34 решенные проблемы

Продолжение меморандума. Часть третья. Начало - первая часть и вторая часть.

В Интернете часто натыкаюсь на то, что многие гражданские активисты Подмосковья не понимают, для чего объединяют Железнодорожный и Балашиху, едко критикуют. Начинаю разбираться, и почти всегда оказывается, что зачастую оппозиционеры формируют суждения по принципу, если инициатива исходит от губернатора Воробьева или кого-то из единоросов, это априори плохо.

Но если разобраться, то именно оппозиция первой громко заявила о необходимости объединять Железнодорожный и Балашиху. Представители инициативной группы защитников Кучинской березовой рощи говорили об этом в течение 2012 года, когда шла битва за рощу. Я говорил об этом в конце 2012 года, когда активисты требовали отменить генплан Балашихи, в том числе потому, что для нужд Балашихи и Железки требовался единый генплан. Я шел с этой инициативой на выборы 2013 года на пост мэра Железнодорожного, и был единственным из кандидатов, кто об этом говорил. В марте 2014 года я выдвигался на пост главы администрации Балашихи и также озвучил это мнение конкурсной комиссии, где были представители губернатора. Сегодня абсолютно неважно, кто озвучивает этот тезис, кто та «подставка для микрофона». Неверно приписывать требование воссоединить муниципалитеты власти или оппозиции, это здравый смысл.

В конце августа 2012 года вскоре после отставки балашихинского главы Самоделова я передал Андрею Михайловичу Ильницкому мысли на эту тему. Статья называлась «Носовихинский пакт» и упирала на то, что Носовиха расчленена между несколькими муниципалитетами, отсюда мега-проблемы на Востоке Подмосковья. А дальше приводился набор аргументов, почему муниципалитеты надо объединять. Конфликт в Балашихе между губернатором и местной властью удалось урегулировать лишь в июле 2014 года, когда главой Балашихи был назначен Евгений Иванович Жирков, мэр Железнодорожного. Все, кто читает мой блог, знают, что я неоднозначно отношусь к Евгению Ивановичу. Критикую за городские проблемы, что не решаются годами. Ведь местным чиновникам удобно сидеть в своем тихом мирке, отписываясь, "это не мы ответственны, это федералы". Временами я также хвалю Евгения Ивановича, когда он того сильно заслуживает.

В Балашихе сложилась коалиция гражданских активистов, движение «Вся Балашиха», есть аналогичная коалиция и в Железнодорожном – это движение «Наш город Железнодорожный». Обе группы объединили много сильных и принципиальных людей. Но гражданского диалога с властью не получается, поскольку и власть, и оппозиция с критикой переборщили, важно учиться друг друга слушать, делая шаги навстречу.

К сожалению, некоторые балашихинские активисты, видя, что от перестановки фигур на шахматной доске власти отношение к гражданскому обществу не изменилось, начинают осторожно говорить, дескать, мы не понимаем, зачем это и почему, не объяснили народу. Зачем такая непонятная меньшевистская позиция? Да, далеко не все из активистов добивались создания единого муниципалитета. Но, скажем прямо, до июля 2014 года это требование звучало лишь в устах гражданских активистов! А местная власть снисходительно критиковала это требование общества за утопичность! Причем это была крайне опасная гражданская позиция. Которая требовала гражданского мужества. Ну, не за праздничным столом вспоминать, что случилось в 2012 году, после того, как мы в кругу активистов Железки впервые обсудили эту идею. Я передам лишь атмосферу зала с иконами, картинами, раритетными книгами, которая настраивала нас летом 2012 на возвышенный и созидательный лад. Объединение тогда станет прочным, когда мы вновь сможем собраться в этом обновленном зале. Рукописи не горят, их пламя укрепляет идеи. Поэтому сейчас игры отдельных оппозиционеров в «мы не понимаем» и в "объясните нам, убогим", обесценивают огромную работу тех, кто понимал, настаивал, рисковал, боролся и созидал.

