34 решенные проблемы
1
1
301
Природа и экология, Коррупция, Права человека

Росприродпозор и другие государственные ошмётки

В конце октября неправительственные экологи и экологисты в очередной раз подписывались под очередным заявлением – на этот раз, адресованным IV Всероссийскому съезду по охране окружающей среды.

Я обычно «с пониманием» отношусь к таким заявлениям, но здесь почувствовал, что это уже нечто совершенно невозможное.

Огромный текст, состоящий, в основном, из «Основных направлений по решению экологических проблем России», заканчивался следующим «криком души»:

«Экологическая ситуация в России вышла из-под контроля государства и общества. Российские экологические проблемы требуют решения в интересах обеспечения экологического благополучия граждан и экологически устойчивого развития страны. Экологические неправительственные организации России работали и будут работать для поворота России на путь экологизации общества и государства» – http://www.biodiversity.ru/news/forum/2013/manifest.html.

Что, спросите вы, не так?

А все дело в том, что на определенном этапе имитационный характер таких заявлений (имитационный, поскольку имеет смысл лишь в предположении диалога, которого в действительности нет) становится совершенно недопустим.

В частности, когда в этот год, объявленный «годом экологии», давно нелегитимные власти уничтожали уникальные природные объекты олимпиадным строительным разбоем, продолжали и усиливали преследования экоактивистов, когда наряженные в форму Нефтебандосии пираты захватывали мирное судно и организовывали на глазах всего мира уголовное преследование экологов по демонстративно сфабрикованным обвинениям – всякая «диалогоподобная» деятельность независимой экологической общественности легитимирует эту преступную власть, поощряя к дальнейшим преступлениям.

Небольшой правовой ликбез

Еще хуже то, что подписанты в своем заявлении как бы признают, что в России имеется и некое «государство», которое, как следует из заявления, способно что-то контролировать – ведь экологическая ситуация вышла из-под его контроля, и, чтобы исправить ситуацию, государство это надо «экологизировать». В каких направлениях – подробно расписано.

Так вот – все это сквернейшая имитация, поскольку на самом деле – и некоторые из подписантов это прекрасно понимают – никакого «государства» в смысле способности к государственному управлению для достижения декларируемых целей в России уже нет. (Но – подписывают, убеждая себя, что «когда-нибудь» это востребуется, и не понимают, что тем самым удаляются от этого «когда-нибудь».)

На вопрос «почему это у нас нет государства?» ответ дается с ходу: потому, что когда-то в государственный аппарат прогрызли ходы и забрались паразиты, которые в силу своей морфологии ничего, кроме присасывания к ресурсам, делать не могли. Так вышло потому, что долгое время это сосание выдавалось за общественно-полезный труд, а потом уже и делать что-либо стало поздно: государство умерло, а его аппарат стал использоваться паразитами исключительно для всемерного расширения сферы сосания.

Самое главное, чем обеспечили себе неприкосновенность паразиты – это «независимые суды», обеспечивающие видимость законности и реальную неприкасаемость паразитов. Без видимости законности паразитировать стало бы невозможно, поскольку внешнее пищеварение паразитов требовало соответствия их сосания определенным внешним стандартам.

Собственно, про эти «суды» я уже написал немало; откройте, допустим, последний текст «Почему не нужна люстрация НАСУМАНов и ВСЕХ ИХ нужно гнать поганой метлой» – и дальше по ссылкам.

Ну, а когда в сформированной конструкции правового государства на месте его главного института – независимого суда – оказывается его муляж, понятно, что и все институты становятся такими же муляжами, способными лишь имитировать общественно-полезную деятельность для прикрытия основной сосательной деятельности паразитов.

Вот на таких-то ошмётках государственного аппарата я и хочу сейчас остановиться.

Ибо всякие призывы введения «экологической экспертизы», «экологического контроля» и прочих элементов экологической политики совершенно бессмысленны тогда, когда на месте государства – повапленный гроб с паразитами.

Визит дамы (из Росприродпозора в рассылку)

26 октября 2013 г. в дискуссионной рассылке Международного социально-экологического союза (МСоЭС) появился анонс вполне обычной акции:

«Из-за Росприроднадзора Москвичей лишат питьевой воды!»
«Отравленная вода из кранов? Спасибо – нет!»

