32 решенные проблемы

В декабре 2013 г. написал я текст «Росприродпозор и другие государственные ошметки» .

Много воды (грязной) с тех пор утекло в Клязьминское водохранилище, много километров исходили защитники живого по судам да по руководителям этих самых ошметков в тщетных попытках пресечь преступное уничтожение среды обитания под никому (кроме воров) не нужный проект...

Рассказ обо всем этом был бы интересен и полезен, однако слишком длинен. Поэтому я ограничусь двумя поучительными историями — про оспаривание в судах решения Минэкологии МО (названного в том тексте «Министерством экоцида Московской области») о предоставлении участка р. Клязьмы для строительства ВПП-3, и — Санитарно-эпидемиологического заключения Управления Роспотребнадзора МО по материалам выбора земельного участка для строительства.

В обеих историях есть много общего: все эти (и прочие, как показывает опыт) госошметки наделили себя правом не соблюдать законодательство (причем, даже собственного изготовления) — постольку, поскольку суды их в этом праве всегда укрепляют.

И вот как это происходит.

Как Минэкоцида Росприроднадзор опустило

Напомню правовые основания нашего обращения в суд в отношении решения Минэкологии (выдержка из апелляционной жалобы):

Пункт 22 “Правил подготовки и принятия решения о предоставлении водного объекта в пользование”, утвержденных в соответствии со ст. 23 Водного кодекса РФ постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 г. N 844 (в действовавшей на момент принятия Решения редакциях Постановлений Правительства РФ от 04.03.2009 № 192, от 11.10.2012 № 1039), гласит:

«Исполнительный орган или орган местного самоуправления принимает решение о предоставлении в пользование водного объекта или направляет заявителю мотивированный отказ в течение 30 дней с даты получения документов.

Отказ в предоставлении водного объекта в пользование направляется заявителю в следующих случаях: /…/

использование водного объекта в заявленных целях запрещено или ограничено в соответствии с законодательством Российской Федерации.

(абзац введен Постановлением Правительства РФ от 11.10.2012 № 1039)».

Постановление Правительства РФ от 11.10.2012 № 1039, которым была введена данная норма, было опубликовано в «Собрании законодательства РФ», 22.20.2012, № 43, ст. 5875 и вступило в действие 30.10.2012.

Согласно пункту 4.6 «Гигиенических требований к охране поверхностных вод. Санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.5.980-00», утвержденных Главным государственным санитарным врачом РФ 22 июня 2000 г.:

«Предоставление отдельных водоемов, водотоков или их участков в обособленное водопользование для конкретных хозяйственных целей , в т.ч. для охлаждения подогретых вод (пруды – охладители), создание лесотоварных баз и др . производится только вне I – II поясов зоны санитарной охраны источников ».,

То есть, предоставление для строительных работ с изменением дна и берегов указанного в оспариваемом Решении участка водного объекта, находящегося во II поясе ЗСО, было запрещено законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения ,

Таким образом, в соответствии с пунктом 22 Правил в редакции, действовавшей на момент рассмотрения заявления о предоставлении водного объекта в пользование (ноябрь-декабрь 2012 г.), Минэкологии Московской области было обязано отказатьзаявителю в предоставлении водного объекта в пользование .

В истории с обжалованием решения Минэкологии МО о предоставлении водного объекта в пользование случилось небывалое: активистам удалось получить полную поддержку Росприроднадзора по ЦФО, являющегося для Минэкологии в этой сфере надзорным органом! (Юмор заключался в том, что о привлечения к участию в деле Росприроднадзора неоднократно ходатайствовало именно Минэкологии, а заявитель поддержал это ходатайство лишь позднее...).

И Росприроднадзор не обманул: войдя в процесс, он полностью поддержал позицию заявителей! Повторяю — надзорный орган заявил в суде, что решение о предоставлении водного участка было выдано с нарушением . Вот соответствующие фрагменты протокола от 14.05.2014, л.д.191, 192:

3fac502096af601980d434d3ad6fbbe9.gif

1b25a5f480f4281d705a506d7706397b.gif

И вот — представьте себе! - суд наплевал на мнение надзорного органа и отказал заявителям, подтвердив, тем самым, право Минэкоцида выдавать разрешения в запрещенных законом случаях! Потому что судья (Красногорского городского суда Аникеева Е.Д.), принимающий решение (а не высказывающий мнение, подобно надзорному органу) прекрасно осведомлен, чем закончится для него остановка такого проекта!

Почему ходить в суд стало незачем

Но еще более выпукло бессмысленность хождения в нынешние суды можно проиллюстрировать процессом по признанию незаконным выдачи Санитарно-эпидемиологического заключения по материалам выбора земельного участка Управлением Роспотребнадзора по МО. Правовые основания нашего обращения в суд были таковы (выдержка из апелляционной жалобы):

Управлением было выдано Санитарно-эпидемиологическое заключение № 50.99.04.000.Т.000020.05.11 от 31 мая 2011 г. (с неотъемлемым Приложением на 1 листе), удостоверяющее соответствие государственным санитарно-эпидемиологическим требованиям «Материалов выбора земельного участка для строительства комплекса ВПП-3 Международного аэропорта Шереметьево в Солнечногорском районе» (далее – Заключение) – приложение 1 к Заявлению в суд. К указанным материалам относился Акт о выборе земельного участка от 24.12.2010 № 1 для строительства комплекса новой взлетно-посадочной полосы (ВПП-3) Международного аэропорта «Шереметьево» на территории Солнечногорского муниципального района Московской области (далее – Акт выбора) - приложение 2 к Заявлению в суд, и Схема расположения выбранных земельных участков (далее Схема) – приложение 3 к Заявлению в суд.