Некоторые представители оппозиции говорят мне прямым текстом: «Как можно говорить хорошее про инициативы едросов, Воробьева или Жиркова?» Ну, простите, давайте проще ко всему относиться. В мире все тесно связано незримыми ниточками. Я вместе с однокурсниками брата Воробьева, который сейчас рыбный олигарх, а тогда был 1 МЭО, заборы в МГИМО красил на летней практике, двадцать один год назад. А теперь, имея серьезное образование и административный опыт, я в состоянии сам как-нибудь сформулировать гражданскую позицию. Не забывая не только тех, с кем боролся за рощу, но и тех, с кем зеленой краской красил мгимовский корт.

Реальная оппозиция должна поддерживать власть в хороших начинаниях. И активно подсказывать там, где власть ошибается. Ну, исторически так получилось, что я оппозиционер. Если бы не уничтожили в 2010-2011 недостроенную школу в Кучино (Железнодорожный) и если бы не стали пытаться застраивать Кучинскую березовую рощу (Балашиха), я бы вряд ли стал гражданским активистом, а был бы стабильно оплачиваемым менеджером-спичрайтером в подчинении какого-нибудь олигарха или пухлым чиновником "все о России думающим".

Как гражданский активист я не хуже и не лучше остальных. Просто я уделяю все время борьбе. Не раз в неделю, не раз в месяц, не час в день, а все 24 часа в сутки. Поэтому и результата добиваюсь, поэтому и заслужил репутацию одного из ключевых активистов, поэтому люди мне доверяют. Борцов сотни, активистов десятки, лидеров единицы. Оппозиционная деятельность требует самоотречения. В оппозиции как в монастыре: в церкви много служителей, а вот монахов мало, а попробуй стать схимником. Кто-то из монахов идет в игумены, кто-то в митрополиты, а кто-то в схимники. Я пытаюсь разговаривать как с властью, так и с оппозицией с позиции схимы. Мне проще, я лес чищу, а это, как ни крути, доброе дело. Власть делает вид, что «грамотно расставляет приоритеты», по которым Кучинский парк на самом дальнем месте. А моя позиция близка к той, что сформулировал Омар Хайям: «Не вечны князи, вечен парк». История ведь не запомнит тех, кто саботирует создание парка, она воздает доброй памятью за реальные поступки, за труды, за решения и заботу.

Что такое быть профессиональным борцом? Это значит победить, но не остановиться в борьбе, продолжать бороться за правду и справедливость. Я мог бы выбрать непыльную должность в структурах Московской области. Но, борясь за правду и опираясь на надежду и доверие страдающих, трудно играть в мире полутонов, приходилось говорить, что категорически не одобряю те или иные вещи. Мне нравилось помогать подмосковной власти формулировать пути развития, но было трудно видеть, как обесценивается наша кучинская победа. Ведь, чтобы чистился лес, Баташев должен не в заоблачных красногорских высях летать, а подгонять местные кадры (в частности ленивую Балашиху), заставлять действовать. Поэтому я раз за разом шел на местные выборы. Шел, чтобы добиваться здравого смысла и мудрых решений. Добился. Рад.

Что такое выборы главы Железнодорожного? Это адов труд. Я дошел до каждого дома, до каждого подъезда. За пять месяцев кампании я детально изучил город. Что такое выборы депутатов по одному из ключевых избирательных округов Балашихи - № 4, который растянулся вдоль всего Горьковского шоссе? Это еще пять месяцев кампании и глубокое понимание местной жизни, знание анклавов.

На мой взгляд, беда региональной власти в том, что к обсуждению абсолютно не привлекаются представители реальной оппозиции. Карманные зверюшки и технические оппозиционеры не в счет. Реальной оппозиции нет. А воссоединение – это как плавильный котел. Без оппозиции, без учета мнения гражданских активистов мы получим в результате сплава не прочную сталь, а хрупкий чугун. И гражданских активистов надо слушать не в битком набитом нано-зале МФЦ, а за круглым столом в нормальных человеческих условиях East Gaate отеля. Гражданским активистам есть что сказать. Но важен режим гражданского диалога.

Не дело не только в оппозиции, но и во власти.

