21 решенная проблема
Свободу Дмитрию Богатову — #freeBogatov

Вместо предисловия...

Сейчас вышло уже немало серьезных материалов о прошедших выборах... или невыборах, как их успели окрестить.

Внесу свою скромную лепту.

Напомню, что раньше я был членом с правом совещательного голоса в ТИК (территориальной избирательной комиссии) на выборах 2011 года, наблюдателем на президентских выборах 2012 года и участников мобильной группы на выборах мэра в Химках, тоже в 2012 году.

В этот раз пошел кандидатом сам, про списку от партии «Яблоко». Заодно наконец-то дошли руки вступить в саму партию, чему уже не раз успел порадоваться.

Однако, история наша, разумеется, началась не 18 сентября, в единый день голосования, и даже не жарким летом, когда партии утверждали списки.

Следуя за цепочками событий, конечно, можно обнаружить истоки подмосковных выборов и в битве на Калке, и в стаях ракоскорпионов, маршировавших по палеозойской суше. Но мы не будем так углубляться =)

Пролог

Надо делать то, что нужно нашим людям,

а не то, чем мы здесь занимаемся.

В.С. Черномырдин

В нашем уютном городке про выборы заговорили за год, а то и больше, до дня голосования. Городские активисты, которые к тому времени собрались в довольно крепкое сообщество, побывали в наблюдателях, изведали общественных советов и общественных палат, к выборам, как ни странно, относились очень вяло и сухо.

Партии наши — смеюсь, набивая эти строки — вели себя в лучших традициях суслика из фильма «ДМБ»: его не видно, а он есть. Единственный раз, когда партии напомнили о себе, был сбор помощи Донбассу, устроенный местной КПРФ. Помню, тогда на работе подошел в коридоре к депутату этой самой местной партячейки, и говорю:

- У меня деловое предложение!

- Какое? - осведомляется он.

- Химки надо переименовать в Донбасс, - серьезно отвечаю.

- Зачем? - ошеломленный, недоумевает он.

- Чтобы вы и нам начали хоть как-то помогать!

Тем не менее, все активисты наши ясно понимали, что в этот короткий предвыборный период власти обычно вынимают беруши из слуховых органов и слегка раздвигают шоры на своих глазах, и даже готовы что-то делать. Поэтому мы старательно искали выходы на структуры, должностных лиц. Стучались во все двери, поскольку в кои-то веки появился шанс протолкнуть под любой маркой хоть что-то реально полезное.

Дима Трунин с поражающей меня до сих пор энергичностью проводил круглые столы и выездные встречи. Именно с трунинской подачи у нас за эти полгода появилось больше полезных знакомых в других городах, чем за все предыдущие три года.

Могу честно сказать, что из знакомых активных химчан желания идти кандидатами не было почти ни у кого, поскольку морока, и в дружных наших рядах проходили своеобразные «антипраймериз»: поиски крайнего, кто и станет кандидатом. Дело в том, что на что активисты наши ну никак не могут пожаловаться, так это на недостаток загрузки: суды, переписки со всякими инстанциями, расследования, разведка — каждый вкалывает за семерых, причем совершенно бесплатно. Поэтому, кстати, когда всю весну кто-то нет-нет, да и предлагал двинуть кандидатом меня, я отвечал сначала вежливо, а потом уже и с матом, объясняя, что своих дел по горло и если мою работу кто-то может на время взять потащить, то таки-согласен, пойду. Что, нету желающих поносить эти вериги? Ну вот и рот закройте.

В итоге выбрали Антонину Стеценко, поскольку она самая харизматичная и хуже всех открещивалась. Жизнь — суровая штука.

Наверное, так оно и случилось бы: двинули Тоню одномандатником в Химках. Всем Химсоветом помочь ей пройти и затем заиметь в химкинском совете депутатов целого одного хорошего человека. Луч света в этой клоаке, так сказать.

Но совет депутатов был иного мнения...

Глава первая: парад лизоблюдов как движущая сила гражданского общества

Что ни делаем, получается КПСС либо автомат Калашникова.

В.С. Черномырдин

Планы эти пустили под откос сами депутаты, и, как показала жизнь, их холуйство в конечном счете сыграло на руку нам, а самим холуям вышло боком.

В порыве верноподданнических чувств городской совет депутатов собрал встречу с жителями, типа публичные слушания, где обсуждал поправки в устав, а именно — отмену одномандатных округов по Химкам. Про заседание то я уже писал заметку, напомню только, что всех вменяемых людей совершенно шокировало то абсолютно, подобострастно дружелюбное отношение кандидатов к власти и друг другу. Вы себе можете представить, чтобы Жириновский на заседании сказал: «Мы уже давно одна большая семья, нам хорошо, зачем что-то менять»? А председатель химкинского ЛДПР именно так и выступил.

Тогда реакция наша на этот парад флюродроса была достаточно однозначной: ярость. Если бы совет депутатов снял порноролик со своей оргией в зале заседаний, это активную часть химчан, полагаю, оскорбило бы меньше.

Тем не менее, именно из-за этого лизоблюдства обстановка в наших окопах развернулась на 180 градусов и желающие идти на выборы от любых партий появились повсюду.

Главным образом, появились из-за общего желания вычистить из совдепа как можно больше этих сгустков подхалимства.

В начале мая я тоже нехотя решился помогать с избирательной компанией друзьям. К середине мая согласился идти в списке, но только в конце. К середине июня уже и не в конце, чтоб было, о чем агитировать.

Как обычно и бывает, хотел постоять в сторонке, а под конец обнаружил себя несущимся на танки с ножкой от табуретки.

Однако, был и второй могучий импульс активности химчан на выборах, и он тоже пришел оттуда, откуда не ждали.

Глава вторая: медвежья болезнь власти, она же фальстарт

Услужливый дурак опаснее врага

И.А. Крылов, «Пустынник и медведь».