Согласно указанной Схеме, на выбранных земельных участках располагались акватории рек Клязьма и Мещериха (Мещерская Альба), причем вся акватория р. Клязьма на выбранном земельном участке находится во 2 поясе ЗСО при любых боковых границах этого пояса, как это устанавливается подпунктом 3.4.3 пункта 3.4 «Границы второго пояса ЗСО станций водоподготовки и гидроузлов» Санитарно-эпидемиологических правил СП 2.1.4.2625-10 «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача от 30 апреля 2010 г. № 45 (в том же поясе находятся и все обозначенные на Схеме земельные участки в прилегающей к реке Клязьма 500-метровой зоне).

Между тем, в Заключении никак не отражено соответствие материалов выбора указанного земельного участка указанным Санитарно-эпидемиологическим правилам СП 2.1.4.2625-10, что нарушило норму части 2 ст. 12 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическим благополучии населения, гласящую, что:

«При… выборе земельных участков под под строительство… должны соблюдаться санитарные правила».

У нас есть нечастая возможность ознакомить вас с расшифровкой аудиозаписи последнего судебного заседания (сделанной заявителем Аксеновым А.М.), которая должна прояснить заголовок, данный мною этому тексту:

Судья (Тиханская А.В.) : Заседание Головинского районного суда объявляется открытым. Подлежит рассмотрению заявление Аксенова Антона Михайловича о признании незаконным решения органа государственной власти. Явившиеся стороны представляют документы, удостоверяющие их личности. Объявляется состав суда. Дело будет слушаться в составе председательствующего по делу судьи Тиханской, при секретаре Науменко. Отводы будут составу суда? [Обе стороны: нет] Разъясняю права: в ходе рассмотрения дела имеете право ознакомиться с материалами дела, снимать с них выписки, делать копии, представлять доказательства, участвовать в их исследовании, обжаловать решение суда, если оно сегодня состоится, подавать замечания на протокол судебного заседания. Права понятны? [Обе стороны: да]. Представитель и истец, какие будут у вас ходатайства.

Маргулев: У меня ходатайство дать ознакомиться с запрошенными на прошлом судебном заседании материалами обоснования санитарно-защитной зоны. Я хотел бы с ними ознакомиться, если они предоставлены ответчиком... представителем заинтересованного лица.

Вялкова: Я прошу прощения, я в суде в первый раз, я сама специалист не связанный с юридическими вопросами... Ну, инструкции о том, что был такой запрос и что нужно предоставить эту информацию - я от нашего юридического отдела не имею. Поэтому я и, наверное, не могу вам сейчас предоставить эту информацию. Это во-первых. Во-вторых, проект санитарно-защитной зоны является собственностью владельца объекта, предоставляется только по официальному запросу суда. Запроса суда, насколько я знаю, не поступало.

Маргулев: Ну, насколько я знаю, запрос суда был представителю вашему выдан. Должен, по крайней мере, был выдать. Я не проверял, но такое было определение суда в прошлый раз.

Вялкова: Было, да? Я не могу сказать, я не была на прошлом здесь заседании.

Судья: Суд предложил представить указанные доказательства стороне ответчика, а ваш представитель сказал, что все, что имеется в материалах вот по данному факту, она представит.

Вялкова: Хорошо, в таком случае. Проект санитарно-защитной зоны рассматривался вышестоящей организацией, это наши федеральные службы. Поэтому к нам он вообще не поступал, мы материалы проекта санитарно-защитной зоны не рассматривали. У нас заключение нашей организацией выдано только по материалам выбора земельного участка. Это другая стадия и другой набор документов. Поэтому... В принципе, мне вот здесь вот приложили какие-то выкопировки из документов. Но я не знаю, мне никаких инструкций по этому поводу не дали. Я могу предоставить?

Судья: Ну, представьте, что у вас есть. Каждый раз, представитель один приходит - "я ничего не знаю", второй - "я ничего тоже не знаю".

Вялкова: Ну, вот так.

Судья: "Ну, вот так"... Готовиться-то надо к судебному заседанию.

Вялкова: Но я не была в прошлый раз.

Судья: Но это не оправдание, представитель ответчика, для суда, что вы не были в прошлый раз. Вы представляете организацию - как вы, так и предыдущий представитель. И требования ГПК, наверное, вам хорошо известны.

Вялкова: Ну вот, что есть (документ), то могу...

Судья: Пожалуйста, представляйте, что у вас есть. То есть это то, с чем вы работали, вынося свое заключение?

Вялкова: Нет. Мы не выдавали заключение по этому разделу. Это выдавала наша вышестоящая организация. Поэтому мы с этим не были знакомы, когда выдавали. У нас было только экспертное заключение по этому проекту и материалы выбора земельного участка. Это другой набор документов.

Судья: А у вас, что сейчас вы представляете?

Вялкова: Ну вот, здесь есть часть из раздела "Обоснование санитарно-защитной зоны", текстовая часть. И экспертное заключение по этому проекту. Все.

Судья: Наверное, то же, что и у нас есть.

Вялкова: Но больше у нас ничего нет, мы не рассматривали этот документ. И у нас в архивах этих материалов просто нет.

Маргулев: Ну, даже если вы предоставляете то, что я уже предоставил, это, во всяком случае, подтверждает те документы, которые предоставил я, так что это очень хорошо, если вы это предоставляете. Тем самым отпадают сомнения в происхождении того, что предоставил я.

Вялкова: Это экспертное заключение по проекту.

Маргулев: Я просто поясню, поскольку вас не было, почему были запрошены данные документы. Дело в том, что в вашем отзыве на них ссылается... Значит, вы на них ссылаетесь. Значит, вот я сейчас просто цитирую: "Согласно материалам Проекта установления санитарно-защитной зоны и санитарных разрывов в районе Международного аэропорта Шереметьево при строительстве комплекса новой взлетно-посадочной полосы, ВПП-3, в границах отводимого земельного участка проектировалось размещение рулежной дорожки и взлетно-посадочной полосы, которые не являются источниками бактериологического и химического загрязнения почвы, грунтовых вод и воды источника водоснабжения". То есть вы на это ссылаетесь как на доказательство того, что нет объектов на указанной территории - тех, которые способны загрязнять воду. Понимаете, поэтому раз вы на это ссылаетесь, то вы это как-то должны иметь. Как можно на это ссылаться, если этого у вас нет?