28 октября 2013 года с 16 до 20 часов у здания Росприроднадзора (Москва, выход из станции метро "Баррикадная") состоится согласованный пикет против бездействия чиновников этого ведомства, не пытающихся защитить от строительных работ пойму реки Клязьма. По оценкам экологов, продолжение этого строительства оставит без питьевой воды миллионы москвичей. Пикет проводят активисты движений «Моссовет» и «Защитники Клязьмы» и «Зеленый Альянс».

/…/

Напомним, что в пойме реки Клязьма, в районе деревни Дубровка, ведутся работы по строительству еще одной взлетно-посадочной полосы для аэропорта «Шереметьево». Как известно, в составе пыли, оседающей вокруг аэропортов, содержатся тяжелые металлы – цинк, свинец, медь, марганец, хром, ванадий и другие. А ведь данные земли расположены во 2-м поясе зоны санитарной охраны станции водоподготовки. Здесь находится один из важнейших источников снабжения москвичей питьевой водой.

/…/

Экологическую катастрофу, которая ударит по всем жителям Московского региона, еще можно остановить. Но чиновники Росприроднадзора, которые должны заниматься этой проблемой, продолжают бездействовать. «Позор Росприроднадзору!» – заявляют экологи и активисты движения «Моссовет»…».

Это вполне заурядное приглашение вызвало крайне нервную реакцию неожиданного в этой рассылке персонажа, с которым я вынужден был вступить в объяснения.

Вот фрагменты этого диалога:

– Вообще-то это полная чушь и передергивание фактов. Какие там экологи бьют тревогу, вовсе не понятно, потому как «Защитники Клязьмы» – это местные жители, «Альянс Зеленых» – всем понятно, кто. А про движение «Моссовет», наверное, и вовсе никто не слышал.

У компании-застройщика есть все требуемые документы. Поэтому у Росприроднадзора нет оснований принимать меры по остановке строительства. Тысячу раз этим активистам уже объясняли, все документы предъявляли. Но такое впечатление, что имеем дело с полным неадекватом. Если и предъявлять претензии, то Роспотребнадзору, который согласовывает строительство во 2-й зоне охраны источников питьевого водоснабжения (чего нет по факту), к Росводресурсам, которые выдали требуемые разрешения на спрямление русла Клязьмы и заключения ее участка в коллектор, а также к Росстрою, который выдал положительное заключение строительной экспертизы.

С уважением,
Шершнева Ольга

– Уважаемая Ольга!
Не буду называть написанное вами чушью. Просто расскажите, как вам удалось узнать, что «у компании-застройщика есть все требуемые документы»?

Андрей Маргулев

– Оттуда, что я работаю в Росприроднадзоре.

С уважением,
Шершнева Ольга

– Чтобы вы были в курсе работы вашего ведомства, высылаю вам его ответ, где содержатся неизвестные вам сведения, которые вы столь неудачно пытались опровергать» – и приложил письмо из Росприроднадзора о возбужденных им по нарушениям на Клязьме административным делам.

– Во-первых, я в курсе, т.к. Данилов А.М. – мой подчиненный, хотя эту муть я не визировала.
Во-вторых, признание засыпки русла реки Клязьма созданием искусственного земельного участка оспаривается.
В-третьих, земельный участок предоставлен и по нему есть решение об изменении категории, поэтому ст.8.12 КоАП РФ здесь неприменима. А после изменения русла реки и включения в коллектор – тем более.
В-четвертых, происходит не строительство новой полосы, а продление существующей. А это значит, что и раньше бы полоса находилась в зоне охраны источников питьевого водоснабжения, чего по факту никто, между прочим, не подтверждается. Какой, к черту, источник питьевого водоснабжения в охранной зоне аэропорта!
В-пятых, у организации есть ВСЕ требуемые документы. Главное – положительное заключение строительной экспертизы. Поэтому оснований, кроме притягивания за уши создание искусственного земельного участка, а также захламления прилежащей территории, для привлечения к ответственности нет.

С уважением,
Шершнева Ольга.

