47 решенных проблем

Надо сказать, что на протяжении уже нескольких месяцев я наблюдаю за сексуальным скандалом в уважаемом правозащитном сообществе. По существу дела, сексуальный скандал связанный с уважаемым господином Андреем Юровым уже просто перерос сам харассмент с его стороны, а уже просто превращается в натуральный передел "рынка правозащитных услуг" и передел "правозащитной инфраструктуры".

Напомню, что несколько месяцев назад, а именно в январе-феврале появился ряд статей в ведущих СМИ страны о том, что бессменный руководитель и организатор Молодежного правозащитного действия (МПД), пользуясь "служебным" положением домогался расположения девушек из данного движения, а также аффилированных с этим движением других движений и организаций.

Казалось, скандал исчерпан. Юров в интервью «Коммерсанту» заявил, что он "больной человек" (https://www.kommersant.ru/doc/4259827), а девушки в весенне-летний период не проявляли особого рвения.

Но оказалось, это было затишье перед бурей! Дому прав человека в Воронеже и возглавляющей его Алене Объездчиковой дали более или менее спокойно провести фестиваль "Город прав" в Уфе. Но радоваться Алене, давней соратнице Юрова по ДПЧ в Воронеже, пришлось не долго. Уже 22 сентября некие уфимские общественники возмутились отсутствием башкирских слов на монументе о правах человека. Напомню, что монумент как раз и был открыт в дни проведения Фестиваля "Город прав" в Уфе, 18-20 сентября. (https://clck.ru/RVPWE)

Но на этом, несчастья воронежской команды фестиваля "Город прав" и Дома прав человека не закончились. Надо сказать, что несчастья эти в ближайшее время могут затронуть не только господина Юрова и его ближайших соратников, а и еще несколько десятков других людей, так или иначе бывших причастными к функционировании Молодежного правозащитного движения.

8 октября "Блог-редактор" на сайте "7х7. Горизонтальная Россия" публикуется "Открытое письмо бывших участниц МПД о результатах расследования злоупотреблений внутри организации". Желающие могут ознакомиться с этим документом здесь - https://7x7-journal.ru/posts/2020/10/08/mpd-pismo. Письмо имеет несколько подписантов, любопытно, что среди закономерно присутствующих там девушек, там есть и несколько парней, которые, проявив солидарность, также поставили свои подписи под ним Это, как говорится, «колхоз дело добровольное».

Откровенно сказать, мне как человеку, работавшему с документами органов государственной безопасности за 1930-е годы, это письмо очень напомнило по своей стилистике те самые протоколы партийных собраний, на которых «в едином порыве» и как под копирку все вещали о борьбе с «троцкизмом» и прочими «буржуазными уклонами». Но здесь мы имеем дело не с документом из 1930-х годов. Здесь перед нами результат коллективного творчества людей, которых я знаю лично и живут они не при Сталине, а в 21-м веке, при Путине и исповедуют они не сталинистские взгляды, а вполне-таки порой весьма радикальные либерально-демократические взгляды. Знаю я их по обучению в шестом наборе Московской открытой школы прав человека (как раз один из ярких просветительских проектов не просто МПД, а и Сахаровского центра, на базе которого и проходили мероприятия МОШПЧ).

Я не буду перечислять фамилии подписанток (и солидаризировавшихся с ними подписантов). Меня интересует больше метатекст письма как таковой. Под метатекстом я подразумеваю то, а для чего собственно говоря писалось это самое письмо. Опять же скажу сразу – это мое личное мнение как историка, как политолога и как просто активного по жизни человека, который в общественной деятельности уже лет так 17 – с 2003 года, то есть, половину пока что прожитой мной жизни.

Письмо это состоит из четырех частей: «Что такое МПД», «Злоупотребления внутри МПД. Расследование активисток», «Почему это важно сейчас» и самый «вкусный пункт», в котором имплицитно, в общем-то, и объясняется, зачем все это письмо писалось изначально!