Вялкова: Нет. Это было, мы не смотрели... Это другая стадия, его рассматривала другая вышестоящая организация, этот проект, там все эти тома. По нему они выдали свое письмо, свое заключение в виде письма. И мы опирались на экспертное заключение и на письмо Федеральной службы, которое дало нам поручение выдать сан.-эпид. заключение по землеотводу.

Маргулев: Тогда что? Я правильно ли понимаю, что нужно еще в качестве, значит, другого заинтересованного лица привлекать вашу вышестоящую организацию?

Вялкова: Можете об этом попросить, я не знаю, как вы считаете нужно.

Маргулев: Но какие-то на это основания нужно иметь кроме ваших просто слов, понимаете?

Вялкова: Нет, ну вы согласитесь, что в отзыве мы везде и на ваши ответы по жалобам мы всегда ссылаемся, что сан.-эпид. заключение к этим материалам выбора земельного участка выдано на основании, в том числе, письма Федеральной службы и экспертного заключения по обоснованию границ санитарно-защитной зоны.

Маргулев: Письмо это письмо, там в нем ничего в этом письме нету. А вот то, что вы здесь и в ответах ссылаетесь не на письмо, а на этот проект - и в отзыве, и есть у меня еще официальные ответы моему доверителю. Вот я его, так сказать, хотел бы тоже приобщить к материалам, это письмо, вот оригинал, "Аксенову", вот копия для суда, вот копия для вас - где ваш руководитель, Гавриленко, она, значит, повторяет эти же самые вещи, то есть ссылается на этот самый... Вот: "согласно материалам проекта установления санитарно-защитной зоны и санитарных разрывов..." - ну вот это вот вся вот эта фраза, которая уже была зачитана. Она здесь, в ответах людям, ссылается на это. Как можно ссылаться, если этого ничего нету?

Вялкова: Этого нет, потому что это не должно храниться в наших архивах. Даже если это рассматривать, я не могу сказать... Это был там какой? 2011 год. Возможно, документы и были, но в архивах у нас их не хранят. Поэтому мы вам предоставить ничего не можем. Может быть, на тот момент у нас и были проектные материалы, но они возвращаются после рассмотрения.

Маргулев: Ясно. Тогда, значит, вы и не можете отвечать на самом деле за то, что расположено на указанном земельном участке.

Вялкова: Почему?

Маргулев: Ну как, потому что у вас нету этого.

Вялкова: У нас есть экспертное заключение (и) письмо из вышестоящей организации, где прописано - какой набор объектов располагается на данной территории.

Маргулев: Вот, вот, когда, наконец, выбран... Здесь... Поскольку мы теперь уже перешли, я так понимаю, к рассмотрению по существу - хотел бы увидеть, чтобы вы представили этот список, этот материал, в котором есть вот этот список объектов, находящихся на данной территории.

Вялкова: Этот список является составляющей проекта. Проект нашу организацию... не хранится в архиве, это не предусмотрено законом. Поэтому я вам сейчас выкопировку из проекта дать не могу. У нас есть экспертное заключение, в котором прописан набор объектов, и есть письмо по нему Федеральной службы, в котором также есть перечень объектов.

Маргулев: Вы представили те экспертные заключения, в котором прописано?..

Вялкова: Да, вот экспертное заключение.

Маргулев: Вот, вот можете его назвать - этот набор объектов, который там прописан?

Вялкова: Ну, я не могу вам их цитировать отсюда.

Маргулев: У вас... Ну, сейчас я вам дам его... Вот, как я понимаю, "Эрисмана", да? Вот вы про него говорите, да?

Вялкова: Разговор шел только о взлетно-посадочной полосе. Там никакого другого набора объектов нет.

Маргулев: Как нет? Вот вы сами перечислили, что там есть... Значит, что там у вас сказано: рулежная дорожка, и еще там говорится...

Вялкова: Взлетно-посадочная полоса, все.

Маргулев: Нет-нет, там еще есть какой-то объектик, который у вас перечислен... Видите, я тут... [Ищет]. Так... Да, даже больше ничего и нет у вас.

Вялкова: А потому что там ничего больше нет. Разговор шел о строительстве - землеотвод под взлетно... - вы почитайте, как называются документы - под строительство комплекса ВПП-3. Но там входят только рулежные дорожки и дру... взлетно-посадочная полоса. Другие материалы не предоставлялись.

Маргулев: То есть вы не проверяете - что на самом деле там находится? Я не очень тогда понимаю - как... Вот там могло находиться, значит, кладбище животных там, и все что угодно...

Вялкова: Ну, мы сейчас чего-то не то говорим. Вы говорите - что предполагалось строительством проекта. А причем здесь размещение кладбища и скотомогильника?

Маргулев: Я - то, то. А вы же не знаете - что там предполагалось-то, оказывается. Вы не знаете, и вам не дают эту информацию.

Вялкова: Подождите, при чем здесь комплекс взлетно-посадочной и скотомогильник?

Маргулев: Ну, я не знаю, а вдруг туда входит скотомогильник.

Вялкова: Нет, оценивалось влияние только взлетно-посадочной полосы и рулежной дорожки. Все, других объектов там не предполагалось.

Маргулев: Я сейчас доказываю, что там находится накопитель промышленных отходов.

Вялкова: У вас есть документы подтверждающие?

Маргулев: Да, у меня есть документы, вот в частности вот эти документы самые, которые я хотел... Я их уже предоставил суду. Но поскольку вы на них ссылаетесь, на этот проект, я хотел, чтобы вы его тоже предоставили.