Настырная, навязчивая агитация за «Единую Россию» началась более чем за полгода до голосования: химкинский руководитель стал проводить обычные ежеквартальные встречи с населением при сильно изменившемся антураже: флаги «Единой России», футболки «Единой России», листовки «Единой России». Расстарались настолько, что даже весьма лояльных власти людей начало отчетливо тошнить.

К началу лета «медвежья болезнь» достигла накала, и тут случилось одно весьма характерное событие: общаюсь я по телефону с одним своим бывалым коллегой-активистом, и тоже внезапно слышу, что он идет на выборы кандидатом. Немало удивляюсь. «Устал терпеть это хамство от единороссов», - поясняет он.

А потом цвели каштаны, и среди их душистых белых свечей выглядывали сытые рожи кандидатов на едросовом праймериз, что раздражало еще сильнее. Что это было, кому и зачем понадобился этот самый праймериз, мы так и не поняли, но сделали интересное наблюдение: о результатах праймериз в Химках власти постарались отмолчаться. Всезнающие наши собратья, чутко следящие за подковерными драками бульдогов и провертевшие дырку в портретах Путина в каждом кабинете, чтобы подглядывать за властной закулисой, ехидно рассказывали нам, что старушки, дисциплинированно пришедшие на праймериз, спрашивали «а хде ж коммунисты?», после чего уходили сердитые.

Тут должен покаяться, что, в кои-то веки, пытался тогда «работать конструктивно», то есть не воевать с местными властями, а предлагать им какие-то толковые вещи и помогать их воплощать. Кое-что прорывное, кстати, даже получилось. На этой волне успел даже на общественных началах побыть советником руководителя администрации по экологии.

Увы, ожидания не оправдались: выяснилось, что желание сотрудничать с активными гражданами не пошло дальше мелкой показухи. Последней каплей стала моя попытка предложить в Химках проект создания градоэкологического каркаса, какие сейчас активно разрабатываются, к примеру, в Краснодаре и Ростове. После разговора с мэром и его замами выяснилось, что за год совместной работы в администрации не появилось никого, кто хотя бы отдаленно понимал, что это и зачем оно нужно, а градоначальники вместо повышения экологической эффективности толкают «благоустройство». В общем, я человек наивный, и очень поздно признал для самого себя, что любые начинания будут тонуть в этой трясине.

Поняв это, позвонил нескольким товарищам, ругавшим меня за излишнее стремление втолковать что-то местным чинушам, и говорил каждому: «Ты был прав».

Вишенкой на торте стал июльский ураган. В ту судьбоносную ночь в Химках повалило сотни деревьев. Узнав это, я тогда подумал: вот, в пору будет поднять свои прошлогодние доклады о том, что деревья нужно своевременно лечить и мониторить их состояние, дабы не появлялось стволовой гнили. И тут по местному ТВ показывают меня и говорят от лица администрации, что деревья попадали из-за слишком рьяного природозащитника, не дававшего их рубить. Мы тогда от души посмеялись. Сомнений в правильности решения ввязаться в эти политические дрязги не осталось, поскольку этот мелкий пример показал, что с нашей властью иметь дело невозможно в принципе.

Глава третья: дележка шкуры неубитого едроса

Если в процессе работы никто не посылал друг друга матом —

значит, отношение к работе недостаточно серьезное.

Народная мудрость.

Как уже говорилось, оппозиционное подполье у нас больше и пестрое, а потому о том, чтобы идти от одной партии, даже речи не было. Когда я решил идти от «Яблока» и предложил это соратникам, от львиной их доли услышал: «Да ты дурак! Яблочники же против Путина открыто выступают и против Крыма, никогда никуда так не пройдут». Сомнений было много, но все разрешил случай: как-то мы договорились встретиться и обсудить наши действия на выборах. Тогда мне и еще паре человек показалось, что устроить две встречи с разными людьми в один день — хорошая мысль, несмотря на то, что часть их вечно обвиняет и подозревает окружающих во всех мыслимых смертных грехах. В итоге, как во всех комедиях, из-за мелких недопониманий обе встречи перемешались в кучу, рядом оказались не те, кто изначально ожидался, и обвинения в предательстве, двурушничестве и прочих прегрешениях полились рекой.

Тогда нас приглашали в несколько партий, и как эта неудачная посиделка, так и еще несколько подобных ей событий быстро расставили все по местам.

Видите ли, можно быть сколько угодно хорошими и активными людьми, но настоящую пробу на человека ставит не спокойная спланированная работа, а внештатные ситуации и внезапные разногласия.

Команда одной партии удивила нас тем, что еще до объявления выборов уже смертельно разругалась между собой о том, как делить мандаты, и записала в предатели всех давних соратников, которые отказались трудиться на их продвижение.

Другая команда поставила ультиматум: мы пускаем вас в список, но за это вы никогда до самых выборов не напишите ничего про другие партии и кандидатов ни на одном своем ресурсе или аккаунте.

Первым мы ответили: «Простите, но серьезная работа еще на началась, а вы уже перессорились — неужели вы думаете, что такая команда что-то может?» Вторым ответили: «Извините, но нас еще не выбрали, а вы уже нами помыкаете — ну и зачем тогда идти с вами?»

Забегая вперед, скажу, что обе этих партии не прошли, несмотря на бодрое начало.

Отсев привел нас в команду «Яблока», поскольку Дима Трунин как раз-таки изо всех сил искал точки соприкосновения с любыми адекватными людьми и звал всех дружить против обнаглевших едросов.

Конечно, свои дрязги на тему «кто в каком порядке идет» случились и в «Яблоке». И тут я сделал второе важное наблюдение: на памятном заседании, где обсуждался список, был шквал взаимных обвинений, компромата и просто поклепа. В пучине гневных выступлений и споров, в конечном счете, обе стороны пошли на уступки, сваяли на месте вполне сносный коалиционный список, и уже через час после полемики я жал руку тому, с кем обменивался упреками и руганью. Уже в горниле избирательной компании порой ловил себя на мысли, как дружно и слаженно мы вкалываем, и искренне зауважал тех, кого рядом с собой видеть не хотел всего месяц назад.