Каюсь, я ответил на это в обличительном стиле, а напрасно. Ведь на самом деле, Ольга Викторовна Шершнёва, зам. начальника отдела надзора за водными ресурсами и морского надзора Управления государственного экологического надзора Росприроднадзора повела себя эмоционально, как человек, а это редкость среди чиновников («Хочешь сделать карьеру? Притворись, что ты умер» – А. Мальгин). Ну, она же была когда-то в экологическом движении – это, видимо, и сказалось (и в рассылке, очевидно, оказалась потому же).

После этой спонтанной дискуссии, я решил подключиться к этому вопросу, а подключившись, понял гнев госпожи Шершневой. Это был – мне хочется так думать – гнев человека, который и хотел бы, да бессилен что-либо предпринять…

Впрочем, это не снимает с нее ответственности за написание откровенной чуши. Я вынужден на этом немного остановиться, заодно обрисовав диспозицию.

Вот ситуационный план ВПП-3 из проекта:

6568bfe4336958806c265cbdd21d34cb.gif

Как видно, строительство ВПП-3 (она серая в красной обводке) никаким «продлением существующей» не является; она отделена от остальных, параллельных ей полос двумя километрами и Шереметьевским шоссе, через которое прокладывается специальная рулежная дорожка (тоже серая в красной обводке).

Соответственно, полным бредом является фраза: «А это значит, что и раньше бы полоса находилась в зоне охраны источников питьевого водоснабжения, чего по факту никто, между прочим, не подтверждается».

Сразу скажу: я не понимаю и не имею никакой гипотезы, что значит сей бред, и откуда он мог появиться у лица, в ведении которого находится государственный экологический надзор за всеми водными ресурсами Российской Федерации.

Однако, понятно, что после такого феерического промаха не стоит полагаться на уверения этой дамы о том, что «у Росприроднадзора нет оснований принимать меры по остановке строительства». Наоборот, возникают предположения: а что если эта столь экстравагантно преподнесенная идея о том, что ВПП-3 не строится в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения (а только эта членораздельная мысль и прочитывается сквозь бред), – как раз и является «горящей на воре шапкой»?..

Да, вот еще, чуть не забыл.

Возможно, не все знают, что представляет сейчас это строительство ВПП-3 на Клязьме и какая от этого вода течет в Клязьминское водохранилище.

Есть на эту тему много роликов в Сети (например: https://www.youtube.com/watch?v=lj_Uf1Gv2-4&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=LBfpKlk6LM8&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=9t2VEUUh5eU&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=V6iBtfTmlIo&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF), а пока вот пара фотографий, сделанных мною 10.11.2013:

26850f89dc69267212106ec42ef6f152.jpg

Это – место слияния свежепрорытого временного коллектора (слева) и естественного русла Клязьмы, которое будет засыпано. Левее временного коллектора строится железобетонное водопропускное устройство длинною 513 м, над которым разместится ВПП-3, а полуторакилометровая излучина Клязьмы (справа) будет засыпана.

Забегая вперед и в сторону: а почему нельзя было, если так приспичило, сначала построить это водопропускное устройство, пустить туда Клязьму, а потом засыпать естественное русло? А? Слабо догадаться?

А все очень просто: параллельное выполнение работ (строительство водопропускного устройства и засыпка Клязьмы) позволяет значительно сократить их срок их выполнения! Это не я придумал – это так в «Проекте организации строительства» в пункте «Земляные работы»:

«Строительство объектов предусматривается вести в целом параллельным методом организации работ… При параллельном методе строительства однотипные работы выполняются одновременно на разных объектах (сооружениях)».

(Цитирую по тому самому положительному заключению государственной экспертизы – основному разрешительному документу, подтверждающему соответствие проектной документации техническим регламентам и законодательству.)