Вялкова: Но у нас нет проекта, мы и не храним их.

Маргулев: Ну, прекрасно, хорошо. Значит, я тогда суду предоставил эти доказательства.

Вялкова: А можно я только скажу. Вот, у нас прописано, что сан.-эпид. заключение выдается на основании экспертиз. У нас экспе... У нас не было... Нет, у нас мы не можем даже потребовать проект. В законодательстве прописано, что сан.-эпид. заключение выдается на основании экспертных заключений. То есть проект мы даже не имеем права по закону потребовать. У нас есть экспертиза Федерального государственного учреждения.

Маргулев: Вы посмотрите, вы посмотрите, что получается. Вы в своем отзыве говорите, что эта зона - зона, которую я называю зоной второго пояса санитарной охраны источника питьевого водоснабжения - таковой перестала быть, когда, поскольку по проекту реку Клязьма там заключают в коллектор. То есть вы тем самым ссылаетесь на проект. Вы знаете, что реку Клязьма там заключают в коллектор. Как же вы после этого утверждаете, что...

Вялкова: А как вы предполагаете, взлетно-посадочная полоса будет прерываться (над) речкой?

Маргулев: Нет-нет-нет, вы ссылаетесь сами на проект, когда вам удобно, а когда вам неудобно - вы говорите: "а мы не знаем ничего, проекта мы не рассматривали".

Вялкова: Вы хотите, чтобы я вам его представила? У меня его нет на данный момент. Я вам представить его не могу.

Маргулев: Отлично, значит, тогда я предлагаю суду, значит, руко... принимать те доказательства, которые предоставляю я. Поскольку я считаю, что вы удерживаете у себя эти доказательства, ибо никто вам не мешает запросить их в вышестоящей вашей организации, вот и все.

Вялкова: Все архивные материалы возвращаются владельцу проекта. Не предусмотрено нигде хранение проектных материалов, (да этого даже письменно в задачах нет).

Судья: Так, все, стороны, заканчиваем пререкания. Ходатайства будут? Кроме приобщения документов со стороны представителя ответчика.

Маргулев: Значит, на стадии рассмотрения по существу у меня есть ходатайство о приобщении письменных объяснений.

Судья: Иные ходатайства есть?

Маргулев: Нет.

Судья: Нет возражений приобщить представленные, соответственно, текстовую часть и...?

Маргулев: Я их не видел, я не видел, как я могу... Я хочу взглянуть, одну минуточку взглянуть хотя бы.

Вялкова: И я не знаю - что они предлагают. Откуда они взяли эти материалы? У нас таких материалов нет, поэтому...

Судья: Это то, что вы предлагаете, а не они.

Вялкова: А, нет, они же тоже что-то предлагают?

Судья: Сейчас предлагают только отзыв.

Маргулев: Я все давал представителю вашему. Все, что я давал суду, я давал вашему... В отличие от вас, я даю все противной стороне. Вы почему-то мне не предоставляете.

Вялкова: У нас нет этих материалов.

Маргулев: Нет, но то, что вы предоставили сейчас суду, вы должны мне тоже предоставить. Я вам все предоставлял - то, что прежде представлял суду. [ Смотрит]. Так нет, ну я... Извините, но это вы мне предоставили то, что я вашему представителю передал!

Вялкова: А больше у нас ничего нет.

Маргулев: Как вы... Все, я понял. Это дело в том, что я передал представителю в прошлый раз.

Вялкова: Ну, у нас нет таких материалов, я же вам ответила.

Маргулев: Я (все понял). Вы предоставили мои материалы - значит, вы считаете, что это нормально все.

Судья: Все? Нет возражений? Приобщается к материалам дела. Пожалуйста, слушаю пояснения представителя истца. В прошлый раз достаточно подробно... Какие будут дополнения к ранее (обжалованному)?

Маргулев: Я прямо сейчас не буду... На основании того, что был предоставлен отзыв, я хотел бы дать письменные объяснения, вот я предоставляю их суду, предоставляю их заинтересованному лицу, и оглашу. Постараюсь это сделать кратко.

«В судебном заседании 25.06 заинтересованным лицом был представлен Отзыв на наше заявление... », и так далее. «Требования нашего указанного Заявления основывались на том, что Управлением не была установлена принадлежность выбранного земельного участка к зонам санитарной охраны источников питьевого водоснабжения, установленных СП 2.1.4.2625-10, и, в связи с чем попали указанные, в зону санитарной охраны попали указанные в Акте выбора и прилагаемой к нему Схеме санитарной охраны источника питьевого водоснабжения, значит, попали вот эти земельные участки. В указанном Отзыве Управление:

1) ссылается на наличие санитарно-эпидемиологического заключения», номер такой-то, «от 2008 года о соответствии санитарным нормам и правилам, которое было выдано в то время, когда действовали старые СанПиНы. Но тем самым Управление признает, что сознательно не стало учитывать появление новых санитарных норм и правил, в которых река Клязьма указывалась как основной водоток и была установлена принадлежность ее акватории 2-му поясу ЗСО при выдаче оспариваемого санитарно-эпидемиологического заключения, что подтверждает обоснованность нашего требования о признании его незаконным;

2) обосновывает, что оценка на соответствие СП 2.1.4.2625-10 уже не проводилась по вышеуказанным причинам, а именно: наличие первоначального положительного СЭЗ по материалам выбора земельного участка; дальше - заключение реки Клязьма в коллектор и отсутствие при этом поясов ЗСО; и далее - отсутствие запрета на размещение данного объекта в этих СП, которые я называл. Однако наличие первоначального положительного СЭЗ не имеет никакого правового значения, поскольку оно было выдано по другим материалам выбора земельного участка и при другом законодательстве; в противном случае выдача нового СЭЗ не требовалась бы.