Работа всех рассудила.

Глава четвертая: не все экологисты одинаково полезны.

Лучше быть головой мухи, чем жопой слона.

В.С. Черномырдин

Документы с горем пополам подготовлены, списки сданы. Вот мы уже во время еженедельных вечерних сборищ в штабе общим умом думаем, где и сколько агитировать, какие встречи проводить, что печатать в газете, как оформить листовки — в общем, погрузились в выборную страду с головой.

И тут нежданчик: оказывается, на нас подали в суд, да не кто-нибудь, а партия «Зеленые». Требуют, значится, снять с выборов список «Яблока» из-за каких-то формальных нарушений при заполнении документов. Повезло, что Дима Трунин, который шел у нас первым номером в списке, многоопытнейший адвокат и судебный волк со стажем.

Так оно и было: Андрей Малыгин, председатель местного «Яблоко», на пару с Антониной Стеценко ежедневно прожигали солидные суммы на звонки и СМС, распределяя агитаторов, формируя списки, выясняя, где что в какой срок будет готово и тому подобное, а Дима в это время застрял в суде.

Финальное заседание длилось весь день, около восьми часов, два из которых, по рассказам Димы, судья совещался сам с собой в совещательной комнате. Требования на ходу изменились: снять просили Диму, меня и еще двух человек в конце списка. Пофамильно.

Тем не менее, суд мы выиграли.

В эти выборы активисты плотно укомплектовали собой ряды трех партий: «Яблока», «Родины» и «Роста». Эти же три партии начали самую активную агитацию, костеря власть. Уже в суде мы выяснили, что «Зеленые» подали в суд, кроме нас, еще на две партии — угадаете сами, на кого?

Вот такие вот «экологи»: последний раз до этого мы о них слышали в 2012-м году, когда все тот же начальник химкинских «зеленых» Гусенков организовал поставку тысячерублевых бабушек на митинг в поддержку Путина. Помню хорошо потому, что подручные Гусенкова тогда набили мне физиономию и разбили камеру за съемку процесса погрузки наемных бабушек в автобус.

Когда случился этот казус с судами, коллеги на Народной палате обратились к главной «зеленой» Елене Гришиной с вопросом о том, что за фигню творят ее подчиненные в Химках и почему пытаются снять с выборов только те партии, где идут неугодные администрации люди, реально работающие активисты. Она отвечала, что-де ничего личного, просто их партия за честные выборы.

Джаст бизнес, одним словом. Просто для почину добавлю, что, несмотря на дикие нарушения со стороны местного «ЕдРа», «Зеленые» на них в суд не подали, а сами никакую агитацию по Химкам практически не вели — только за пару дней до выборов поклеили листовки на остановках. Чем занимались все это время, даже боюсь спросить.

Впрочем, они в «мирное», не выборное время занимаются тем же самым: изображают из себя борцов за экологию, на деле прислуживаются тем, кто эту экологию портит.

Мы и «Родина» отбились, а вот местный список партии «Роста» был снят.

Глава пятая: денег нет, но вы держитесь...

вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья.

Д.А. Медведев

Как оказалось, избирательная кампания — это не только речи и лозунги, но и каждодневные расчеты. А еще это недешево. Хотя «сверху» по партийной линии обещали спустить и агитматериалы, и деньги, шли недели, а видно этого не было. Что делать? Обходились, как могли. Импровизировали. Дима и Андрей, как две головы нашего агитационного орла, наскребли по сусекам хоть что-то на оплату агитации. Ваш покорный слуга, хоть в одном кармане дырка, а в другом блоха повесилась, тоже вложился — сумма мизерная, но нужно было очень-очень. Тяжелее всего приходилось Тоне, на которую повесили расчеты сетки по людям, дням, часам и местам — благо на работе она примерно этим и занимается. Как она это выдержала, думаю, не знает никто, включая саму Тоню. Всякий раз, как виделись, ее телефон постоянно трезвонил: то агитаторы, то координаторы, то из штаба.

Меня, как способную умно и убедительно трещать не один час птицу-говоруна, ставили рядом с кубом и оставляли проповедовать на час-другой (а то и на все четыре). Честно признаюсь, что было круто. О тех разговорах, которые случались в процессе, можно целые книги написать. Выяснилось попутно, что трехсоттысячные Химки — большая деревня, и нас тут знает куда больше народу, чем кажется на первый взгляд.

Иногда приходили на собрания жителей (как обычно, против застройки и за парки) уютными ансамблями из представителей сразу нескольких партий.

Прокручивая в памяти те несколько недель, дивлюсь, что случилось прямо-таки по Толкину, как в битве пяти армий: если б гоблины не подоспели, то все добрые народы того и гляди перебили бы друг дружку.

Но с такими единоросами междоусобные войны были совершенно ни к чему.

Говоря о них - едросы были в своем репертуаре: то и дело со стороны союзников звучали рассказы о том, как «Молодая гвардия» вместе с территориальным управлением, козыряющим удостоверениями, ездит по городу и срывает агитки других партий. Естественно, на все поданные заявки о пикетах администрация категорически отказала, объясняя в письмах, что там агитировать вообще никогда никому нельзя — после чего именно на тех местах мы обнаружили едросовские палатки с агитацией. Один раз, правда, нам согласовали встречу с избирателями в актовом зале одной бюджетной конторы, но в назначенный день двери оказались заперты, центр внезапно решил взять выходной. Пофиг, провели встречу на ступеньках.

Не гнушались они и подкупом агитаторов: однажды мы, благодаря связям с другими партиями, узнали, что наш агитатор очередную порцию газет, четыре пачки, просто выбросила. Приехали, нашли, вернули, выгнали. Алягер ком алягер.