Ну, и вот что получается из «источника питьевого водоснабжения» Северной станции водоподготовки города Москвы в результате этого «параллельного метода»:

80cf25c352387eddb1e91faae7089819.jpg

Поясню: эта муть – не просто взвешенные частицы, это еще и почвенные загрязнители, которых тут немало, судя по замерам. И все это – на Северную станцию водоподготовки, по которой еще 10 лет назад отмечалось:

«Работой по оценке риска здоровью населения было доказано, что питьевая вода обуславливает достаточно высокий уровень канцерогенного риска, в первую очередь, за счет воздействия винилхлорида, тетрахлорэтилена и хлороформа. При этом в районах, водоснабжение которых осуществляется от Северной станции, этот риск оказался выше (в 1,8 раза), чем в районе "Беговой", водоснабжение которого осуществляется от Рублевской станции»

(Берглезова Л.Н. Сердюкова О.Ф., Завгородняя В.В. // Проблемы оценки риска здоровью населения от воздействия факторов окружающей среды/ М. 2004 – http://erh.ru/city/city06_5.php).

Да, еще такой штрих.

Обратите внимание на 3-й из представленных выше роликов, где ученый и специалист-гидрогеолог Ю.А. Медовар «пришел к выводу, что не проводились настоящие гидрогеологичекие исследования этой территории», на которой, по его мнению, строить – это хоронить деньги в болоте.

А вот я, хотя и не видел отчета по инженерно-экологическим изысканиям ООО «Доргео», поспорю с предположением ученого, о том, что эти изыскания не проводились. Потому что выводы, изложенные в этом отчете и приведенные в Разделе 7 проекта «Мероприятия по охране окружающей среды», не слишком отличаются от его выводов. Судите сами:

8605636166ba577b6400626809b9b319.jpg

То есть, сказано ясно и недвусмысленно: участок строительства – естественно подтопленная территория с уровнем подземных вод, при которых отсутствуют необходимые условия строительства и эксплуатации проектируемых сооружений.

Ну, отсутствуют – и хорошо. Ведь все знают: хоронить деньги в болоте – очень выгодно; примеров тому множество, одна «олимпийская» застройка Имеретинской низменности чего стоит! Ну, а ВПП-3 в этом смысле – чем хуже?

Заглянем в норматив

Давайте теперь заглянем в Санитарно-эпидемиологические правила СП 2.1.4.2625-10 «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы», утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 30 апреля 2010 г. № 45, пункт 2.2.4 которых гласит:

«Второй пояс (пояс ограничений) ЗСО станции водоподготовки включает акваторию источника водоснабжения и территорию первого склона, обращенного в сторону источника водоснабжения, которая простирается по берегам водохранилищ, основных водотоков, а также по берегам притоков первого порядка».
Основными водотоками в ЗСО станций водоподготовки являются: р. Клязьма (от створа у деревни Клушино до впадения в Клязьминское водохранилище)».

Деревня Клушино расположена выше по течению Клязьмы, так что работы по строительству, ведутся именно во 2 поясе ЗСО.

Роспотребнадзор, в отличие от госпожи Шершневой, не подвергает это факт сомнению. Зачем? В СП 2.1.4.2625-10 запрета вести строительство подобных объектов все равно нет. Там все больше про выпас скота и купание…

И потому он отвечает на обращение активистов со слегка глумливой усмешкой:

a7fc711939ae64a6ddba4497390c9e3c.jpg

Отметим предпоследний абзац.

Он состоит из двух предложений: в первом заявлено, что Роспотребнадзор не имеет полномочий по рассмотрению проектов строительства. Во втором – что действующим законодательством не предусмотрена выдача санитарно-эпидемиологических заключений на проведение работ в ЗСО.

Этим вторым предложением Роспотребнадзор посылает подальше попытки активистов реализовать возможности другого норматива – «Гигиенических требований к охране поверхностных вод. Санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.5.980-00», утвержденных Главным государственным санитарным врачом РФ 22 июня 2000 г., пункт 4.5 которого гласит:

«Проведение строительных, дноуглубительных и взрывных работ, добыча полезных ископаемых, прокладка коммуникаций, гидротехническое строительство и любые другие работы, включая реабилитационные, на водоемах и в зонах санитарной охраны допускаются только при положительном заключении органов и учреждений государственной санитарно-эпидемиологической службы».