Далее, в поданных на рассмотрение материалах выбора земельного участка, а также обосновывающих материалах - письме Роспотребнадзора от 23.12.2010, экспертном заключении ФГУН Федеральный научный центр имени Эрисмана, разработанном, а также в проекте «Обоснование санитарно-защитной зоны», разработанном ООО Проектное бюро «Центр экологических инициатив», не имелось никаких сведений о заключении реки Клязьма в коллектор. Соответственно, не принималось никаких решений об исключении какого-либо участка акватории реки Клязьма из 2-го пояса зон санитарной охраны источника питьевого водоснабжения города Москвы. Соответственно, данный довод не мог быть рассмотрен и не мог приниматься во внимание при выдаче Управлением обжалуемого СЭЗ.

В то же время, прокладываемое под ВВП-3 водопропускное устройство не может повлиять на наличие 2-го пояса ЗСО вне ВВП-3, где акватория реки Клязьма оказывается под воздействием осаждающихся загрязнителей атмосферного воздуха, превосходящих свои ПДК в установленной санитарно-защитной зоне, где протекает река Клязьма. В Главе 1 «Аэропорт как источник загрязнения окружающей среды» научного исследования, проведённого ООО Проектное бюро «Центр экологических инициатив», утвержденного директором ФГУН Эрисмана и направленного в Управление 07.12.2010, отмечено: "функционирование аэропор-тов связано с выбросом в атмосферный воздух 28-и и более ингредиентов; в окружении аэропорта на расстоянии до 2-х км приоритетными токсическими загрязнителями атмосферы являются диоксид азота, оксид азота, оксид углерода, диоксид серы, взвешенные вещества. Обнаруженное в окружении аэропортов выпадение пыли составляет 422-649 кг/кв. км в год; в составе пыли тяжёлые металлы - цинк, свинец, медь, марганец, хром, ванадий и другие".

В соответствии с пунктом 3.3.3.2 действующих Санитарных норм», других, подчеркиваю, «2.1.4.1110-02, утвержденных постановлением Главного санитарного врача от 14 марта 2002 г. № 10, во 2-м поясе ЗСО запрещается «всякое другое использование водоема и земельных участков, лесных угодий в пределах прибрежной полосы шириной не менее 500 м, которое может привести к ухудшению качества или уменьшению количества воды источника водоснабжения». Как видно из представленной ниже схемы, ВВП-3, несмотря на пропуск расходов реки Клязьма под нею, все равно находится в 500-метровой прибрежной полосе к северу от открытой части реки Клязьма после ее прохождение под ВВП-3. Таким образом, размещение в 500-метровой прибрежной полосе ВВП-3, где эксплуатируются производящие огромное количество загрязнителей самолеты, нарушает санитарные нормы и правила».

Далее, 2.3 пункт. «Довод об отсутствии запрета на размещение данного объекта в СП 2625-10 не соответствует действительности, поскольку в отзыве Управления, как и ранее в его ответах Заявителю», я представил уже один из них, «скрыто, что на рассматриваемом земельном участке предусмотрено размещение накопителя промышленных стоков, а именно - отходов обработки ВВП-3 противообледенительной жидкостью. В представленном суду в заседании 26.06.2014 фрагменте Раздела 6 проекта «Обоснование санитарно-защитной зоны», разработанном ООО Проектное бюро «Центр экологических инициатив», сказано: « Проект предусматривает строительство двух площадок для обработки воздушных судов противообледенительной жидкостью (ПОЖ) в период перехода температурного режима через ноль. Каждая площадка обустроена автономной системой закрытых лотков, исключающих попадание противообледенительной жидкости в общую водосточно-дренажную сеть... » , и так далее, и так далее. «Далее стоки направляются в подземный резервуар для накопления отработанной ПОЖ и её последующей утилизации. Каждая площадка противообледе-нительной обработки имеет подземный резервуар полезной ёмкостью 1280 кубометров» .

В "Словаре русского языка" Ожегова "накопитель" - это "устройство, вместилище для сбора, накапливания, сохранения чего-либо". На представленной схеме указанное сооружение обозначено под номером 4.2 и, как легко установить благодаря масштабной линейке, оно находится в 500-метровой зоне от открытой части акватории реки Клязьма, где, в соответствии с пунктом 3.2.2.4 СанПиНов, которые 2.1.4.1110-02, запрещено размещение накопителей промстоков, в данном случае - отработанной ПОЖ, поскольку в соответствии с пунктом 2.3.2.4 указанных правил: «Боковые границы второго пояса ЗСО от уреза воды при летне-осенней межени должны быть расположены на расстоянии: А) при равнинном рельефе местности - не менее 500 метров». Аналогичный запрет, цитированный многократно и в Отзыве в том числе, содержится и вот в этих самых СанПиНах, СП 2.1.4.2625-10. Таким образом, представленный Отзыв не содержит каких-либо сведений, ставящих под сомнение обоснованность требований нашего Заявления». Все.

Судья: Есть возражения против приобщения письменных пояснений? [Вялкова: нет] Пожалуйста, слушаю вас.

Вялкова: Но я только что ознакомилась, поэтому я не могу готовый сразу (дать) ответ.

Судья: Ну, отзыв по... Ну что значит "не могу", уважаемый представитель, судебное заседание идет. Пожалуйста, ваше мнение по исковому заявлению, предъявленному к вам.