Между тем, агентурные каналы докладывали, что тяжелее всего приходилось агитаторам от самого «ЕдРа»: прохожие к ним довольно часто подходили не за тем, чтобы агитироваться, а за тем, чтобы отчитать их за службу на враждебную россиянам партию, вот так-то. Не ожидавшие регулярных выволочек студенты и старушки с трудом сносили это.

Глава шестая: Бравный день.

Когда я встал над лаковою урной, чтобы в нее засунуть голос свой.

«Несчастный случай», Романс об избирательной урне.

«День тишины», 17 сентября, прошел в приготовлениях: утром сходили в ТИК и получили удостоверения кандидатов (ну да, за день до голосования), днем печатали бланки жалоб, памятки, проверяли последний раз расположение наблюдателей, контакты с другими партиями и кандидатами. Под вечер, отрешившись от всего, играл на балалайке. Село солнце. Еще раз проверил все и отправился спать, вспоминая, как пять лет назад проторчал в ТИКе двое суток, и понимая, что следующие два дня можно только пережить.

Проснулся рано. Было пасмурно, холодно, зябко. На последнюю мелочь из кармана доехал до штаба. В сонном утреннем свете ламп народ уже собрался и уточнял маршруты.

Погрузились, поехали.

А дальше понеслось: УИК за УИК-ом. Новые Химки. Старые Химки. Сходня. Планерная. Подрезково.

Приходили, здоровались с председателем, показывали удостоверения, регистрировались. Общались с наблюдателями. В целом прошло на удивление тихо: никаких побоищ, «братков». Мило, чинно, почти без пререканий. Но пару коротеньких историй расскажу:

История первая. Волшебный портрет.

Одним из небольших, но частых нарушений оказалось то, что на участках висели портреты губернатора, который, как ни крути тоже кандидат. Это уже тянет на незаконную агитацию.

И мы, и другие партии жаловались на это, и по реакции было очень хорошо понятно, как настроен председатель. Совсем уж смешная история приключилась в Планерной, в школе №19.

Заходим. Вижу: ага, портрет. Приветливо и с улыбкой здороваюсь с председателем и сообщаю ему про это нарушение. Получаю отказ снимать. Спокойно и молча сажусь писать жалобу. Тут подлетает толстый усатый тип, говорит возмущенно, что он наблюдатель от ЕдРа и костьми ляжет, но не допустит снятия портрета его любимого губернатора, поскольку это... символ государства. Чтобы доказать, как я неправ, приносит мне закон о выборах — очень кстати, переписываю точное название закона и номер статьи в жалобу. Усатый наблюдатель негодует уже на весь участок, ему вторит пара юношей кавказской национальности — тоже наблюдатели. Усатый звонит по телефону и ехидно возвещает: «Мне сказали, что это фигня, и пусть пишет жалобы, пока чернила не кончатся». Мой коллега-кандидат, Михаил, что-то доказывает им, в чем-то соглашается. Они продолжаются подтрунивать над «яблочком». Дописываю жалобу. Сдаю. Председатель совещается с юристом, выходит в центр зала и объявляет о решении снять портреты, что тут же сам и делает.

Мы благодарим его и уходим под гробовое молчание и вытаращенные глаза едросов.

История вторая. Чтобы избирателям скучно не было?

В этот раз поиск своего избирательного участка для многих превратился в настоящие поиски затерянной Атлантиды: адреса поменяли, новые на старых участках не знают. Такая картина была и в Новых Химках, где активные жители сами вешали листовки с новым адресом (а дворники муниципальной конторы их срывали), и в Старых Химках, где половину домов на одной улице отправили голосовать за тридевять земель, и на Сходне, где мы лично помогали людям сориентироваться по списку, с которым ездили.

Попутно записал на видео жалобу одной недовольной избирательницы.

История третья. Российский спорт — это не про честность.

Больше всех в этот раз отличились участки, где заправляли всем люди из Спорткомитета Химок: практически на каждом наблюдателям отказывались выдавать протоколы. Самый смехотворный довод мы услышали на Сходне, в Академии туризма, куда приехали под вечер. Оказывается, у них нет бумаги для изготовления копий. Не тех копий, которые с древками, а тех, которые с печатями. Пришлось названивать в ИКМО и тем партиям, наблюдателей которых так «футболили», хотя бы даже это и не наши наблюдатели были.

Сами наблюдатели, почему-то, звонить своим руководителям не додумались, и прав на получение копий (которые с печатями) не знают.

Глава седьмая: тихо в лесу, только не спит барсук

Важно нэ как прагаласуют, а как пасчытают.

И.В. Сталин (приписывается)

И вот солнце снова садится за тучи, темнеет. Мы едем в штаб. По дороге голосую у себя на участке и в забегаловке у остановки открываю для себя, что бывает такая штука, как вегетарианская шаурма.

Распределяемся по участкам, где будем ждать до опечатывания бюллетеней и отъезда в ТИК с протоколами.

Прихожу и располагаюсь. Наблюдатели не особо активные, комиссия сплошь из работников администрации, хорошо знающих меня по активистской части как надоедливого скандалиста, который любит задавать неудобные вопросы, бурно возмущаться и всюду жаловаться. По этому поводу обменялись любезностями.

Заканчивается голосование. Комиссия и наблюдатели идут перекусить, урны остаются под присмотром полицейских и меня.

Урны переворачивают, открывают крышку, вываливают на стол. Начинаю доказывать, что так сортировка не ведется. В итоге сговариваемся на том, что сортируют по стопкам на местные, федеральные, одномандатные и т. п., после чего считают отдельно и по одному.

Надо заметить, что я даже порывался писать жалобу, но потом проверил текст закона и решил, что формального нарушения нет: запрещено сортировать по кандидатам кучей. Формально, опять же, придраться можно было, но они уже начали. Посоветовался со знающим коллегой.