Но про все по порядку! В разделе «Что такое МПД» рассказывается про историю организации, про деятельность, про ключевых людей, которые руководили деятельностью МПД. Интересно, что уже тут внимание читатели акцентируется на перечислении конкретных фамилий: «В разное время это были разные люди, но неизменно на протяжении 10 и более лет туда входили Елена (Алёна) Объездчикова, Мария Гордеева, Людмила Дронова (Лада Бурдачева), Дмитрий Макаров, Витус Медиа, Анастасия Никитина, Виктория Громова и Константин Баранов».

Также, в этом разделе рассказывается о заявлении Анны Добровольской, которая также входила до 2017 года в «ядро» МПД, а с 2018 г. ставшей исполнительным директором правозащитного центра «Мемориал». Анна сообщила миру следующее: «у Андрея Юрова было множество сексуальных отношений как с людьми из команды, так и с участницами семинаров, были случаи физического насилия, того, что можно назвать харассментом и недобровольным сексуальным контактом». Разумеется, я сочувствую жертвам «физического насилия» и «недобровольного сексуального контактов».

И в то же время меня сильно интересует другой момент. Вот этому сюжету в открытом письме было отведено два абзаца, зато вот вопросам организационной, управленческой несправведливости, несправедливости в распределении средств от грантов посвящен целый раздел, который так и называется «Злоупотребления внутри МПД. Расследование активисток». Хотя, это расследование впору было бы назвать не «расследованием», а свидетельствами очевидцев. Любопытно другое. Авторы письма тщательно проходятся по проектам, которые реализовывались МПД в партнерстве с другими правозащитными организациями и эти проекты называются авторами письма «организациями-аватарами». Среди таковых названы: «Дом прав человека – Воронеж (ДПЧ)», «Международная школа прав человека и гражданских действия (МШПЧиГД) и ее проекты (МОШПЧ и ПОШПЧ); Объединенная группа общественного наблюдения (ОГОН); «Межрегиональная правозащитная группа – Черноземье (МПГ)»; «Северо-Западная гражданская академия» (СЗГА).

Основная претензия в свете функционирования всех этих организаций и к Юрову, и к ключевым людям МПД заключается в следующем: что сам Юров умело манипулировал своей харизмой, чувством жалости (рассказывал про свои суициадальные мысли) и умело манипулировал девичьем самолюбием (каждой внушал, что она – главная для него). Как отмечают сами же авторы письма: девушки о манипуляциях Юрова догадывались, но предпочитали оставлять все так как есть. Кроме того, Юров был обвинен на прямом физическом и моральном насилии над волонтерками МПД.

Авторы письма делают вывод, и весьма важный вывод, существенный для дальнейшего метатекста письма:

«Все это в совокупности привело к тому, что в МПД сложилась корпоративная культура замалчивания финансовых злоупотреблений, харассмента, психологического и сексуального насилия».

По сути говоря, во второй части письма речь идет о натуральной коллективной ответственности, о том, что наконец-то благодаря смелости отдельных членов МПД, была разорвана «спираль молчания». Но если есть коллективная ответственность, значит есть и тот самый «коллективный субъект», который несет ответственность за все эти непотребства! А субъект этот состоит из конкретных людей. Вот и в третьей части письма «Почему это важно сейчас» его авторы проходятся по каждому ответственному за их страдания человеку. Под критику попадает руководитель воронежского Дома прав человека Алена Объездчикова (которую чуть ли не обвиняют в том, что она мать ребенка Андрея Юрова, хотя, какое это то имеет отношение к делу?). Проходятся по человеку, которого я лично знаю как примерного семьянина и отца детей Дмитрию Макарову, который ныне является сопредседателем Московской Хельсинкской группы. Любопытно, что акцент делается на том, что он стал таковым после смерти Людмилы Алексеевой. Типа, если бы Алексеева не умерла, то не быть ему сопредседателем МХГ? Так что? Не думаю, Дмитрий Макаров – это человек, которые годы жизни отдал правозащитному движению и в том числе, проектам, связанным с МХГ.