К сожалению, слушая на протяжении последних двух месяцев выступления провластных активистов, я вдруг с горечью понимаю, что они часто не соображают, о чем говорят. По указке, как правильно, как модно. А надо как выстрадано. Более того. Некоторые тыловики в железнодорожненской правящей тусовке увидели в «завоевании Балашихи» великое достижение, и начинают публично высказываться так, что дико оскорбляют балашихинцев. Сейчас в балашихинских блогах разобрали на цитаты интервью одного из железнодорожненских «журналистов» с Жирковым, в результате по балашихинским форумам идет куча подавленных и удивленных комментариев читателей. Но это реальность, что вместе с моряками на вновь открытые земли вступают не только герои-воители, но и паразиты, болезни. У Балашихи нет карантина на многие железнодорожненские беды, а у Железки нет антидотов на балашихинские неприятности. Антидотом является сильное гражданское общество. Реальное, а не намазное. Это не панацея, а лишь одно из множества необходимых лекарств. И Балашиха, и Железнодорожный были каждый и вольны, и несвободны по своему. Так почему вместо того, чтобы преумножать волю, мы так по-русски делим несвободу?

Губернатор Андрей Воробьев говорит, дайте мне план. И план ему дадут. Но это будет план-компромисс, план хозяйственников, разбавленный идеями тыловиков и приспособленцев всех мастей. И вместо реального объединения, воссоединения, мы получим «объединение-лайт». Объединение лайт выгодно застройщикам и коммунальным баронам, выгодно тем, кто хочет прятать концы в воду. Беда одна. «Воссоединителям» не нужно мнить себя самыми крутыми акулами в водоеме. Прочная система, выстроенная по правде, по справедливости, по уважению, это то, что сейчас реально нужно городу. Справедливые строгие правила выгодны как раз акулам, а не карасикам, поскольку с карасей спросу нет. А вот права местных акул и тунцов рано или поздно придется защищать от тех, кто обслуживает любителей суши.

Теперь о губернаторе. Мне очень не нравится, что губернатор Воробьев выступает не инициатором объединения, а делает вид, что сидит в сторонке. Губернатор мутит воду и глядит как местные акулы заглатывают все больше наживки. И это плохо. Андрей Юрьевич шлет ясный сигнал, проблемы Балашихи и Железнодорожного – это ваши местячковые проблемы. И решения будут местячковые. Федерация постоит в стороне, а регион кое в чем поможет.

Нет, Андрей Юрьевич. Отсидеться не получится. В случае с Дзержинским и с Котельниками тоже казалось, что это «местячковое решение». И провалилось оно, наверняка, даже не из-за местной фронды, которую размазали. А просто потому, что среди «ближних соседей» (прим. – экс-КГБ) высказали недоумение, как так вы, губернатор, на Дзержинского Феликса Эдмундовича покусились, на память о нем. В результате вместо того, чтобы по-тихому убрать это позорное топографическое недоразумение с карты России, его снова увековечили. Увековечили по звонку непонятного чиновника, лишь бы чего не вышло. Отсюда вывод – объединение муниципалитетов только тогда станет прочным, когда об этом предварительно докладывают первому лицу страны. Надо уметь советоваться, осваивать культуру просить совета на самом верху.

С Королевым и Юбилейным все было проще. Это внутренний вопрос Подмосковья. Растворили нано-город Юбилейный – и это право губернатора. А вот воссоединение Балашихи и Железнодорожного – вопрос не компетенции Димы Яковлева, Евгения Жиркова с Тарасом Ефимовым, и даже не Андрея Юрьевича Воробьева. Решение об этом должен принять и предложить не Дима Яковлев (не путать с "законом Димы Яковлева"), а лично Владимир Владимирович Путин. Ведь речь идет о масштабах Новой Москвы.