То есть норматив Роспотребнадзора, за соблюдением которого надзирает Роспотребнадзор, говорит, что на такие-то работы в ЗСО положительное заключение Роспотребнадзора или его учреждений обязано быть, – на что Роспотребнадзор высовывает своему нормативу язык и отвечает, что выдача таких заключений действующим законодательством не предусмотрена

Есть, правда, еще один норматив, касающийся статуса ЗСО – «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. СанПиН 2.1.4.1110-02», утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 14 марта 2002 г. N 10. В нем, в частности, есть несколько важных для нашей истории пунктов:

«1.17. Отсутствие утвержденного проекта ЗСО не является основанием для освобождения владельцев водопровода, владельцев объектов, расположенных в границах ЗСО, организаций, индивидуальных предпринимателей, а также граждан от выполнения требований, предъявляемых настоящими СанПиН.

3.3.2.4. Все работы, в том числе добыча песка, гравия, донноуглубительные, в пределах акватории ЗСО допускаются по согласованию с центром государственного санитарно – эпидемиологического надзора лишь при обосновании гидрологическими расчетами отсутствия ухудшения качества воды в створе водозабора.

3.3.3.1. Не производятся рубки леса главного пользования и реконструкции, а также закрепление за лесозаготовительными предприятиями древесины на корню и лесосечного фонда долгосрочного пользования. Допускаются только рубки ухода и санитарные рубки леса.

3.3.3.2. Запрещение расположения стойбищ и выпаса скота, а также всякое другое использование водоема и земельных участков, лесных угодий в пределах прибрежной полосы шириной не менее 500 м, которое может привести к ухудшению качества или уменьшению количества воды источника водоснабжения».

Кстати, аналогичные нормы содержит и норматив СП 2.1.4.2625-10, пунктом 4.4.5 которого не допускается, в частности, «рубка леса главного пользования и реконструкции на территории шириной не менее 500 м от уреза воды. В этих пределах допускаются только рубки ухода и санитарные рубки леса».

Но работы, как мы уже поняли из ответа заместителя руководителя этого органа, ведутся как бы совершенно от него и всех этих санпинов совершенно независимо:

– никаких гидрологических расчетов отсутствия ухудшения качества воды в створе водозабора нет,

– никакого их согласования с указанным центром нет,

– лес в прибрежной полосе вырублен, поскольку после перевода земель лесного фонда в земли транспорта, лес превращается во что-то иное (такое, по мнению правоприменителей, решение принял Верховный Суд РФ, когда мы обжаловали аналогичный перевод земель Химкинского леса, хотя на самом деле Верховный Суд рассматривал только вопрос о применимости к природному объекту Лесного кодекса а не о его природных свойствах),

– ну и, наконец, источник питьевого водоснабжения очевидным образом загаживается и уничтожается постольку, поскольку Роспотребнадзор якобы ни за что не отвечает и не желает этого делать и впредь, даже после того, как о загаживании и уничтожении ему сообщено...

Такой вот государственный надзорный ошметок.

А вот другой надзорный ошметок – прокуратура. Его (ошметка, разумеется) задача – дать «правовое обоснование» совершаемому преступлению.

Вот как, например, заместитель Московского прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте обосновывает законность вырубки леса в прибрежной полосе:

78539ee8dec489cc2e971b387b327e6a.jpg

То есть Зам. прокурора цитирует закон правильно, но он в упор не видит, что «использование по своему усмотрению» в данном случае как раз и невозможно в силу того, что имеется то самое «иное», предусмотренное ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ст. 39 которого гласит: «Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц», а целых два санитарных правила запрещают полную вырубку леса во 2 поясе ЗСО для любых целей!

И даже, если принять не основанную на законе чиновничью «логику» о том, что на лес перестает распространяться Лесной кодекс РФ после перевода земель лесного фонда в земли транспорта, то все равно он не перестает быть лесом по своим свойствам, то есть продолжает выполнять свои средозащитные функции, в том числе защищать водоток, а значит рубить этот лес, не нарушая закон, все равно невозможно…

Но государственный надзорный ошметок этого ну никак «не понимает»!