Отдельных добрых слов удостоились Мария Гордеева и Людмила Дронова (Лада Бурдачева), отвечавших за администрирование МОШПЧ и ПОШПЧ. Конечно, надо сказать, с Ладой у меня у самого сложились за время обучения в МОШПЧ весьма странные отношения. Я был для нее, в ее «просветительской» работе со слушателями школы, сродни кости в горле, этакой «бабы яги против». Но не могу отказать Ладе в ее управленческих, организационных талантах. Организовывать на протяжении нескольких лет по два набора нескольких десятков слушателей, организовывать их коммуникацию, взаимодействие – несомненно здесь надо иметь талант! Это мое личное мнение.

Интересен вывод раздела: «Словом, люди, которые годами выстраивали работу через травмирующие практики и покрывали разные виды насилия, допускали финансовые злоупотребления, продолжают свою работу в сфере правозащиты».

Во всей этой ситуации меня грустно забавляет четвертая часть письма «Как мы видим разрешение ситуации». Откровенно сказать, именно четвертая часть письма мне до боли напомнила результативные части протоколов разоблачающих партийных и производственных собраний эпохи 1930-х годов. Прежде всего, пункты первый и второй предложений.

Судите сами, что предлагают авторы письма:

«1. МПД и организации-аватары, а также юридические лица, учредителями которых являются названные люди, полностью прекращают свою деятельность и ликвидируются. Их наработки могут быть переданы другим организациям и активистам для дальнейшего автономного развития проектов по направлениям, которые эти организации и активисты сочтут важным развивать.

  • Российские и зарубежные правозащитные и другие некоммерческие организации, а также доноры бессрочно прекращают все виды партнерства и сотрудничества с указанными проектами и лицами, в том числе их трудоустройство.»

В последующих пунктах конечно идет речь о разработке этического кодекса по предотвращению харассмента, предотвращению злоупотреблений между волонтерами и сотрудниками и так далее. Конечно же, предполагается и реабилитационная программа, которая требует средств (3-й пункт):

«Мы создаем инициативную группу, к которой приглашаем присоединиться почетных участников МПД и небезразличных людей из правозащитного сообщества. Цель группы: разработка и поиск средств на программу реабилитации для пострадавших, включающую в себя компенсацию оплаты психотерапевтов, карьерных консультантов и помощь в поиске работы».

В общем-то похвальная цель. Действительно, миссия благородная. Чего не могу сказать о целях, изложенных в первом и втором пунктах предложений. По сути, собравшаяся группа правозащитников и активистов желает просто уничтожить других правозащитников и активистов. И их не интересует, что у тех есть семьи, которые нужно кормить. Их не интересует тот факт, что многие из обвиняемых, подвергаемых остракизму, занимались правозащитой тогда, когда некоторые из подписантов еще под стол ходили и на горшок, извините, пожалуйста.

Вообще, это весьма симптоматично. В свое время, когда я участвовал в работе шестого набора МОШПЧ, я неоднократно и Андрею Юрову, и той же Ладе-Люде указывал на то, что они берут молодых людей и учат их радикально мыслить. Тенденциозно мыслить в адрес государства. Тенденциозно мыслить в адрес всех тех, кто смеет подвергнуть универсализм правозащитных, либеральных догм некоторой критике. А суть заключалась в том, что значительная часть слушателей вот этого МОШПЧ – это были ребята еще не нашедшие себя в жизни или уже часто обиженные на какую-то несправедливость. Я назвал это фрустрированностью. Кажется, в марте, еще когда Дмитрий Макаров не попал в список остракируемых, я ему сказал: «Дмитрий, а тебя не смущает то, что значительная часть ваших слушателей – это глубоко фрустрированные, обиженные на жизнь люди?». И он со мной согласился! Он, действительно, отметил тот факт, что в правозащиту, в активизм идут люди, молодые люди, которые не понимают, не желают понять, в какой сфере созидательной деятельности реально себя реализовать. Они считают виновными за какие-то свои неудачи некие внешние силы, но они отказываются поверить в самих себя. Им проще поверить в том, что их дискриминируют на работе и в жизни из-за цвета волос, национальности, сексуальной ориентации, чем поверить в то, что они для общества пока что нули, они ничего не делают для общества, кроме того, что производят свои страдания «юного Вертера».