Вялкова: Хорошо. Я хотела бы сказать, во-первых, что сан.-эпид. заключение выдается на основании экспертных заключений. Все экспертные заключения... Нет ни в одном экспертном заключении о факте нахождения реки Клязьмы во втором... О нахождении рассматриваемого земельного участка во втором поясе реки Клязьма не было представлено. Кроме того, вот этот раздел - "размещение объектов противо-облединительной жидкости" - также нам в управление не поступал, и при рассмотрении материалов по выбору земельного участка не рассматривался. Поэтому эта информация - о размещении противообледенительной жидкости как источника химического загрязнения - я вижу первый раз. По поводу того, что аэропорт является источником загрязнения - действительно является, атмосферного воздуха. Но, тем не менее, в границах санитарно-защитной зоны - то, что определено СанПиНом 2.1.4.2625-10, прописаный четко перечень объектов, который запрещен размещать на границах санитарно-защитной зоны. Туда объекты, водные объекты, даже это если источник питьевого водоснабжения, не входят. Поэтому другим СанПиНам требования указанного СанПиНа не... Они просто не входят в противоречие. В данном случае экспертиза проводилась на соответствие СанПиНа санитарно-защитных зон, в котором требования об исключении водных объектов питьевого назначения не входят. Поэтому выданное заключение на соответствие СанПиНу выдано вполне правомерно, на этот СанПиН. А то, что информация не была предоставлена, что здесь находится источник химического загрязнения - это также не указано в экспертных заключениях. По приказу 224-му, мы раз для рассмотрения применяем, получ... это, достаточно экспетного, положительного экспертного заключения, на основании которого выдается сан.-эпид. заключение. Поэтому нужно задавать, в таком случае, вопросы к вышестоящей организации, выдавшей... заключение по проекту санитарно-защитной зоны, и к экспертам Федерального бюджетного учреждения здравоохранения Московской области, которые выдали экспертное заключение положительное, где не были указаны эти факты. Мы об этом не знали.

Судья: Вопросы?

Маргулев: Вопрос у меня такой. Правильно ли я понимаю, что Управление при выдаче заключений руководствуется какими-то экспертизами, но не руководствуется своими собственными постановлениями, своими собственными нормативными правовыми актами, я имею ввиду СанПиНы. Правильно ли я вас понял?

Вялкова: Нет, вы неправильно поняли. Мы руководствуемся в работе СанПиНами, но сан.-эпид. заключение по закону мы выдаем на основании экспертных заключений. Не доверять экспертам мы имеем право, но если у нас для этого есть какая-то информация. Та информация, которая вот сейчас всплыла, она не была предоставлена в экспертном заключении. Но мы никак не могли выдать... выяснить эту ситуацию по-другому.

Маргулев: Экспертное заключение отвечает на тот вопрос, который был ему поставлен. Но вы не ставили ему вопрос, касающийся соблюдения СанПиНов по источнику питьевого водоснабжения. А только вы могли его поставить, потому что это ваш нормативно-правовой акт - санитарные нормы и правила. Это ваш правовой акт. Эксперты отвечают на заданный им вопрос. Если им заданный вопрос задают про атмосферу и шум, они отвечают про атмосферу и шум. Они сами не могут отвечать на тот вопрос, который им не задавался.

Вялкова: Вы неправильно понимаете значение экспертизы. Мы не задаем вопросы, мы на нее не направляем. Документы первоначально сдавались непосредственно вот на экспертизу, и они проводили экспертизу всех материалов. Мы задавать вопросы при экспертизе не можем, мы оцениваем те материалы, которые нам представлены. Заключение выдано по... по представленным материалам. И задавать дополнительные вопросы экспертам я физически не могу. Если я не знаю, что там еще может быть. Я же не могу его пытать: "а там еще что-нибудь есть, а там еще что-нибудь есть?" Они представили материалы, у нас не было вопросов к этим материалам.

Маргулев: У вас... Вам предоставили материалы выбора земельного участка, на котором течет источник питьевого водоснабжения - согласно вашим нормативным... нормативам согласно вашим. Источник питьевого водоснабжения. А вы говорите, что "это мы не вправе думать о том, что это источник питьевого водоснабжения, потому что кто-то какой-то вопрос не такой поставил экспертной организации, и она на него...".

Вялкова: Никто не ставил вопрос. Вопрос никто не ставил.

Маргулев: Вы понимаете, абсурд какой-то получается полный. Кто же тогда, в чьих интересах, кроме общества, указать тем, кто выдает всевозможные разрешения, указать, что это источник питьевого водоснабжения? Вот мы сейчас судились с Минэкологии Московской области, и совершенно невозможно найти того, кто же укажет, покажет, что: "вот посмотрите, это же источник питьевого водоснабжения". И даже вы - тот, кто установил это, что это источник питьевого водоснабжения на данном земельном участке - вы говорите "нет, ну мы, конечно, это установили, но мы не можем ничего сделать, нам эксперты ничего про это не написали". Вам не кажется, что это дикий абсурд?

Вялкова: Нет, это законо... соответствует законодательству. Мы выдаем заключение на основании экспертных (зарегистрированных заключений).

Маргулев: Нет, это не соответствует законодательству, потому что вы... вы должны при этом не соблюдать закон. Закон вы должны соблюдать просто потому, что его должны соблюдать все. А вы говорите: "Я могу не соблюдать закон, включая свои собственные санитарные нормы и правила, а заодно законодательство о санитарно-эпидемиологическом заключении - потому, что в экспертизе об этом ничего не сказано". Вот что вы говорите. Я так понял, что вы этого не осознаете, я вам, поэтому, сообщаю. Спасибо. У меня нет больше вопросов.

Судья: Есть вопросы? Присаживайтесь. Суд переходит к исследованию письменных материалов Дела. С листа Дела 6-го по 12-й - первоначально поданное заявление. 13-й - санитарно-эпидемиологическое заключение от 31 мая 2011 года. 14-й - приложение к указанному заключению. 18-й, 19-й...

Вялкова: А можно добавить?