В общем – все, как в «Недреманном оке» Салтыкова Щедрина:

«Говорят ему: «Чего вы, Прокурор Куролесыч, смотрите! Вон они хищники-то, вон!
– Где хищники? Кто казенное добро тащит?
– Вот хищники! Вон они! Вон он какой домино на краденные деньги вбодрил! А тот вон – ишь сколько тысяч десятин земли у казны украл!
– Врешь ты, такой-сякой! Это не хищники, а собственники! Они своим имуществом спокойно владеют, и все документы у них налицо. Это вы нарочно, бездельники, кричите, чтобы принцип собственности подрывать! Взять его под арест!»

Согласованная фальсификация

Именно такое определение более всего подходит для деятельности причастных государственных надзорных ошметков по продвижению и реализации заведомо противоправного проекта, который они обязаны были остановить.

При этом каждый ошметок допускает свое нарушение ровно в той степени, чтобы в самом худшем случае это выглядело, ну… как служебное упущение. Мол, что-то недоглядели. А сложенные вместе, эти «упущения» дают картину преступления.

Преступления – у которого в принципе нет субъекта, а потерпевшие и не догадываются, что именно привело их или их близких к онкологии, аллергии, астме, выкидышам и т.д.

Итак, я перечисляю эти государственные ошметки, после чего продолжу свой рассказ.

– Роспотребнадзор и прокуратура. Их бездействия я уже коснулся – но зато как они действуют, когда им подморгнут дяди из Кремля! Прокуратура из любого сделает преступника, а Росприроднадзор в любом боржоми найдет любую палочку Коха…

– Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство).

– Росприроднадзор – это там, где госпожа Шершнева. Мы еще с ним разберемся.

– Министерство экологии и природопользования Московской области. Этот ошметок совершил, как будет показано, самую верифицируемую фальсификацию. Которую, тем не менее, «не заметил» Росприроднадзор. А прокуратура заметила, но все равно «не нашла оснований…».

– ФАУ «ГЛАВГОСЭКСПЕРТИЗА РОССИИ». Это тоже ошметок, на который возложена функция государственной экспертизы проекта. Положительное заключение № 796-11/ГГЭ-5385/04 от 12.08.2011, выданное этим учреждением, сняло какие-либо препятствия для реализации проекта.

Вот с него-то мы и начнем.

Главгосиндульгенция

Государственная экспертиза проекта – это процедура, которая как раз и должна подтвердить соответствие проектной документации законодательству и нормативам. Из части 13 во взаимодействии с частью 7 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ вытекает, что без положительного заключения государственной экспертизы проектной документации разрешение на строительство не выдается.

Согласно норме части 5 ст. 49 Градостроительного кодекса РФ (в действовавшей редакции), продублированной в п. 27 Положения об организации и проведении государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, утвержденного постановлением Правительства РФ от 05.03.2007 г. № 145:

«Предметом государственной экспертизы являются оценка соответствия проектной документации требованиям технических регламентов, в том числе санитарно-эпидемиологическим, экологическим требованиям, требованиям государственной охраны объектов культурного наследия, требованиям пожарной, промышленной, ядерной, радиационной и иной безопасности, а также результатам инженерных изысканий, и оценка соответствия результатов инженерных изысканий требованиям технических регламентов».

Это значит, что экспертная комиссия, образованная ФГУ «ГЛАВГОСЭКСПЕРТИЗА РОССИИ» после заключения договораот 06.05.2011 г. с генеральным подрядчиком ООО «Корпорация ИНЖТРАНССТРОЙ» на проведение государственной экспертизы, была обязана оценить соответствие проекта всем тем трем упоминавшимся санитарным правилам и нормам, касающимся ограничений хозяйственной деятельности во 2 поясе ЗСО источников водоснабжения. Однако, никакого упоминания о ЗСО в выданном генподрядчику положительном заключении вы вообще не найдете!

Конечно, если бы у нас был независимый суд, подобное «коллективное упущение» было бы невозможно: экспертное заключение без труда было бы обжаловано. Но, поскольку, суда нет, то экспертиза в угоду «большим людям, которые имеют возможность платить, и в условиях полной безнаказанности может закрывать глаза и подмахивать все, что угодно!

