24 решенные проблемы

Всего через два года в Петербурге должен появиться новый музейный комплекс, посвященный Блокаде Ленинграда. 8 сентября – в день памяти жертв Блокады – выберут проект будущего музея, а затем неподалеку от Смольного начнется масштабное строительство, которое планируют завершить не позднее января 2019 года, когда в городе пройдет празднование 75-летия освобождения Ленинграда. Несмотря на столь четкие планы и 2 миллиарда рублей, которые выделят из городского бюджета на строительство после подведения итогов конкурса, у градозащитников и горожан остается множество вопросов относительно будущего музея. Обознаим главные из них.


dda47b8f92680a36a1a9e9add0d35339.jpg

Первый Музей обороны Ленинграда. Зал Победы. Фото http://avp23649.livejournal.com/236890.html


Самый несчастливый музей

Первый музей обороны Ленинграда появился в Соляном городке еще до окончания войны, но в конце 40-х его закрыли из-за знаменитого «Ленинградского дела». Частично восстановить экспозицию удалось только в 1989 году, но не на прежних площадях (около 40 тысяч квадратных метров), а в небольшом здании (чуть более 1 тысячи квадратных метров), где до революции располагался Кустарный музей. Уже тогда эти помещения плохо подходили для хранения быстро растущих фондов и экспозиции, а к началу XXI века обветшали окончательно. Остальные здания Соляного городка, которыми в 40-е располагал музей, сейчас принадлежат Министерству обороны и частным лицам, и, несмотря на длительные обсуждения, так и не были переданы Минкульту.

Власти города, к которым за решением проблемы обращались музейщики и градозащитники, не сочли нужным бороться с Минобороны, а помочь более радикально: в 2014 году Георгий Полтавченко заявил, что в Петербурге будет построен отдельный современный музей Блокады. Сначала его планировали возвести в Московском районе около СКК и Парка Победы, однако впоследствии от этого решения отказались и под музей выделили 1,73 га в излучине Невы неподалеку от Смольного собора, в центре предполагаемой развязки будущего Орловского тоннеля.

Летом 2016 года оператором проекта нового музея назначили городскую государственную компанию «Центр выставочных и музейных проектов», которую возглавляет бывший временно исполняющий обязанности директора Цирка на Фонтанке Сергей Важенин, а в мае текущего года оператор вместе с Комитетом по градостроительству и архитектуре (КГА) объявил о начале закрытого международного конкурса, к участию в котором пригласили несколько архитектурных бюро. Администрация города выделила на его проведение 17,3 млн рублей, всю будущую стройку оценивают в 2 млрд. Сейчас в манеже Конюшенного ведомства идет выставка проектов конкурсантов, которую может посетить любой желающий, а на сайте КГА открыто голосование для горожан. Победителя планируют объявить 8 сентября. Выбирать его будет жюри под председательством губернатора Георгия Полтавченко. Помимо главы Петербурга в него вошли вице-губернаторы Игорь Албин и Владимир Кириллов, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, глава КГА Владимир Григорьев, советник президента Владимир Толстой и главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Неустановленные взаимоотношения

Планы строительства нового музея выглядят достаточно спешными – возвести масштабный комплекс планируют всего за полтора года. В нем на площади 25 тысяч квадратных метров разместятся мемориалы, парковая зона и военная техника. Внутри здания будут расположены постоянная экспозиция, зоны для временных выставок, научно-исследовательский центр, образовательный центр, фондохранилище и множество других подразделений. Однако конкретная концепция будущего музея до сих пор не придана огласке.

6463575fa4c3f9ac32023bae2f6dcbd6.jpg

Проект здания нового музея от Архитектурной мастерской Мамошина http://mamoshin.com/


Неясными остаются и формальные взаимоотношения с нынешним музеем Блокады в Соляном переулке. Сейчас его сотрудники помогают создателям нового музея: вместе изучают фонды, работают на выставке проектов будущего комплекса, однако найдется ли им место в новом здании – неизвестно. Источник в Музее Блокады сообщил «Активатике», что большинство сотрудников не уверены в своем будущем в новом учреждении, а руководство не делает прямых заявлений на этот счет.

