33 решенные проблемы

Уважаемый Евгений Геннадьевич!

Направляю Вам распечатку моего блога с рассказом о борьбе за спасение Кучинской березовой рощи (в Балашихе) и о том, как мы благоустраиваем лесопарк в Северном Кучино (г. Железнодорожный).

Мне доводилось несколько раз ломать незаконные заборы, рисовать на них краской надписи, а также заборы устанавливать и защищать. Приговор, вынесенный в отношении Вас, наводит на размышления. Он вселяет в души и разум людей, которые борются за свои леса, твердое спокойствие. Он выжигает остатки страха, придавая экологическим и гражданским активистам уверенность в силах. Согласитесь, что терять людям, которые хотя бы однажды встали на пути «Камазов» или лицом к лицу противостояли враждебным охранникам? Чего бояться людям, которые бросались под падающие многотонные деревья, чтобы вырвать у гастарбайтеров работающие бензопилы? Активистам, которые в холод и в жару, в град и ночную темень стоят на защите своих лесов?

Приговор Вам показывает, что экоактивистам есть, что терять. Нашу свободу. После расправы над Вами мы все лучше понимаем, что свобода – это огромная ценность, которой надо дорожить. Через приговор Вам мы понимаем, что сами пока свободны, и поэтому мы должны с максимальной пользой расходовать время, действуя с тройной энергией.

Да, бороться очень тяжело, а порой и опасно! Да, борьба высасывает здоровье, силы и деньги, мешает заработкам, семье, быту и карьере. Но борьба дает человеку возможность подняться над окружающей действительностью, менять ее к лучшему. Приговор, вынесенный Вам, показывает оставшимся на свободе, что надо ценить минуты радости, что дарят нам близкие. Приходится иначе оценивать и результаты борьбы, понимая, что у нас все очень даже хорошо. Ценить нашу радость и нашу волю.

У каждого есть выбор – принять судьбу или уехать. Никто не знает, как он поступил бы сам, окажись в аналогичной ситуации. Но Ваш пример показывает, что большинству из нас некуда бежать, у нас свой дом и мы боремся именно потому, что хотим жить в своем доме и не хотим никуда уезжать, не готовы мириться с дискомфортом.

Приговор, вынесенный Вам, способен выжечь остатки совести у людей, что живут в своих мирах, огороженных высокими заборами. Создает грустный прецедент. Да, каждый заслуживает свою судьбу. Те, у кого есть благополучие и власть, вероятно, много трудились, проявили твердость, хитрость и работоспособность, чтобы достичь своего успеха. Те, кто попадает на зоны, в своем большинстве вовсе не ангелы с крыльями. Но по какую сторону заборов кто не оказался, важно понимать, что у каждого есть право на улыбку и на достоинство. На зоне улыбку вытравливают, в лицах людей часто напряжение, страх или пустота. Осужденных заставляют жить в сложных условиях, где высшей ценностью становится сама возможность ежедневно принимать душ, ибо этого они лишены.

Когда я впервые ломал забор, то горько подумал, до чего же нужно докатиться, чтобы успешный выпускник МГИМО стал ломать заборы? Но ничего, не зря ломал! Эту дыру не осмелились заделать, и для кучинских активистов она стала «дорогой жизни» в лес. Я ломал забор, не прячась: было темно, поздно, рядом находилась будка охраны. Я стучал в забор и колотил. А потом услышал внутри голоса людей, там стояли мои соседи вокруг костра, защищавшие лес. Забор был глухой и высокий, костра из-за него не было видно. Это великое чувство, когда ломаешь в одиночку и вдруг ощущаешь, что нас много, что мы - команда. Да, стуком перепугал не только охрану, но и наших. Но кто-то ж должен был этот забор сломать, дабы не сломили нас?

Когда я месяц спустя рисовал на заборе краской, у меня была четкая целевая аудитория. Мы вычистили огромную свалку на окраине мятежной рощи. Несколько лет там была огромная куча мусора, куда половина жителей поселка Салтыковка сбрасывала туда отходы, которые никто не вывозил. Застройщик говорил про антисанитарию в лесу, что, дескать, спилят рощу, застроят и всем сразу станет хорошо. И опять. Что должно было случиться в стране, чтобы выпускник МГИМО с дипломатическим образованием лично грузил в мусоровозы мешки, в которые жители убрали эту свалку? Почему это не делала балашихинская власть?

Однако большинству жителей Салтыковки было невдомек до нашей борьбы и многие продолжали сваливать в эту кучу свой бытовой мусор вместо того, чтобы довезти его до контейнера. Вместе с соседом мы загрузили еще два мусоровоза, заплатив каждый по несколько тысяч рублей за вызов машин. Так не могло продолжаться бесконечно. И тогда я написал на заборе, которым была огорожена роща, слова красной краской: «Каждый брошенный пакет усиливает право застройщика срубить нашу рощу. МОРТОНУ капут!» И жители Салтыковки вдруг перестали сорить в этом месте.

Краска осталась от визита прокуратуры, эксперты считали и помечали ею деревья. Неправда, что в стране закон не работает. В самые сложные дни экоактивисты ощущали поддержку участковых, милиционеров, прокурорских работников. Потому что мы все здесь живем.