На самом деле, в этом виноваты не эти самые молодые и не очень молодые люди, испытывающие фрустрацию. Их фрустрация является результатом сложных общественных процессов, протекающих по всему миру уже ни одно десятилетие. Речь идет о глобализации культуры, хозяйства, глобализации стилей жизни. По всему миру люди знают, что такое жить хорошо: благо массовая культура в виде кинематографа, музыкальных клипов, да и просто в виде трэвел-блогеров показывают, как хорошо жить, а как жить не очень. Соответственно, люди, прежде всего, молодые люди по всему миру живут в едином культурном пространстве. Но жизнь в общем культурном пространстве вовсе не означает жизнь в общих хозяйственных, социальных условиях. В результате, у большинства молодых людей происходит разрыв: они желают жить «как там», но они находятся «здесь» и для того, чтобы жить «как там», надо сошелся целый ряд объективных хозяйственных, социальных, политических факторов. А кроме того, мало восторгаться уровнем жизни «там», необходимо и трудиться как трудятся и трудились раньше многие годы до этого люди «там».

Есть очень много людей, которые могут объяснить, почему уровень жизни «здесь» ниже, чем «там». Кто-то скажет, что там все воры! Кто-то, напротив, скажет, что здесь все воры! Кто-то скажет, что вы то много трудитесь, но виновато государство, которое не обеспечивает вас достойным уровнем оплаты труда! Кто-то скажет, что государство и не должно обеспечивать ваш достойный уровень жизни, а должно дать возможность вам свободно обогащаться! И тогда все будет хорошо. А сейчас вы живете не так хорошо, как «там», потому что государство не дает вам возможностей «обогащаться». Оно вас дискриминирует, не дает работать, не дает развиваться. И каждый из слушающих может на свое усмотрение выбирать: кто виноват в его несчастьях? То ли мировая закулиса! То ли родное государство! То ли Правительство с Президентом, которые лично не дают жизни геям и лесбиянкам!

Удивительно то, что все эти благонастроенные просветители будут целыми днями рассказывать о том, как все вокруг неправильно и не совсем правильно устроено, будут показывать вымышленных и не очень вымышленных врагов. Но все они ровным счетом не сделают ничего для того, чтобы их подопечный задумался над своим жизненным выбором, над своим жизненным путем, над своей профессией, благодаря которой он явит себя миру. Таким образом, эти просветители будут будить в сердцах огонь страсти, но страсти ненавидящей, разрушительной, направленной против чего-либо, хуже, если против кого-либо! И реально рождаются бесы.

В свое время, Андрей Юрьевич Юров читал замечательный авторский курс «Гуманитарный антифашизм». В нем он на протяжении почти двух десятилетий учил своих подопечных тому, что фашизм начинается с ненависти к «другому». И удивительно то, насколько его курс оказался в целом противоречив с результатами его организованной просветительской деятельностью. В конечном счете, те бесы, которые рождал Юров в целом своей просветительской деятельностью, восстали против своего демиурга и заставили его страдать! Это удивительно и поучительно, так как несмотря на шикарный курс «Гуманитарный антифашизм», результатом командной работы Юрова и его соратников явилось воспитание вовсе не «гуманитарных антифашистов», а воинствующих активистов, часто лишенных способности критически осмыслять действительность, системно осмыслять поднимаемые ими вопросы. Юров воспитал людей, не видящих за деревьями леса. В результате эти люди не увидели в Юрове человека и Учителя.

Откровенно скажу, и пусть это кому-то там нравится не нравится, но Андрей Юрьевич произвел на меня определенное мировоззренческое влияние. Это влияние расширило горизонты моего мышления, моей осознанности и так далее. В моей жизни было довольно много людей, которых я могу назвать Учителем. И Андрей Юров входит в число таковых, разумеется, он находится в определенной иерархизированной системе, занимает свое место, но у него есть среди моих Учителей. И я считаю глубоко несправедливым тот факт, что вчерашние его почитатели в едином стайном ослеплении бросились терзать вчерашнего их авторитета. Это как-то низковато что ли. Во многом, это говорит о незрелости тех, кто это делает. Но это останется на их совести, как и то, что все высказанное мной в части оценки их действий – это сугубо мое оценочное суждение.