Не смогла внести ясность и заместитель директора Музея обороны и Блокады Ленинграда Милена Третьякова – один из создателей концепции нового музейного комплекса. В разговоре с «Активатикой» она сообщила, что «музей остается в том месте, где он сейчас находится. Как я понимаю администрацию города, они сейчас не делают никаких переподчинений, потому что неизвестно, кого переподчинять, потому что новое здание еще не построено. Но в принципе в концепции музея заложено, что экспозиция и все материалы будут сделаны на основе наших фондов, Музея на Соляном, и соответственно, это будет в любом случае очень тесное партнерство, а в принципе мы предполагаем, что каким-то образом произойдет объединение. Скажем так, я не понимаю юридических формальностей, потому что это не моя компетенция».

По словам источника в Музее Блокады, Милена Третьякова курирует взаимоотношения учреждения с заказчиком строительства нового комплекса – «Центром выставочных и музейных проектов». Характерно, что уже будучи замдиректора Музея обороны и Блокады, она, как и глава «Центра» Сергей Важенин, работала в Цирке на Фонтанке – упоминание об этом есть на странице Третьяковой в Facebook. Причем месяц завершения сотрудничества совпадает с месяцем снятия Важенина с должности врио директора.

До того как возглавить Цирк, Сергей Важенин не работал с учреждениями культуры, а строил карьеру спортивного чиновника, в частности до 2013 года был председателем комитета по физкультуре и спорту Ленинградской области. Сейчас же, возглавляемый им «Центр выставочных и музейных проектов» является заказчиком и разработчиком концепции нового музея, а также отвечает за ее воплощение. Причем в своих комментариях Важенин не скрывает, что новый музей будет совершенно отдельным от старого: «Этот музей останется в Соляном городке, будет развиваться самостоятельно, - сказал Важенин в декабре 2016 года, - Надеюсь, что ему рано или поздно вернут исторические площади. Мы будем делать новый музей про блокаду, у которого пока нет названия. Он задуман как интерактивное пространство, где будут представлены оцифрованные документы, письма и другие материалы, связанные с блокадой. Подлинные предметы должны храниться в Музее обороны и блокады Ленинграда, с которым мы активно сотрудничаем».

257b21758a13bfb7ce668214c27f44e3.jpg

Музей обороны и Блокады Ленинграда. Фото karpovka.com

В такой ситуации коллектив действующего музея Блокады опасается, что все средства, выделенные на тему Блокады в юбилейный год, освоит строящийся комплекс. Однако Милена Третьякова эту теорию категорически отрицает: «Это совершенно разные проекты, - сообщила она «Активатике», - Это разные финансирования, разные организации этим занимаются. Потому что есть оператор АО «Центр выставочных и музейных проектов», которому поручено строительство нового комплекса. Соответственно мы с ними партнеры, у нас заключен договор о сотрудничестве в плане составления концепции. Она разработана на базе нашей концепции развития музея на Соляном – это еще один плюсик за то, что, скорее всего, все это будет единое целое с двумя выставочными площадками и с нормальным общим фондохранилищем. Мы сотрудничаем, потому что надо чем-то насыщать новый музей, это должны быть какие-то темы, какие-то предметы, даже если основой экспозиции будут электронные панели, материалы для них нужно откуда-то взять: реальные дневники, реальные письма и фотографии, это всё в наших фондах».

Сейчас в фондах Музея обороны и Блокады действительно ведется активная работа: отсматриваются материалы, отбирается то, что может подойти для использования в новом музее. При этом фонды расположены во влажных и заплесневелых подвальных помещениях, что запрещено музейным законодательством, а хранители фондов вынуждены работать там же. Несмотря на небольшую общую площадь, нынешний музей требует серьезных вложений и большого ремонта. Часть сотрудников полагают, что в ближайшее время его могут закрыть на капитальный ремонт. А вот откроют ли его потом – никто не знает.

Косвенно Милена Третьякова подтвердила скорое закрытие музея в разговоре с «Активатикой»: «В любом случае строится новое здание не строится новое здание, мы должны, конечно, в ближайшее время закрываться на ремонт каким-то образом, просто мы не закрываемся, потому что сейчас юбилейный год или еще что-то, как я понимаю. Подвалы в плохом состоянии и само здание. Сейчас прошла комплексная техническая проверка состояния здания, были выявлены какие-то вещи, и нам их нужно ремонтировать. В прошлом году мы заменили окна, но все равно нужно будет экспозицию закрывать, делать ремонт помещений. То есть не капитальный ремонт – в смысле перекрытия менять, но тем не менее».