Когда мы не пускали тяжелую технику геологов в нашу рощу, огромный охранник, стал меня укорять: «Вы что тут мешаете? Вы кто такой? Вы мэр? Вы депутат? Вы никто». Я посмотрел на него и сказал: «Я здесь живу. И я здесь власть. А вы кто? Предъявите документы на работы или уходите отсюда!» И этот гигант 2 на 2 на 2 обмяк и отступил.

В борьбе постоянно нужно доказывать силу. Сначала мы поставили в роще беседку. Потом, расчистив часть упавших берез, сделали футбольное поле. И множество мальчишек со всей округи кинулись сюда играть в футбол. Сейчас мы очень красиво обустроили рощу. Потому что мы ее отстояли. Но когда мы ставили первые футбольные ворота из бревен поваленных берез или варили турники, то исход борьбы был неочевиден, многим казалось, что все зря. Неудивительно, что у многих активистов опускались руки, люди уставали, срывались, уходили. Но почти все возвращались. Я по себе знаю, насколько важна поддержка товарищей, насколько важно, когда люди просят тебя проявлять твердость.

Дорогой Евгений. Желаю Вам быть твердым. Я не судья и не адвокат, чтобы судить, справедлив ли приговор, вынесенный в отношении Вас. Я просто знаю, что «назаборил» достаточно, и мне есть что терять. Специфика гражданской активности в том, что однажды вступив на путь борьбы за справедливость и уют, мы, активисты, уже не можем оставаться прежними. Т.е. неспособны пребывать в счастливом неведении, когда рубят лес где-то рядом, или не замечать, когда несправедливость творится уже в отношении других.

Сейчас в лесах Балашихи идут масштабные вырубки. С одной стороны, они неизбежны, ибо эпидемия короеда убила ель в Подмосковье. С другой стороны, люди видят, что вырубки носят не очаговый, а, к сожалению, тотальный характер. Что вместе с пораженными участками вырубают и огромное количество здорового леса. Моя команда с бензопилой почистила от лютого бурелома 35 га непроходимого леса. Я мечтаю создать здесь парк, хочу, чтобы мои и соседские дети ходили в этот лес. Вряд ли кто-то вспомнит, как я этот лес чистил. Вряд ли кто-то способен оценить тот каторжный героический труд. Сейчас я бегаю по чудесной широкой аллее, но я помню, с какими трудами она прорубалась. Пробежать 5 – 10 метров занимает секунду, а чтобы очистить эти метры от сплошного завала упавших деревьев требовались два-три дня трудов. Мы трудились три сезона и теперь так приятно, что можно гулять по лесу, что в лес можно зайти. Пусть дети считают, что «так было всегда», пусть запомнят лес таким, уютным и отчасти ухоженным, чтобы перенять от нас эстафету добра.

Сделав большой проект по уборке леса, я со всей ответственностью говорю, что категорически против вырубок, но за бережную очистку. Сейчас вырублено много, почти ЧЕТВЕРТЬ великолепных лесов Балашихи. И глядя на эту «глубоко обоснованную короедом» несправедливость, я вижу, что нам есть что терять. И терять не гипотетически, а в обозримом будущем. В течение ближайших года или двух мы потеряем еще четвертушку.

Сейчас я иду во власть, баллотируюсь в местные депутаты. Пишу, рассказываю, встречаюсь с людьми. Но большинство балашихинцев устало и равнодушно проходит мимо. Однако каждый день мне удается встречать человек десять, которые проникаются убеждением, что бороться за спасение леса реально. Если я стану местным депутатом, я постараюсь организовать широкое гражданское движение, чтобы бережно очистить леса Балашихи от бурелома силами жителей. Основа есть.

Я давно не критикую несправедливость, а полагаюсь лишь на собственные силы. И если кто-то допускает несправедливость, он должен четко понимать, а что же достанется жителям? В социальном государстве люди должны делиться процветанием, чтобы больше стало улыбок. Важно уметь создавать чистоту и красоту, ибо это спасет мир.

Знаю, что Вам сейчас непросто. Что на зонах нет никакой романтики, а отсидка – это потерянные годы жизни. Сейчас далеко не факт, что из этой борьбы вы выйдете победителем. Но уверен, вы справитесь. Ваш пример показывает, что экологическое движение в России есть, и что оно потихоньку становится все крепче. Ваш опыт доказал, что даже вполне безобидная акция может стать поводом для уничтожения человека. Понятно, что посадили Вас не столько за надпись, а «по совокупности», за последовательность и принципиальность. Возможно, рисовать на заборах совсем не интеллигентно, но что уж поделать. Чтобы все могли жить интеллигентно и в уюте, кто-то должен чистить мусор, сломать незаконные заборы, рисковать.

Вы на время потеряли возможность быть в лесу и жить в замечательном приморском городе, а это огромная ценность в душных бараках. Но вы то хоть знали, за что боретесь. А я сейчас беседую с жителями Балашихи, которые потеряли лес рядом с домом. Они просто никогда не задумывались, что лес это ценность, а ценности надо защищать. Вы то отсидите и выйдите, а вот у тех, кто не стал бороться, кто однажды опустил руки, лес отнимают уже навсегда, или на очень-очень долго.

Желаю Вам крепкого здоровья и буду за Вас молиться.

С уважением,

Анатолий Баташев

Защитник Кучинской березовой рощи и балашихинского леса