В целом должен заметить, что эта комиссия (№ 3157, ПТУ на Березовой аллее) была на удивление дружелюбна и сговорчива: наблюдатели во время подсчета бюллетеней встали в нескольких шагах от стола. Бюллетени считали, как положено, по одному, объявляя. Признаюсь, что отметки было хорошо видно не всегда, но потому, что ставили их тонкой ручкой и мелко. Тем не менее, по всем спорным моментам нам показывали отметку.

Я считал отдельно, сколько объявляли голосов за кого, потом сверял - сходилось. Работали так вместе с наблюдателями от одномандатника Надеждина и «Родины».

Поначалу шло ни шатко, ни валко - но к третьей пачке комиссия уже приноровилась и, сменяя друг друга (ибо тяжело), члены комиссии раскладывали пасьянс из бюллетеней бодро. Один раз очередной «раскладывальщик» откровенно устал и начал заговариваться: «Единая Россия... Единая... Единая... Едина... идина...». Наблюдатели хихикали в кулаки, но смотреть не переставали.

При нас отдельно пересчитали бюллетени в каждой стопке. Проверили. Поменялись стопками и снова проверили.

Параллельно люди следили за подсчетом по интернету через камеры в зале. Иногда мне приходили звонки и мы проверяли сообщения: что там за бумажка лежит, что за пакет. Все чин-чинарем.

Часа в четыре утра понял, что засыпаю. Достал с утра теперь уже прошлого дня заготовленный термос, мешочек с мате и калебас. Удивительно, как одна маленькая тыква с трубочкой помогает держаться на ногах.

К утру стало холодно. За окном занимался рассвет. Большая часть наблюдателей получила «свои» протоколы и разошлась, не дожидаясь остальных.

Вот, последний протокол заполнен, копии сделаны, печати и подписи, время и должность поставлены — все по памятке.

Мешки опломбированы.

Полицейские, поочередно дремавшие в утренних сумерках, потянулись и собрались в путь.

Беру копии и выхожу.

Вижу, что портрет губернатора, которого я лично попросил снять, ночью уже успели повесить. Блин, а я хотел сказать «выборы закончились, время вешать губернатора». Опередили. Ну и ладно.

Надев пальто и шляпу, почистив калебас, пакую, проверяю копии, кладу в файл, в папку, в рюкзак. Отзваниваюсь Андрею. Иду пешком по сонному городу.

В ТИК прихожу почти одновременно с машиной, которая везла опечатанные мешки бюллетеней.

Поднимаемся по лестнице.

Глава восьмая. Нервный ТИК.

Если ход Антошкина Колобову не нравился,

он бил его кулаком в лицо и велел делать другой.

В.А. Шендерович, «Как Антошкин и Колобов играли в шахматы»

На втором этаже ТИК (территориальная избирательная комиссия, в мирное время — администрация города или школа искусств, смотря о каком крыле здания идет речь) вижу Диму Трунина, склонившегося над бумагами. Рядом Андрей Малыгин.

Оказывается, «Яблоко» набирает неплохой процент, но уже заверенный УИК протокол стали переписывать, поскольку всего 10 голосов за ЕдРо — это «опечатка». Под видеозапись председатель ТИК обещал устроить пересчет, но потом от своих слов отказался. Дима возмущается и пишет жалобу. Мы снимаем видео.

Выходим на улицу с Андреем, принимаем комплекты протоколов у наших наблюдателей. Ребята едут отсыпаться, мы — в штаб, потом обратно в ТИК.

Там все так же на посту Дима. Приносят очередные мешки с бюллетенями. Обычные мешки для мусора, внутри — замотанные скотчем мешки с бюллетенями. Дима указывает члену ТИК, немолодому усатому мужику с военной выправкой, на это нарушение. Он негодует: «Ведь специально по двадцать пломб давали».

Приносят еще партию мешков — у этих горловины просто стянуты веревочками, завязанными «бантиком». Дима негодует, снимает мешки на телефон и просит полицию охранять их. А дальше начинается джаз...

Мужчина в белом свитере орет на Диму и наседает на него. Дима отдает телефон Андрею. В Андрея врезается и начинает толкать его, как в регби, усатый мужик, приехавший с УИК-а. При этом он орет «пропустите меня в туалет». Дверь в туалет рядом, но ее никто не загораживает. Туалет, кстати, женский.

Андрей поднимает телефон двумя руками над головой, снимает. Мужик бьется в него плечом и твердит про туалет.

Начинаю снимать и я. Мужчина в белом, наседавший на Диму, переключается на меня и пытается отобрать аппарат. Отодвигаю руку. Тут меня хватают за руку сзади и резко дергают. Оборачиваюсь и вижу пожилого типа в водолазке, который недавно сидел за столами работников ТИК и возился с протоколами.

Он тащит мой фотоаппарат двумя руками. Ему на помощь приходит недавно виденный усатый член ТИК. Все происходит молча. Зову полицию. Они стискивают фотоаппарат, тот раскрывается и выпадают батарейки. Усатый с довольной ухмылкой пинком загоняет батарейку под стол, вторую я успеваю подобрать. Усатый замахивается на меня кулаками.

Высвобождаюсь из захватов.

Вместе с Димой и Андреем отходим на места для наблюдателей. Вставляю запасные батарейки-аккумуляторы. Пожилой тип в черной водолазке проходит мимо, совещается с усатым и снова пытается вырвать у меня фотоаппарат. Не сумев, с силой пинает ногой, целясь в меня, но попадает в стулья, которые разлетаются в стороны.

Приходит начальник ТИК Тихенко, обещает после заполнения всех протоколов разобраться с нападением на нас, а также под видео обещает немедленно вызвать комиссию спорного УИК и провести здесь же пересчет. В ответ на жалобы о нашей съемке подтверждает, что все законно.

Подходит полицейский и предлагает Тихенко: «Давай, закрою их на 15 суток?»

Тот не отвечает.