Выглядеть это должно так. Шаг первый. Протокольная встреча Воробьева и Путина. Доклад Воробьева Президенту о создании крупнейшего муниципалитета Подмосковья. Просьба поддержать эту идею, в том числе через решение некоторых проблем, мешающих развитию муниципалитета. Сделать акцент на дороги и нужды военных. Шаг второй. Приезд Путина в Балашиху, приурочить к чему-то действительно значимому. А, может, провести здесь мозговой штурм ОНФ по стратегии развития для Подмосковья и Балашихи. Шаг третий. Упоминание Путиным про создание в Подмосковье крупнейшего города в Послании к Федеральному Собранию Российской Федерации. А то все Сочи, ЧМ, да АТЭС с Крымом и СКФО. Можно сказать словечко и про Балашиху и ЦКАД. Это повысит и рейтинг Воробьева на федеральном уровне, и позволит приступить к реальному решению проблем города, к оздоровлению инфраструктурной ситуации. Послание Президента РФ пишется сейчас, и Воробьев имеет прямой выход на тех, кто его пишет.

Но это идеал, а что же на деле происходит? Железке и Балашихе прямо говорят, что объединение – это ваш местячковый вопрос. В результате Евгений Иванович Жирков останется сидеть на блоке нерешенных проблем с ограниченными ресурсами. И будет регулярно получать за них по шапке последующие два-три года. Жирков явно не похож на политического камикадзе, но сейчас складывается ощущение, будто бы ему дали в лизинг танк, а про то, что за танком нужен уход, забыли. В результате губернатор будет считать, что контролирует ситуацию методом «разделяй и властвуй», а на деле чугун есть чугун, непонятно где рванет, словно болтик в турбине.

Города надо сливать воедино, плавить. Не «город Железнодорожный городского округа Балашиха Московской области»! Важно называть вещи своими именами. Железнодорожный район со своим исполкомом или префектурой, а не странными «филиалами отделов». Почему мы боимся перемен? Почему мы их считаем «дорогими для бюджета»? Да, надо менять топонимы в Железнодорожном и в Балашихе. Пора менять. Улицу Пролетарская поменять на Проспект Сергия Радонежского, или на ул. Рябушинского. Безымянную вокзальную площадь переименовать в площадь Льва Толстого. Убрать атавизмы, убрать дубли. Ну, станет на одну улицу Некрасова меньше, два года мучений, зато потом люди не станут путаться. Сделать единую нумерацию школ и прочих бюджетных учреждений.

Я не верю в планы власти, не прошедшие горнило реальной политической борьбы.

Губернатор Воробьев пообещал расселить общежитие на ул. Почтовой в Железнодорожном, сроки сорваны. Кто виноват? Местная власть? Нет, губернатор, он обещал приехать, и не приехал. Про то, как были выполнены прежние предвыборные обещания отдельных единоросов в громовские двухтысячные, и говорить нечего. Сегодня мы рискуем получить очередной пустопорожний план благопожеланий, а не цельную стратегию развития. «Объединение-лайт», откладывающее на все новое потом решение насущных проблем.

Воссоединение – повод серьезно поговорить о проблемах обоих городов. Оно не должно быть косметическим, выраженным в кастрации Железки. Его нужно сразу делать по уму и на совесть.

акция 16 дек. 2014, 11:11

Митинг против объединения Балашихи и Железнодорожного

21 декабря 2014 года в городе Железнодорожном Московской области у ДКиТ «Родник» (ул. Новая, д. 5) в 12.00 состоится митинг, организованный инициативной группой жителей города, с целью публичного выражения протеста против объявленных результатов «народного голосования» и против предлагаемого объединения Железнодорожного и Балашихи.

В распространенном инициативной группой пресс-релизе говорится следующее:

"В подмосковных Железнодорожном и Балашихе, так толком и не

акция 16 дек. 2014, 11:11

Митинг против объединения Балашихи и Железнодорожного

21 декабря 2014 года в городе Железнодорожном Московской области у ДКиТ «Родник» (ул. Новая, д. 5) в 12.00 состоится митинг, организованный инициативной группой жителей города, с целью публичного выражения протеста против объявленных результатов «народного голосования» и против предлагаемого объединения Железнодорожного и Балашихи.

В распространенном инициативной группой пресс-релизе говорится следующее:

"В подмосковных Железнодорожном и Балашихе, так толком и не