Как раз после замены окон в музее, по словам бывшего сотрудника, произошел неприятный инцидент, который мог закончиться гораздо хуже: с потолка прямо на экспозицию упал довольно увесистый кусок штукатурки. По счастью, в этот момент посетителей в зале не было. Практически аварийное состояние здания в Соляном переулке очевидно для сотрудников учреждения и не добавляет им оптимизма. Еще меньше оптимизма вызывают слухи о скором окончании контракта нынешнего директора Музея Блокады Сергея Курносова, который пришел на Соляной в 2013 году из Центрального военно-морского музея. Обнаружить документальные подтверждения или опровержения этих слухов «Активатике» не удалось.

Заняв свой новый пост, Курносов начал активные преобразования в Музее Блокады, привлек внимание чиновников и СМИ к проблемам учреждения, в том числе – к нехватке площадей. Сначала курс был взят на расширение внутри Соляного городка, однако еще в 2013, в одном из первых интервью на посту директора Курносов говорил «Интерфаксу»: «Расширение существующего музея в Соляном городке – это вариант «А», от которого мы не отступим. Будем добиваться, будем надеяться. Но всегда должен быть вариант «Б». А желательно еще и «В». Вариант «Б» у нас есть, и он уже озвучен городской администрацией. В помещениях в Соляном переулке мы оставим только штаб-квартиру, основную экспозицию. Возможно, впоследствии она будет перестроена и посвящена не только и не столько истории борьбы за Ленинград, сколько истории самого «репрессированного» в 1949–1953 годах Музея обороны Ленинграда».

Удивительно, но этот прозрачный вариант развития событий – создания в Соляном музея, посвященного самому музею, в последнее время практически не озвучивается. Не упомянула его в разговоре с «Активатикой» и Милена Третьякова.

Горожане против

Строительство нового музея не вызывает восторга и у многих горожан, которые активно обсуждают представленные на конкурс проекты в соцсетях. Еще до того, как макеты зданий были показаны публике, некоторые участники конкурса возмутили петербургских общественников. Так, фонд «Помним всех поименно» пригрозил КГА судебными исками из-за того, что на конкурс были приглашены архитекторы из стран бывшей гитлеровской коалиции – Германии и Финляндии. По мнению представителей фонда, которое они высказали в городских СМИ, немецкие и финские дизайнерские бюро могли бы разработать проект музея за свои средства, но бюджетные деньги им выделять нельзя. Тем не менее, обе компании – Thomas Herzog Architekten из ФРГ и Landelma & Mahlamaki из Финляндии приняли участие в конкурсе наравне с другими претендентами и при любых итогах получат гарантированные полтора миллиона рублей, а если войдут в первую тройку – на несколько сотен тысяч больше.

fa929ed419091fcca1de24f69f725169.png

Немецкий проект Музея Блокады. Изображение https://archi.ru/russia/75335/muzei-blokady


Еще большую волну недовольства вызвало то, что в задании к проекту указаны «зона приемов» с ресторанным залом, а также подразумевается возможность организации отдельного входа со специальным подъездом и парковкой. «Особым садизмом, - написал в своем Facebook архитектор Сергей Мишин, - отдает присутствие на проектных планах спецпроходов, спецресторанов и залов приемов для vip-гостей, эволюционно продолжающих производство ромовых баб для столовой Смольного зимой 1941 и ленд-лизовские мандарины, сбрасывавшиеся на Дворцовую площадь для Ждановского стола. Думали ли архитекторы, что где-то по коммуналкам догнивают, доживают последние блокадные дети, таскаются по полушкам и пятерочкам, аптекам и поликлиникам. Легче им станет от вашего перфорированного бетона?..»