И – обратите внимание! – прокурор в указанном выше ответе, где он сам сослался на эти санитарные правила и нормы, указывая, что их требованиями не запрещено заключать водотоки и притоки 1-го порядка источников питьевого водоснабжения в коллекторы, – вместо того, чтобы подать иск об отмене положительного заключения государственной экспертизы, где нет ни слова о ЗСО, делает головокружительный кульбит, и опровергает довод заявителей о наличии ЗСО… тем, что на документацию получено положительное заключение экспертизы! (И еще кое-чем, что он так же должен был оспаривать в суде – решениями Минэкологии МО, о которых мы скажем дальше.)

Вот этот пассаж прокурора:

848e029d407b3ffbf9fdef1c6c490c77.jpg

Итак, Главгосиндульгенция России обрекла р. Клязьму на гибель, а жителей Москвы – на рост заболеваемости и смертности, прицельно «не увидев» действующих в отношении проектных работ во 2 поясе ЗСО санитарных правил и нормативов и выдав «индульгенцию» на ударное закапывание денег налогоплательщиков в болото…

Министерство экоцида Московской области

Деятельность этого министерства лично мне хорошо знакома по различным «ответам». Их содержанием всегда было одно – обман. Если ответ был активистам – отписка, а если интересантам – то именно нечто нужное им для того, чтобы обойти закон. Такой «нужный» ответ был использован, помнится, той же Главгосиндульгенцией для узаконивания проекта строительства автодороги в городском лесу города Жуковский (через Цаговский лес).

В случае р. Клязьмы этот государственный ошметок пошел еще дальше.

Взгляните еще раз на последний абзац вышеприведенного прокурорского пассажа про санитарные правила. В нем идет речь о важнейшем в нашей истории документе – предоставлении водного объекта в пользование.

На самом деле, то, что происходит на р. Клязьме – это, конечно, создание нового искусственного земельного участка, которое должно было происходить на основе перевода земель водного фонда в земли транспорта в связи с изменением русла реки, как это определено п. 4 ч. 1 ст. 12 ФЗ «О переводе земель из одной категории в другую». Однако, в таком случае потребовалось бы проводить государственную экологическую экспертизу, а это «лишние» затраты...

Интересанты пошли другим путем: они воспользовались «щелью» в Водном кодексе РФ, п. 7 ч. 2 ст. 11 которого допускает предоставление водных объектов в пользование для «проведения дноуглубительных, взрывных, буровых и других работ, связанных с изменением дна и берегов водных объектов».

Вот такое решение и выдало генподрядчику Министерство экоцида МО.

Удалось это всего-навсего путем подлога, что для государственных ошметков является делом вполне обычным – вспомним, как подобная фальсификация вскрылась прямо во время заседания Верховного Суда РФ по обжалованию перевода земель Химкинского леса (http://www.transparency.org.ru/component/docman/doc_download/411---2010--, с. 10), что этот суд, правда, нимало не смутило…

Дело в том, что пункт 4.6 упомянутых санитарных правил и норм СанПиН 2.1.5.980-00 гласит, что

«Предоставление отдельных водоемов, водотоков или их участков в обособленное водопользование для конкретных хозяйственных целей, в т.ч. для охлаждения подогретых вод (пруды – охладители), создание лесотоварных баз и др. производится только вне I – II поясов зоны санитарной охраны источников».

То есть, чтобы принять решение о предоставлении участков р. Клязьмы в водопользование для строительства ВПП-3, Министерство экоцида Московской области должно было так же, как и Главгосиндульгенция, «не заметить» нахождения предоставляемого водного объекта во 2 поясе ЗСО.

И оно это сделало! Первый зам. министра А.Л. Красиков на голубом воришкином глазу взял – и подписал вот это:

6ebd70be2e4077edb5adaa080c48af57.jpg

О чем меланхолически и поведал нам в своем ответе прокурор…

Агентство по рыболовству в мутной воде

Итак, чиновники из государственных ошметков в угоду интересантам успешно умеют притворяться слепыми и слабоумными, благо им за это, кроме благодарностей, ничего не грозит. Но, когда речь идет не об общественном благе, а о собственной заднице, то помимо взаимосогласованной слепоты и ссылок на решения друг друга, ошметки проявляют и мудрость, и осторожность.

Вот, например, как это делает Росрыболовство – государственный ошметок, надзирающий за водными биоресурсами и средой их обитания.