Я не хотел останавливаться в своем анализе данной ситуации на сугубо антропологических, социальных аспектах. Я хотел бы все-таки обратить внимание еще на один важный момент, который несомненно может привлечь не только мое внимание, но и внимание любого стороннего человека.

Речь идет о том, почему вдруг спустя десять месяцев после скандала с Юровым, вдруг снова всплывает эта тема? Я вижу в этом не только лишь стремление определенной группы отдельных личностей к справедливости. Я в этом вижу глубоко принципиальный и проективный характер. Ведь по большому счету, четвертый пункт письма, рассмотренного выше – это уже готовый проект. При чем, не просто проект реабилитации «жертв МПД» и «жертв Юрова». Это проект перестройки всей инфраструктуры правозащитного активизма и гражданского активизма даже не просто на пространстве Черноземья, а и большей части России. По сути, речь идет о переориентации правозащитного движения, гражданского активизма с одних географических точек России на другие.

Это сугубо моя мысль и я позволю ее высказать. 8 октября 2020 г. вышеуказанное письмо было опубликовано на сайте очень известного и авторитетного регионального медиапортала «7х7. Горизонтальная Россия». При чем, письмо было опубликовано не столько даже от имени редакции, сколько «блог-редактором», то есть, как бы редакцией, но уровнем пониже – той редакцией, которая отвечает за модерирование блогов, и за частные мнения, царящие в редакции.

Более того, письмо сопровождалось соответствующим дисклеймером (предупреждением, предварительным сообщением), следующего содержания.

«Предупреждение о конфликте интересов: интернет-журнал «7х7» сотрудничал с Молодежным правозащитным движением (МПД). В частности, мы совместно организовали первый конкурс молодых журналистов «Медиабургер». Спикеры МПД регулярно выступали на баркемпах, где «7х7» был главным информационным спонсором».

То есть, в общем-то, все очень вежливо, и прилично. Более того, чуть ниже, по ходу изложения письма, была размещена пояснительная записка от редакции «7х7»: «Факты, изложенные в письме, были проверены интернет-журналом «7х7». В первоначальном варианте текста и серии публичных постов активисток в Facebook перечень обвинений и участвующих имен шире».

Казалось, вполне закономерные замечания и пояснения. Но все-таки, что-то, действительно, заставляет задуматься о конфликте интересов. При чем, о конфликте интересов не всмысле, скажем, предвзятости редакции к авторкам письма, а, напротив, о некой предвзятости к самому Юрову, его команде и МПД. Поясню, практически вся команда Юрова – это люди из Воронежа, которые на протяжении многих десятилетий трудились в сфере правозащиты, правозащитного просвещения и активизма. При чем, по сути, Воронеж стал точкой притяжения для активистов, правозащитников со всей России, прежде всего, из трех ее федеральных округов – ЦФО, СЗФО и ЮФО, частично, и даже для ПФО и УрФО. Сам Юров и его команда в шутку себя называли и называют периодически «жителями великой Скифии» или «великой Сарматии». В конечном счете, команда из Воронежа ухитрилась замкнуть на себя многие правозащитные движухи на всей европейской части России от Мурманска до Махачкалы, от Калининграда до Екатеринбурга. И это факт. В последние годы, стал расширять ареал своего проведения и сугубо воронежский фестиваль «Город прав».

А теперь посмотрим на проект «7х7» и его основные действующие организации-аватары и конкретных людей. Надо сказать, что «7х7. Горизонтальная Россия» - это не просто медиапроект. Это коллектив очень инициативных, активных, амбициозных людей. Об уровне их амбиций говорит хотя бы баннер, регулярно высвечивающийся на их сайте – «Хватит слушать Москву». Да, и полное название «?х7. Горизонтальная Россия» обозначает основное направление работы это команды – это кооперация гражданского, общественного, журналистского, блогерского, предпринимательского сообществ различных регионов России от Калининграда и до самых восточных окраин.