Дима собирает вещи и говорит нам выходить следом за ним.

Доходим до его машины. Я чувствую, что засыпаю. Проверяю записи на камере — почти все цело, засбоило только тогда, когда у меня сдавили фотоаппарат и выпали аккумуляторы.

По дороге звоним главреду «Экообороны» Алле Чернышевой, руководителю областного «Яблока», в пресс-центр «Яблока»... не помню, куда еще, поскольку эту поездку в московский офис «Яблока» по МКАД-у помню в стиле фильма «Мертвец» Джармуша, с такой же музыкой и атмосферой в голове.

Приезжаем. Оказываемся в офисе «Яблока». Дима и Андрей включают компьютеры, проверяют видео на телефонах. Включаю компьютер и подсоединяю камеру к нему (переходничок в рюкзаке пригодился). Андрей звонит жене и говорит, что он в порядке. Звоню родителям, друзьям, и сообщаю то же самое. Делаю еще мате. Впотьмах комнаты для заседаний нахожу расстроенную акустическую гитару и перебираю струны, чтобы проснуться и придти в чувство. Дима с Андреем усиленно верстают публикации. Готовим чай.

Мне дают партийное поручение сваять жалобу в ЦИК, что и делаю, смутно понимая, где вообще нахожусь.

Выходим на улицу, спускаемся в кафе. В меня запихивают винегрет. По телевизору говорят о выборах. Андрей и Дима оставляют меня наедине с тарелкой жареной картошки.

Клюю носом. Просыпаюсь. Отправляю в рот еще вилку картошки. Клюю носом. Просыпаюсь. По телевизору кричит развлекательное шоу. За дальним столиком солидного вида мужчина с улыбкой наблюдает за мной. Беру сдачу и волокусь на улицу.

В офисе «Яблока» направляем еще жалобы. Меня подвозят до метро.

По телефону вместе с кандидатами от других партий решаем, кто в каком порядке дежурит в ТИК.

Прихожу домой окончательно проснувшийся. Потом все равно отрубаюсь, изредка просыпаясь ответить на телефон (извините, если бормотал чепуху — вы общались с моим телом, а мозг видел сны), после небольшого вечернего перекуса сплю до утра.

Вместо эпилога

Мы их поделим поровну - семь тебе и семь мне.

- Так не получится, - возразил Малыш. - Семь и семь - четырнадцать, а у нас только десять плюшек.

В ответ Карлсон поспешно сложил семь плюшек в горку.

- Вот мои, я их уже взял, - заявил он и прикрыл своей пухлой ручкой сдобную горку. - Теперь в школах так по-дурацки считают.

Но я из-за этого страдать не намерен. Мы возьмём по семь штук, как я сказал - мои вот.

А.А.Э.Линдгрен, «Карлсон устраивает пир».

Итак, что могу сказать?

Следующие несколько дней нам звонили поздравить: маленькое скромное химкинское «Яблоко» набрало больше всех в Подмосковье и дало один из лучших результатов по стране.

Те непарламентские партии, которые избрали тактику сотрудничества с партией власти, не прошли вообще.

По сравнению с выборами 2011-го голосование и подсчет прошли куда культурнее, хотя инциденты были.

ТИК как был сборищем гопников, так и остался.

Отвратительно, ОТВРАТИТЕЛЬНО организованы места для голосований: это касается и оповещения об адресах УИК, и указателей к участкам. Есть мнение, что запутывали людей специально.

Наблюдатели закрыли не все участки и отработали местами слабовато. Наблюдатель от СР в ТИК и вовсе успешно имитировал предмет интерьера.

Оппозиционные силы могли бы, по моему мнению, добиться куда лучшего результата, если бы больше внимания уделяли не самохвальству, а реальной повестке. Мы постарались именно это и сделать.

Кстати, если бы наше активистское подполье действовало по первоначальному замыслу - двигать одну Тоню одномандатником - то мы, скорее всего, пролетели бы. С "помощью" партии власти и местных холуй-депутатов прошла Тоня и еще двое человек. Э... спасибо?

В свою очередь, партия власти — ЕдРо — провела хренову тучу соцопросов, мониторинга, и прекрасно знала, чего реально хочет от них избиратель. Но дать это не могла и не сможет, поскольку избиратель хочет именно того, против чего всеми фибрами души выступает ЕдРо: чтобы чиновники меньше воровали, жулили, лучше работали и реже хамили; чтобы прекратилась безумная застройка, постоянные рубки лесов и парков; чтобы вернули льготы пенсионерам, а вместо плитки и украшений поддерживали инвалидов, стариков и многодетных; чтобы власть была прозрачной и не работала сугубо на кормушку для сращенных с ней сверхбогатых засранцев.

Заявить любой из этих пунктов для партии власти значило тупо наступить на горло собственной песне.

Но дало хреновенький результат ЕдРо, метившая на 70%, не поэтому, а по двум причинам:

Во-первых, потому, что поставила себя так, будто на свадьбе может быть только невестой, а на похоронах — только покойником. Слишком себя выпятила, чем только всех разозлила и довела до тошноты, попутно сама влезла под перекрестный огонь всех критиков.

Во-вторых, потому, что ВОПРЕКИ БЛИН ДИВАННЫМ ЭКСПЕРТАМ, которые долдонили, что все предрешено, оказалось, что ничего не предрешено нифига.

Поясню. Там, где люди соизволили нормально наблюдать за выборами, голоса распределились в пользу ЕдРа, конечно, но далеко не на «чеченский» процент, и парламент мог выйти лучше, чем был. Случилось наоборот.

Легко убеждать себя и внушать другим, что от нас ничего не зависит. Я помню, как люди злились на меня, когда я объяснял обратное. А злились потому, что мысль о собственном бессилии их успокаивает, как ни странно. Избавляет от ответственности. Жалеть себя легче, чем работать — это как нажираться водкой до беспамятства, только мягче и без жидкости.

