского - из языка общин стать языком территорий"

На фоне угрозы потери договора о суверенитете и обязательного обучения татарскому языку, Республику Татарстан лихорадит чем дальше, тем сильнее. Сначала федеральный центр не стал продлевать Договор о разграничении полномочий, существовавший между Казанью и Москвой со времени принятия Татарстаном Декларации о государственном суверенитете в 1992 году. Затем тучи сгустились над языком.

Сейчас в Татарстане изучение татарского языка и литературы в объеме 6 часов в неделю является обязательным

Дом с татарским

На острие конфликта вокруг обязательного изучения татарского языка в школах Татарстана неожиданно оказалась лучшая школа республики 2016 – школа для интеллектуально увлеченных детей «Солнце». Прокурорская машина обрушилась на учебное заведение, отказавшееся менять образовательные планы посреди учебного года и увольнять учителей. Родители детей объединяются, чтобы защитить право детей спокойно учиться. На их встрече

пост 11 янв. 2018, 15:05

Школа «СОлНЦе»: борьба за учителей татарского и за уважение к Человеку

2018 год для судов Татарстана начался с продолжения резонансного дела – иска казанской школы для одаренных детей «СОлНЦе» к прокуратуре. Очередное судебное заседание состоялось 10 января. Пока идут суды, школу поддерживают общественность и, неожиданно, Кабинет Министров РТ.

Дело,напомним, в том, что у прокуратуры возникли претензии к школе из-за количества часов татарского языка, решили, что их много. И

пост 18 февр. 2018, 14:13

Не прошло и года: первый согласованный митинг в защиту татарского языка в Казани

Февраль в Татарстане объявлен месяцем борьбы за татарский язык. Общественники требуют восстановить обязательное изучение татарского языка в школах Татарстана, отменить положение о сдаче ЕГЭ только на русском языке, а также создать самостоятельные системы национального образования в республиках России. С 7 февраля проходят одиночные пикеты у здания Госсовета РТ. 18 февраля прошел первый митинг в защиту татарского языка.

Согласование митинга проходило долго и трудно, с самого момента исторического

пост 11 мая 2018, 12:09

Защитники татарского языка требуют отозвать депутатов Госдумы от Татарстана

10 мая в Казани прошел пикет против законопроекта о добровольном изучении родных языков. Участники пикета указывали депутатам на то, что законопроект нарушает конституционые права граждан и международные декларации. В случае, если депутаты Татарстана не выступят в защиту татарского языка, общественники предлагают отозвать их из Госдумы, как не выполняющих свои обязанности. В то же время, петицию против этого законопроекта в Интернете подписали уже более 18 тысяч человек. А против активистов,