Целая дискуссия на этот счет разгорелась на странице Милены Третьяковой, которая попыталась расставить точки над i. «В музее предполагаются не только выставки, но и встречи, кинопоказы, встречи делегаций, - написала она в ответ на один из комментариев, - Причем «делегации» – это не только президент и король, но и школьники и т.п. Например, в Армении - роща памятных сосен , посаженных президентами, деятелями науки и культуры. Все они посажены в рамках официальных визитов музея-мемориала. Вот вам и «вип-вход». В одном месте идем на церемонию, не мешая никому и в то время, когда на экспозиции люди или она наоборот экспозиция закрыта. В другом - идем на церемонию и концерт, встречу в рамках официального визита. В третьем - заходят сотрудники, в четвертом - разгрузка груза, можно еще доп.вход для библиотеки и архива. Причем все входы/выходы не отменяют внутренних коммуникаций и объединений пространств. Просто идя на встречу не надо заставлять идти через весь музей и наоборот. Есть разный функционал».

Музейный комплекс, который планируют построить около Смольного, действительно должен работать не только в режиме музея. Сожительство под одной крышей временной и постоянной экспозиции, фондохранилища, института изучения Блокады и других организаций подразумевает возможность независимого передвижения туристов и сотрудников. Однако многие горожане, даже осознающие этот факт, не находят в предложенных архитекторами зданиях самого главного – эмоционального отклика, необходимость которого была даже обозначена в техзадании: «задача конкурса предложить композиционное, образное решение пространства музейно-выставочного комплекса с организацией функциональных зон, коммуникаций, направленных на получение максимального эмоционального воздействия на посетителей».

4e840162d1d2185279cd92910b4742ba.jpg

Проект Музея Блокады от Архитектурного бюро "Студия 44". Изображение http://www.studio44.ru/


На отсутствие этой составляющей в интервью «Фонтанке» сетует градозащитница, глава региональной общественной организации «Охтинская дуга» Елена Малышева: «Любой из этих проектов можно поставить в любом городе мира, А в нашем городе есть музей, который был в Соляном городке изначально — сейчас там остался только кусочек. И эти деньги можно потратить на восстановление музея в Соляном городке. Выделить средства на то, чтобы здания, которые имели непосредственное отношение к обороне Ленинграда, приспособили для филиалов Музея обороны и блокады Ленинграда, с конкретными функциями – допустим, блокадную подстанцию, трамвайный музей... Какой-нибудь из небольших корпусов, которые сейчас пытаются ломать, потому что они мешают новому строительству, приспособить как жилое здание, восстановить дух. Эти же здания не несут блокадного духа, они просто-напросто – урбанистика, глухая и жадная до денег, другого здесь нет».

Подобные мнения – о том, что деньги, запланированные под новый музей, стоило бы отдать на восстановление прежнего в Соляном переулке, – достаточно популярны. Однако руководство учреждения не разделяет эту точку зрения: «Соляной городок, в котором открывался наш музей во время войны, - сказала «Активатике» Милена Третьякова, - Открывался, в общем-то, захватническим методом. До войны здесь был сельскохозяйственный музей и еще ряд музеев и организаций. И во время войны, когда было принято решение, что существующая выставка трофеев должна занять музейные пространства, ее перевезли в эти пустые тогда здания. То есть никакой привязки идеологической не было. Сейчас все говорят: «а давайте вот на Соляном!». Это, наверное, было бы чудесно, потому что удобное место, но само состояние зданий неудовлетворительное, и никогда не было удовлетворительным».

Комментируя представленные на конкурс проекты, Третьякова отметила, что называть конкретных фаворитов до подведения итогов конкурса неправильно, однако сообщила, что для себя выделяет трех участников.

«Я между ними все время мечусь, - сказала Милена Третьякова, - потому что в одном выскакивает пространство верхнее, образ, в другом очень удобное внутреннее пространство. И тут еще такая вещь: предложение по решению экспозиционного пространства. Дело в том, что есть обывательская путаница: концепцию музея смешивают с концепцией экспозиции, а это разные вещи. Концепцию экспозицию создать, не имея помещения – нельзя. Это с одной стороны, с другой стороны можно сказать, какие основные темы будут подняты. Но вопрос в том, что у нас никогда не было большого музея и никогда не было специального научно-исследовательского института, который занимался бы Блокадой. Есть очень много тем, поднятых в научной литературе, но отсутствующих в обывательском понимании, они еще не перешли в популярное знание. И вот это работа ближайших десяти лет, и, может быть, Блокада развернется какими-то еще сторонами кроме подвига и трагедии».


Капля крови в дорожной петле

Участок Смольной набережной, выделенный под строительство нового Музея Блокады, по форме напоминает каплю крови – именно красным цветом он заштрихован на планах КГА. Такая форма обусловлена тем, что участок располагается в предполагаемой петле развязки будущего Орловского тоннеля – давнего проекта городской администрации.