Сравнивая Башкирию, Москву и Химки, вместе и отдельно УИК-и, где наблюдение было и где не было, понимаю, что вся страна, по сути, проголосовала примерно так, как у нас на участке.

Те жуткие цифры, которые «предсказали» и выдали в ГосДуре ЕдРу — с уважением, всегда ваш Капитан очевидность — нарисованы.

Рисовать себе такой процент было сказочной глупостью. Но это глупость того же порядка, какую проявляет на нашем местном уровне партия жуликов и воров.

Однопартийность — это не преимущество. «Единая Россия» огребла дикий гнев от химчан и не смогла выдать никакой адекватной программы и повестки именно потому, что в однопартийном режиме власть сама и есть источник всех проблем, и свалить их не на кого... ну, кроме пятой колонны и Обамы, но эта чушь хороша только до тех пор, пока не доходит до дела.

А дальше начинается простой принцип: хочешь принимать все решения — получай все тумаки. Решения, учитывая непредставительность парламента, будут еще и идиотскими.

P.S.

И последнее. Знаете, зачем идти кандидатом на выборах? Не только для того, чтобы иметь возможность куда-то пройти. Я лично убедился, что самая крутая и свободная возможность вести наблюдение на выборах - где угодно, как угодно, сколько угодно — это быть кандидатом. Поэтому если «верх» списка — это проходное острие атаки, то середина и «хвост» никак не должны быть балластом, который пишут просто для весу. Это идеальный «офицерский состав» наблюдателей, гвардейский полк по обеспечению честных выборов.

Мотаем на ус!

Алексей Дмитриев, член партии «Яблоко»,

кандидат на выборах 18 сентября 2016 года.

пост 26 сент. 2016 г.

После выборов. Вероятный сценарий будущего

Вот и закончились выборы. То, что гражданским активистам в Химках удалось победить,  взяв в совете депутатов три мандата из 25, скорее исключение. Остальная страна продолжает пока по инерции плыть по течению - правда, теперь уже совсем непонятно куда и с какой целью. Борьба с "украинскими фашистами" и "сирийскими экстремистами", как и Крым, всем страшно надоели. Гораздо

пост 24 сент. 2016 г.

Абсурд на выборах: самое нелепое с "Карты нарушений"

Российские активисты и сотрудники  «Карты нарушений» не оставили без внимания прошедшие выборы в Государственную думу. Массовые драки, подкуп избирателей подгузниками, мистическое исчезновение половины бюллетеней, разборки между любовниками — это лишь часть абсурда, которым сопровождалось голосование. Activatica предлагает ознакомиться с наиболее нелепыми, вызывающими и наглыми инцидентами.

Напомним, «Карта нарушений» - это сайт, созданный

141
0
1

«Народ обманутых и обворованных» – за «партию жуликов и воров». Записки с выборов

Журналисты «Активатики» и активисты «Волга и народ против» Юлия Файзрахманова и Эльта Ассанова провели сутки на избирательном участке № 27 в Казани в качестве членов комиссии с правом совещательного голоса от партии «Яблоко» и кандидата-одномандатника Руслана Зиннатуллина. Из увиденного они сделали два вывода: очень плохой и немножко хороший.

Первое, что приходит на ум, когда под утро становятся видны цифры голосования: «каждый народ достоин того правительства, которое

98
0
1
пост 20 сент. 2016 г.

Выборы: долгожданная победа в Химках!

Через почти 10 лет непрерывного противостояния властей и жителей Химок (начавшегося с баталий вокруг Химкинского леса) наступили долгожданные политические перемены. 

МЫ ПОБЕДИЛИ! 

Почти два дня химкинский ТИК, заслуживший дурную славу еще с бандитских времен Владимира Стрельченко, "не мог" подвести результаты выборов в местный совет депутатов. Причины такой "затруднительной ситуации", а также мата, угроз

пост 19 сент. 2016 г.

Выборы: как ковалась победа

Не знаю как у вас, а у меня в ленте Фейсбука с утра ад. Обсуждают, кто отдал победу единоросам на выборах. Кто-то ругает Явлинского, кто-то Навального. Кто-то костерит тех, кто на выборы не пришел, а кто-то проклинает пришедших.

Между тем, победа действительно замечательная. За последние годы ВВП России упал почти на 5%. В демократических странах после таких «достижений» политики могут выносить личные вещи из кабинетов, не дожидаясь подсчета голосов. А тут - россияне как бы предались коллективному

831
0
1
пост 16 сент. 2016 г.

Лилия Шибанова, "Голос": Чего ждать в день выборов?

Судьба Лилии Шибановой замечательно иллюстрирует происходившее в России последние годы. Глава ассоциации "Голос" - организации всероссийского масштаба по наблюдению за выборами и член президентского Совета по правам человека - после скандальных выборов 2011, последующих протестов и их подавления была вынуждена покинуть Россию. Ее имя вошло в составляемые провластными хунвейбинами списки "врагов России", ее снимали с поезда и обыскивали, "Голос" объявляли иностранным

195
0
1
пост 13 сент. 2016 г.

Выборы

Предстоящие выборы у для меня одна из самых болезненных тем.

В пору писать песню-плач. Я ужасно сочувствую москвичам, которым придется выбирать между двумя достойнейшими борцами с застройкой Еленой Русаковой и Константином Янкаускасом. Или между Сергеем Митрохиным, который первый пришел на помощь моему товарищу Мише Бекетову и Колей Ляскиным, которого прекрасно знают все, кто хоть немного занимается общественной деятельностью как одного из самых отзывчивых опозиционеров. Я не знаю, как

пост 12 сент. 2016 г.

Предвыборная агония

Скажите, можно ли продать один и тот же товар по несколько раз, одним и тем же людям? Наверное, можно, если задействована мошенническая схема.