В проектных материалах есть его 7-страничное согласование размещения объекта, где констатируется, что «в результате производства работ по строительству комплекса новой взлетно-посадочной полосы (ВПП-3)… два участка русла реки Клязьма, общей площадью 39600 м2, в результате засыпки выбывают из биопродукционного потенциала рыбохозяйственного водоема». Отмечается, что предусмотрено строительство временных водопропускных каналов (мы упоминали только основной, но есть еще 3). И вот – внимание – ошметок ставит условия своего согласования, при нарушении которых «оставляет за собой право отозвать данное согласование и требовать выполнения норм природоохранного законодательства».

Приведу только одно из этих условий:

«– соблюдать режим использования водоохранных зон и их прибрежных защитных полос, согласно ст. 65 Водного кодекса РФ».

Кто объяснит, каким образом, прорыв временные каналы, пустив туда воду и засыпая грунтом русло еще живой реки, застройщик может соблюдать, в частности, пп. 1, 2 ч. 17 ст. 65: которые запрещают в прибрежных защитных полосах распашку земель и размещение отвалов размываемых грунтов? Когда там перелопачивается весь ландшафт?

Но ведь никто и не собирается в реальности контролировать выполнение этих условий. Пусть активисты пишут и требуют проведение проверок – тут уж включаются привычные слепота и слабоумие…

Аналогичный, нет – еще более циничный пункт есть и в решении Минэкоцида МО о предоставлении р. Клязьмы в водопользование. Условие подпункта 16 пункта 2.3. «Условия использования водного объекта или его части» таково:

«Недопущение ухудшения качества воды в реке Клязьма».

То есть, то, что исполнить заведомо невозможно!

Росприродпозор умывает руки…

Итак, мы видим, какова цена заявления госпожи Шершневой о том, что «у организации есть ВСЕ требуемые документы».

Это истинная правда, если под таковыми подразумевать подготовленные прочими государственными ошметками формальные, основанные на подлогах, прикрытия преступного загрязнения и уничтожения источника питьевого водоснабжения города Москвы (а попутно – прикрытия и собственной задницы).

И это ложь, если подразумевается отсутствие оснований для запрета этой деятельности и пересмотра проекта – хотя бы в части недопущения засыпки естественного русла впредь, до ввода в действие водопропускных сооружений. А по хорошему – полный запрет реализации проекта как нарушающего санитарные нормы и правила, с привлечением к ответственности всех фальсификаторов.

И если второе – совсем уж из области фантастики, то первое – вполне в полномочиях того органа, в котором госпожа Шершнева работает…

Но, понятно, что все это из области фантастики, а в реальности Росприродпозор имитирует деятельность: возбуждает административное дело о сравнительно пустяковом правонарушении «в отношении неустановленных лиц» и четвертый месяц дурит мозги экозащитникам, так и не привлеча никого к ответственности…

проблема Эта версия еще не проверена модератором

Уничтожение Клязьмы

пост 08 окт. 2014, 4:46

О том, почему в госорганах России профпригодны глухие, слепые и слабоумные

В декабре 2013 г. написал я текст «Росприродпозор и другие государственные ошметки» .

Много воды (грязной) с тех пор утекло в Клязьминское водохранилище, много километров исходили защитники живого по судам да по руководителям этих самых ошметков в тщетных попытках пресечь преступное уничтожение среды обитания под никому (кроме воров) не нужный проект...

Рассказ

проблема 20 февр. 2017, 11:19 Эта версия еще не проверена модератором

Уничтожение Клязьмы

Строительство третьей ВПП аэропорта Шереметьево уничтожает участок поймы Клязьмы. Река относится к водоохранной зоне Москвы, где строительство и прочая хозяйственная деятельность должны быть запрещены

пост 08 окт. 2014, 4:46

О том, почему в госорганах России профпригодны глухие, слепые и слабоумные

В декабре 2013 г. написал я текст «Росприродпозор и другие государственные ошметки» .

Много воды (грязной) с тех пор утекло в Клязьминское водохранилище, много километров исходили защитники живого по судам да по руководителям этих самых ошметков в тщетных попытках пресечь преступное уничтожение среды обитания под никому (кроме воров) не нужный проект...

Рассказ