Судья: На стадии дополнения. С 15-го по 17-й - акт обследования территории на предмет соблюдения природоохранных требований. Проектная разработка из Дела - 18, 19 - обращение. "Представлено экспертное заключение-исследование генеральному директору Проектное бюро Центр экологических инициатив, директору ФНГЦ Эрисмана Роспотребнадзора", которое расположено по 22-й лист Дела. С 23-го по 25-й - протокол судебного заседания Верховного суда от 14 января 2014 года. С 33-го по 39-й - уточненное заявление. 42-й, 43-й - акт о выборе земельного участка... по 52-й. 53-й, 54-й, 55-й лист Дела - со схемой. С 56-го по 66-й - протокол судебного заседания от 14 января 2014 года в полном виде. 67 - схема. С 69-го по 75-й - проектное заключение. Представленные письменные объяснения, проектная документация текстовая часть, отзыв ответчика на заявление, ответ Аксенову из Управления Роспотребнадзора. Всё, дублирующие документы. Какие будут дополнения?

Маргулев: Уважаемый суд. Все-таки я ходатайствовал о том, чтобы в качестве заинтересованного лица было привлечено Центральное управление Федеральной службы по защите прав потребителей. Поскольку утверждает данное заинтересованное лицо, что, значит, выполняло действия по выдаче санитарно-эпидемиологического заключения - в соответствии, руководствуясь письмом, которое было направлено - вот это письмо от 23.12.2010, оно действительно направлено в управление Роспотребнадзора по Московской области. И в этом письме, значит, говорится, сообщаются вот эти все вещи, касающиеся исключительно санитарно-защитной зоны по атмосфере и шуму. Вот, и, в общем-то, в нем больше ничего и нет, в этом письме, я не знаю, почему на него ссылаются. Но, во всяком случае, так как заявитель... заинтересованное лицо заявило, что выполняло действия, значит, которые были инициированы ее центральным аппаратом, Роспотребнадзором федеральным, то, мне кажется, для того, чтобы полно рассмотреть и объективно это дело, нужно привлечь данное заинтересованное лицо - Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, значит, располагающуюся по адресу: Вадковский переулок, дом 18, строение 5 и 7. Адрес имеется.

Суд: Ваше мнение по ходатайству?

Вялкова: Ну, я не могу решать. Считает если суд, еще посчитает принять, значит да.

Судья: Но это ваше мнение сейчас спрашивает представитель истца. Вы считаете необходимым привлечение указанного органа, или нет? Ваше мнение случается перед тем, как суд вынесет определение.

Вялкова: Это письмо касалось временного размера санитарно-защитной зоны. И в этой части я могу как бы Федеральной службе только какой вопрос? К тому, что в перечне, в описании ситуации не были указаны накопители сточных вод. Это единственное, что не отражено. Остальные вопросы санитарно-эпидемиологического... ой, по проекту санитарно-защитной зоны, там отражены полно. При рассмотрении, по-моему, выбора земельного участка это было, как бы, учтено. А вопрос о том, что мы не определили, что это второй пояс, в экс... в рамках проекта санитарно-защитной зоны он в принципе не мог... и мог не рассматриваться этот вопрос. То есть в данном случае есть... Как бы, мы можем от Федеральной службы только спросить - почему в экспертном заключении не было указано наличие, кроме рулежных дорожек и взлетно-посадочной полосы, накопителей сточных, неочищенных сточных вод.

Маргулев: Ну, так это самый главный вопрос, потому что именно накопитель не разрешается в этой, значит, зоне второго пояса размещать.

Вялкова: Ну, вот единственный вопрос, который мы можем задать - почему они фразу-исключение в своем письме не отразили наличие этих...

Маргулев: Ну, так это самый важный вопрос, конечно.

Судья: Присаживайтесь. Суд определил: отклонить заявленное ходатайство, поскольку оспаривается действие конкретного Управления, и представлены все документы, которыми можно принять решение. Пожалуйста, еще какие будут дополнения?

Вялкова: Можно я тоже спрошу? Заключение от 2011 года по материалам выбора земельного участка - это было практически корректировка предыдущего заключения от 2008 года, о чем указано в приложении. Первоначально этот земельный участок практически той же площади - там с незначительными совершенно изменениями, конфигурация была незначительно изменена, - у него было выдано заключение в 2008 году, когда действовал другой нормативный акт, и в котором река Клязьма не была указана как основной водоток. И в заключении от 2011 года тут ссылается, что заключение выдано на основании выданного ранее заключения от 2008 года, (но) произведена незначительная корректировка границ. То есть река Клязьма как была в границах по заключению 2008 года, так она и осталась. Если в 2008 году мы эти материалы уже согласовали, то с изменением там на год на... Фу, там площадь изменялась там буквально по 3 гектара и конфигурация - мы прикладывали графический материал один к другому, там совсем незначительные изменения произошли. Поэтому мы посчитали невозможным отказаться от своего первоначального заключения, и выдали на основании него. Во втором... Заключении, от 2011 года, основной упор сделан именно на соблюдении санитарных, на размер санитарно-защитной зоны. Заключение от 2008 года было выдано при условии, что будет ими проведена разработка этого проекта санитарно-защитной зоны. И в 2011 году, когда они обратились в Федеральную службу, получили вот это письмо с обоснованием размера санитарно-защитной зоны, они пришли именно во исполнение нашего заключения 2008 года. И было бы странным, если в 2008 году мы согласовали эти материалы земельного участка, и попросили их... ну, как бы, потребовали, попросили, поставили условия - разработать проект санитарно-защитной зоны, и они разработав проект санитарно-защитной зоны возвращаются к нам, и мы им уже отказываем на основании изменения в законодательстве.

Маргулев: Ну, так это естественно, так сказать...

Вялкова: Границы были согласованы, уже этот земельный участок был отведен...

Маргулев: Ну, законодательство, оно же важнее! Вы поймите, ваше согласование: вы должны согласовывать в соответствии с законодательством, а не против законодательства!

Вялкова: На тот момент документы уже были оформлены.

Маргулев: И что?

Вялкова: То. И они к нам пришли с проектом санитарно-защитной зоны.

Маргулев: Ладно, это недоступно моему уму, я все понял.

Судья: Все с дополнениями?

Вялкова: Да, есть (просто что по материалам)...