Но, как выясняется, в предвыборную пору и не такое возможно! Причем открыто. Помните, несколько лет назад по Чехову прохаживался Сергей Юдин, встречался с жителями и направо и налево раздавал предвыборные обещания. Чего только мы не услышал народ в этот период. Он обещал закрыть Кулаковский полигон, достроить социальные объекты в микрорайоне Олимпийский

пост 26 июля 2016 г.

Химкинские выборы и большие надежды

18 сентября, как известно, пройдут выборы. Причем в Химках - родине Химкинского леса и других грандиозных и просто крупных скандалов - это будут особенные выборы. 

Во-первых, в Химках, как нигде, сочетаются сразу три избирательных кампании: в Госдуму, в Мособлдуму и в местный совет депутатов. А во-вторых, определился наконец список кандидатов в депутаты Химок, среди которых реальные люди - защитники прав жителей (а не как всегда - непонятно кто, непонятно что делающие в совдепе уже много

пост 26 июля 2016 г.

Химкинские выборы и большие надежды

18 сентября, как известно, пройдут выборы. Причем в Химках - родине Химкинского леса и других грандиозных и просто крупных скандалов - это будут особенные выборы. 

Во-первых, в Химках, как нигде, сочетаются сразу три избирательных кампании: в Госдуму, в Мособлдуму и в местный совет депутатов. А во-вторых, определился наконец список кандидатов в депутаты Химок, среди которых реальные люди - защитники прав жителей (а не как всегда - непонятно кто, непонятно что делающие в совдепе уже много

пост 12 сент. 2016 г.

Предвыборная агония

Скажите, можно ли продать один и тот же товар по несколько раз, одним и тем же людям? Наверное, можно, если задействована мошенническая схема.

Но, как выясняется, в предвыборную пору и не такое возможно! Причем открыто. Помните, несколько лет назад по Чехову прохаживался Сергей Юдин, встречался с жителями и направо и налево раздавал предвыборные обещания. Чего только мы не услышал народ в этот период. Он обещал закрыть Кулаковский полигон, достроить социальные объекты в микрорайоне Олимпийский

пост 13 сент. 2016 г.

Выборы

Предстоящие выборы у для меня одна из самых болезненных тем.

В пору писать песню-плач. Я ужасно сочувствую москвичам, которым придется выбирать между двумя достойнейшими борцами с застройкой Еленой Русаковой и Константином Янкаускасом. Или между Сергеем Митрохиным, который первый пришел на помощь моему товарищу Мише Бекетову и Колей Ляскиным, которого прекрасно знают все, кто хоть немного занимается общественной деятельностью как одного из самых отзывчивых опозиционеров. Я не знаю, как

пост 16 сент. 2016 г.

Лилия Шибанова, "Голос": Чего ждать в день выборов?

Судьба Лилии Шибановой замечательно иллюстрирует происходившее в России последние годы. Глава ассоциации "Голос" - организации всероссийского масштаба по наблюдению за выборами и член президентского Совета по правам человека - после скандальных выборов 2011, последующих протестов и их подавления была вынуждена покинуть Россию. Ее имя вошло в составляемые провластными хунвейбинами списки "врагов России", ее снимали с поезда и обыскивали, "Голос" объявляли иностранным

195
0
1
пост 19 сент. 2016 г.

Выборы: как ковалась победа

Не знаю как у вас, а у меня в ленте Фейсбука с утра ад. Обсуждают, кто отдал победу единоросам на выборах. Кто-то ругает Явлинского, кто-то Навального. Кто-то костерит тех, кто на выборы не пришел, а кто-то проклинает пришедших.

Между тем, победа действительно замечательная. За последние годы ВВП России упал почти на 5%. В демократических странах после таких «достижений» политики могут выносить личные вещи из кабинетов, не дожидаясь подсчета голосов. А тут - россияне как бы предались коллективному

831
0
1
пост 20 сент. 2016 г.

Выборы: долгожданная победа в Химках!

Через почти 10 лет непрерывного противостояния властей и жителей Химок (начавшегося с баталий вокруг Химкинского леса) наступили долгожданные политические перемены. 

МЫ ПОБЕДИЛИ! 

Почти два дня химкинский ТИК, заслуживший дурную славу еще с бандитских времен Владимира Стрельченко, "не мог" подвести результаты выборов в местный совет депутатов. Причины такой "затруднительной ситуации", а также мата, угроз

«Народ обманутых и обворованных» – за «партию жуликов и воров». Записки с выборов

Журналисты «Активатики» и активисты «Волга и народ против» Юлия Файзрахманова и Эльта Ассанова провели сутки на избирательном участке № 27 в Казани в качестве членов комиссии с правом совещательного голоса от партии «Яблоко» и кандидата-одномандатника Руслана Зиннатуллина. Из увиденного они сделали два вывода: очень плохой и немножко хороший.

Первое, что приходит на ум, когда под утро становятся видны цифры голосования: «каждый народ достоин того правительства, которое

98
0
1
пост 24 сент. 2016 г.

Абсурд на выборах: самое нелепое с "Карты нарушений"

Российские активисты и сотрудники  «Карты нарушений» не оставили без внимания прошедшие выборы в Государственную думу. Массовые драки, подкуп избирателей подгузниками, мистическое исчезновение половины бюллетеней, разборки между любовниками — это лишь часть абсурда, которым сопровождалось голосование. Activatica предлагает ознакомиться с наиболее нелепыми, вызывающими и наглыми инцидентами.

Напомним, «Карта нарушений» - это сайт, созданный

141
0
1
пост 26 сент. 2016 г.

После выборов. Вероятный сценарий будущего

Вот и закончились выборы. То, что гражданским активистам в Химках удалось победить,  взяв в совете депутатов три мандата из 25, скорее исключение. Остальная страна продолжает пока по инерции плыть по течению - правда, теперь уже совсем непонятно куда и с какой целью. Борьба с "украинскими фашистами" и "сирийскими экстремистами", как и Крым, всем страшно надоели. Гораздо