По большому счету, та работа, которая проводится командой «7х7» - это работа, которая должна проводиться божий день каждым федеральным чиновником из столицы. Речь идет об укреплении федерации, укреплении страны посредством развития межрегиональных связей. И это хорошо, что есть такая в нашей стране структура, есть такие люди, которые этим активно занимаются.

Надо сказать, что в последние четыре года активность команды «7х7» на этом направлении серьезно усилилась. «7х7» - это региональный медиаресурс, чья штаб-квартира условная, чья команда базируется в Сыктывкаре, Республике Коми, Северо—Западный федеральный округ. На протяжении нескольких лет в Сыктывкаре, точнее, под ним проводился баркемп – дискуссионная площадка для неравнодушных жителей города, региона. С каждым годом этот баркемп разрастался, обзаводился партнерами из других городов, регулярно приглашались спикеры практически со всех городов европейской части России, а может быть и из-за Урала. В последние три года, команда «7х7» серьезно активизировала свою работу по регионам России. Надо полагать, что данная инициатива принадлежит двум молодым активным лидерам – Павлу Андрееву и Дарьи Ананьевой. Стали совершаться поездки по городам не только СЗФО, а и ЦФО, посещались Иваново, Владимир, кажется, даже, Псков и Тула с Рязанью. Могу ошибаться. Кроме того, баркемп как форма коммуникации граждан перешагнул границы Коми и стал проводиться партнерами «7х7» в Карелии, Марий Эл, Ярославле, Кирове.

То есть, по большому счету, команда, вышедшая из «шинели» «7х7» стала реально претендовать на проектное присутствие по всей территории не только европейской, а и зауральской России, в Сибири, за Байкалом. Реализуется огромное количество блоггерских школ, реализуется программа микрогрантов для предпринимателей из регионов России, реализуется программа микрогрантов для журналистов из регионов России. И все это делает команда «7х7». Конечно, отдельный вопрос возникает, а откуда ресурсы берутся на такую деятельность. Но это не относится к предмету моей статьи. Я думаю, на этот вопрос неоднократно отвечал и Павел Андреев, и бессменный вдохновитель и филантроп баркемпа и редакции «7х7» Леонид Зильберг. Тут все четко и гладко.

Я совсем о другом. Я говорю о том, что, в общем-то, у команды Андреева-Зильберга есть серьезные амбиции и инфраструктурные и, может быть, даже, в значительной степени, политические. И здесь, по ходу достижения амбициозных планов, очень важно проявлять здоровую экспансию. В этом смысле, сексуальный скандал с лидерами другого регионального центра правозащиты и активизма, как нельзя лучше способствует этой самой здоровой экспансии по регионам России.

В свое время, я имел возможность, благодаря редакции «7х7», и лично Павлу Андрееву посетить и Сыктывкар, и Усинск. Остался очень доволен увиденным. Я был восхищен организационным талантом команды Павла, Леонида, их соратницы Дарьи. И мне бесконечно импонирует их активность. Меня смущает другое. Меня смущает то, что в течение двух недель, на фоне подготовки «Города прав» в Воронеже и в других городах России, были опубликованы два материала на «7х7», которые просто уничтожают команду воронежских правозащитников, которые просто лишают их смысла жизни. И, кстати, не только их. Оказывается, что скандал с Юровым, и его тиражирование самым ужасным образом сказывается и на московском Сахаровском центре, и на возможностях Московской Хельсинкской группы. Вообще, не понятна становится судьба воронежского Дома прав чвеловека, прекрасных, в общем-то, просветительских проектов МОШПЧ и ПОШПЧ, ОГОН и так далее.

В свое время, в Одесском университете у меня был курс по истории международных отношений. И преподаватель, который его вел, профессор Демин Олег Борисович, сказал как-то замечательную фразу: никогда нельзя загонять противника в угол, всегда нужно оставлять поле для маневра.

К большому сожалению, публикации, появляющиеся на портале «7х7» - это тактика как раз такого гона, гона затравленной лани, которую охотники обкладывают со всех сторон и ведут к гибели. Давайте все-таки, не будем уподобляться в своих действиях образу действий первобытных людей?