Судья: Судебное следствие объявляется законченным, суд переходит к судебным прениям. Пожалуйста, в прениях сторона истца выступает, слушаем.

Маргулев: Уважаемый суд! Ну, сейчас было заинтересованным лицом продемонстрирована, я считаю, вся степень правового нигилизма, которая царит в Управлении Роспотребнадзора, которое я давно уже, как бы, замечаю. Можно, оказывается, давать заключения, то есть повторять одни и те же заключения, невзирая на свое собственное - не какое-то чужое, а свое собственное законодательство, которое Роспотребнадзор и принимает. Это сейчас считается нормальным и единственно возможным. Я не знаю, что в таких условиях еще нужно вообще сделать, чтобы, так сказать, "признать" такого рода заключение незаконным. Я прошу суд признать его незаконным, это единственно возможное в данной ситуации решение.

Судья: Пожалуйста, слушаю в прениях.

Вялкова: Я не считаю выданное заключение незаконным. Потому что оно выдано на соответствие тому... В документе четко указано - на соответствие чему оно выдано. Если этот документ... Вопросы есть о том, что он соответствует СанПиНу "санитарно-защитные зоны"? Есть вопрос? Он соответствует. Мы сейчас говорим... Если мы хотим отзывать заключение...

Магулев: Вы его должны... А вы спрашиваете меня? Нет, я думал, вы меня спрашиваете. Нет, конечно, я думал, вы меня спрашиваете.

Вялкова: Можно я договорю? Я вам не мешала. Нет, я вас спрашиваю. Я могу договорить? Мы с вами рассматриваем документ, в котором написано, что материалы выбора земельного участка соответствуют вот этому санитарному законодательству. Оснований для отзыва этого документа я не вижу, потому что все, что здесь приведено - оно приведено на соответствие этому СанПиНу. И говорить о том, что этот документ нужно отозвать - я считаю неправомочным. Оно... если бы здесь был, стоял СанПиН по воде, да, вот этот вот, и вы... и вы (вот) нам доказываете, что мы его оценили неправильно - тогда есть смысл отзывать заключение. Но если это заключение выдано только на соответствие вот этому СанПиНу, которое вы не можете оспорить... Не приводится доводов, что оно нарушается. Какое основание для выдачи этого заключения?

Маргулев: Значит, основание - нарушена процедура в ущерб законодательству. Процедура нарушена, и поэтому это заключение нужно признать незаконным. Не отозвать, а признать незаконным.

Вялкова: Вот, я считаю, что это невозможно. Потому что оно выдано на соответствие тому законодательству, которое вы вот там оспорить не можете.

Маргулев: Нет, нет. Оно не выдано на основе законодательства. Вы обязаны были учесть свое собственное законодательство о санитарных нормах и правилах. Потому что там, на данной территории, источник питьевого водоснабжения.

Вялкова: Так как он... а регламентируется другим законодательным актом. И говорить о том, что эти материалы не соответствуют вот этому СанПиНу - это неправомерно.

Маргулев: У вас единый этот СанПиН? Вы других СанПиНов не выдавали, правильно?

Вялкова: Мы не оцени... Вот то есть исходить из этого, мы не оцениваем другой СанПиН.

Маргулев: А вы должны были это делать. Вы обязаны, вам дали материалы выбора...

Вялкова: А то, что... Ну, по данному случаю, мы читаем с вами документ.

Маргулев: Вам дали материалы выборов земельного участка, в котором течет источник питьевого водоснабжения. А вы говорите: "а я не должна учитывать...".

Вялкова: В этом заключении... Но в этом заключении об этом не говорится.

Маргулев: Это ваше упущение. Так это ваше упущение. Ваша обязанность была это сделать.

Вялкова: Вот какой принцип отозвать? Где в этом документе написано, что здесь есть река Клязьма, и что она здесь...

Маргулев: Процедура принятия. Процедура принятия. Вы не учли законодательство. Процедура принятия нарушена. Вы обязаны учесть...

Вялкова: Другой вопрос.

Маргулев: Это не другой вопрос.

Вялкова: Другой вопрос. Это заключение выдано в соответствии с нарушением санитарного законодательства? Указано, на соответствие чему оно выдано. Оно отсутствует.

Маргулев: Вы законодательство не учли о санитарно-эпидемиологическом благополучии в части своих собственных санитарных норм и правил. Я вам повторяю это уже в который раз.

Вялкова: А я вам отвечаю - по формальному принципу.

Маргулев: Я тоже про формальный признак - процедуру вы не исполнили.

Судья: Суд удаляется для принятия решения.

Вот такой ставший былью Кафка, цирк или как там еще — являет собой ныне судебный процесс, где сторона «государства», прикрывающего интересы правящего паразитария, может хоть говорить, хоть куковать — судья в любом случае выполнит свою функцию «законного» оформления самого вопиющего беззакония...

пост 16 дек. 2013, 22:46

Росприродпозор и другие государственные ошмётки

В конце октября неправительственные экологи и экологисты в очередной раз подписывались под очередным заявлением – на этот раз, адресованным IV Всероссийскому съезду по охране окружающей среды.

Я обычно «с пониманием» отношусь к таким заявлениям, но здесь почувствовал, что это уже нечто совершенно невозможное.

Огромный текст, состоящий, в основном, из «Основных направлений по решению экологических проблем России», заканчивался следующим «криком души»:

«Экологическая ситуация

пост 16 дек. 2013, 22:46

Росприродпозор и другие государственные ошмётки

В конце октября неправительственные экологи и экологисты в очередной раз подписывались под очередным заявлением – на этот раз, адресованным IV Всероссийскому съезду по охране окружающей среды.

Я обычно «с пониманием» отношусь к таким заявлениям, но здесь почувствовал, что это уже нечто совершенно невозможное.

Огромный текст, состоящий, в основном, из «Основных направлений по решению экологических проблем России», заканчивался следующим «криком души»:

«Экологическая ситуация