Идея строительства автомобильного тоннеля под Невой впервые прозвучала в начале нулевых. Он должен был связать Пискаревский проспект с Орловской улицей, обеспечив жителям правого берега Невы свободный проезд в центр и разгрузив близлежащие мосты. От дорогостоящего проекта много раз отказывались, но всегда возвращались к нему снова.

97b43a13675cfe92494f17ed1147c143.jpg

Последнее на данный момент постановление правительства о расторжении договора со строителями датируется 2015 годом. С тех пор об Орловском тоннеле не было ничего слышно, пока градозащитники во главе с Александром Карповым не обнародовали черновик концепции развития транспортной инфраструктуры Петербурга до 2043 года. В этом документе, который пока не имеет официального статуса, в числе прочих запланированных дорог значится и Орловский тоннель. Начало его строительства намечено на 2039 год. Если все сложится именно так, то первые 20 лет новый Музей Блокады простоит в окружении зеленых насаждений, и лишь потом под ним и вокруг него развернется масштабное дорожное строительство.

«Ещё надо учесть, - написала «Вконтакте» градозащитница Анастасия Плюто, - что строить новый музей собираются в очень ненадёжном месте: над выходом туннеля. Десять лет назад этот проект уже был остановлен, как угрожающий домам на правом берегу Невы. С тех пор мы не слышали, чтобы его переработали. Не лучше ли сначала определиться с переправой и развязкой, и только потом обсуждать, что воткнуть в середину дорожной петли?»


«Активатика» будет следить за развитием ситуации вокруг Музея Блокады. Подведение итогов конкурса на новое здание запланировано на 8 сентября. Доступ на выставку проектов открыт всем желающим до 10 сентября включительно (кроме 7 и 8 сентября, когда экспозиция будет закрыта для подведения итогов). Выставка проходит в Манеже Конюшенного ведомства. Музей обороны и Блокады Ленинграда работает по адресу Соляной переулок, дом 9.

пост 12 янв. 2017, 20:00

​Исаакий на острие противостояния – музей или храм?

Заявление правительства Санкт-Петербурга о передаче РПЦ Исаакиевского собора вызвало горячий протест и ожесточённые споры. Противники «реституции» уже собрали более 100 000 подписей, а сторонники заявляют о необходимости соблюсти справедливость и призывают к спокойствию. Между тем, на стороне протестующих весьма тяжеловесные аргументы и факты.

«Не нужно строить баррикады и вновь пытаться устраивать революцию. Мы это прошли и

пост 22 июля 2016, 11:01

​ЮНЕСКО требует прекратить строительство музейного комплекса у Соловецкого монастыря

Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО «подтверждает высказанную ранее озабоченность относительно неуместного расположения Музейного комплекса и настоятельно призывает государство-участника незамедлительно прекратить строительство, демонтировать уже построенные части здания и рассмотреть более подходящие проект и место расположения Музея, после чего представить доклад в Центр Всемирного наследия к 1 декабря 2016 года, для рассмотрения».

Эта резолюция принята в середине июля 2016 года

пост 22 июля 2016, 11:01

​ЮНЕСКО требует прекратить строительство музейного комплекса у Соловецкого монастыря

Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО «подтверждает высказанную ранее озабоченность относительно неуместного расположения Музейного комплекса и настоятельно призывает государство-участника незамедлительно прекратить строительство, демонтировать уже построенные части здания и рассмотреть более подходящие проект и место расположения Музея, после чего представить доклад в Центр Всемирного наследия к 1 декабря 2016 года, для рассмотрения».

Эта резолюция принята в середине июля 2016 года

пост 12 янв. 2017, 20:00

​Исаакий на острие противостояния – музей или храм?

Заявление правительства Санкт-Петербурга о передаче РПЦ Исаакиевского собора вызвало горячий протест и ожесточённые споры. Противники «реституции» уже собрали более 100 000 подписей, а сторонники заявляют о необходимости соблюсти справедливость и призывают к спокойствию. Между тем, на стороне протестующих весьма тяжеловесные аргументы и факты.

«Не нужно строить баррикады и вновь пытаться устраивать революцию. Мы это прошли и