47 решенных проблем

5 мая в России вступил в силу федеральный закон № 145-ФЗ, запрещающий продажу алкоголя в жилых домах заведениям с площадью торгового зала меньше 20 квадратных метров. 23 июня петербургское Законодательное Собрание во втором чтении приняло городской закон, ужесточающий запрет и увеличивающий минимальную площадь до 50 квадратных метров. Петербургу – барной столице России – такое нововведение грозит закрытием нескольких сотен заведений – не только баров, но и авторских ресторанов и небольших кафе. Activatica рассказывает, как рестораторы борются за пересмотр и отказ от законопроекта.


646d1330ef8c3794046e44c6e074e816.jpg

Кто и зачем придумал этот закон

Автором инициативы об увеличении минимальной площади торгового зала на региональном уровне выступил депутат ЗакСа от партии «Единая Россия» Денис Четырбок, а само предложение об ужесточении федеральной нормы в ходе общественных слушаний внес клуб единоборств «Сталинград». По мнению авторов, законопроект должен бороться с алкомаркетами, получающими лицензию бара, и продающими алкоголь в ночное время.

Рестораторы с таким подходом не согласны и указывают на то, что площадь зала показателем добросовестности являться не может, а в результате введения новой нормы в первую очередь пострадают вполне добросовестные кафе и бары, которые во многом формируют городскую среду и служат точками притяжения не только для горожан, но и для туристов.

Что делают бары и рестораны


Открытое письмо

Первой реакцией бизнеса стало открытое письмо губернатору Петербурга Александру Беглову, председателю ЗакСа Вячеславу Макарову, а также другим чиновникам и депутатам, которое подписали более 70 рестораторов. В письме авторы указывают на то, что от действия закона пострадают все петербургские заведения, площадь которых составляет менее 100 квадратных метров (в законе сказано о площади торгового зала, который обычно занимает не больше половины общей площади). Также авторы письма указывают на то, что запрет на торговлю алкоголем приведет к неизбежному закрытию большинства небольших кафе и ресторанов, так как продажа спиртного составляет от 60% до 95 % выручки общепита, затронет многие известные заведения, приведет к урону для экономики (бюджет Петербурга может потерять более 200 миллионов рублей налоговых отчислений в год, федеральный — более 400 миллионов), а работу потеряет около 6 тысяч горожан.

Флешмоб

Параллельно петербургские бары запустили флешмоб в соцсетях, в котором начали выкладывать фотографии своих заведений и команд под хештегом #мойбарненаливайка, а также предложили присоединиться к акции постоянным посетителям: для них есть отдельный хештег #мойлюбимыйбарненаливайка. В акции приняли участие бар «Ясли», I Believe Bar, Darmagi,«76», Woodbar и другие.

Петиция

Наконец, 2 июля на сайте Change.org была опубликована петиция с требованием отказаться от ужесточения закона. В сопроводительном тексте автор Александр Зарайский отмечает, что принятие законопроекта приведет к закрытию многих известных заведений – не только баров, но и авторских ресторанов, «которые принесли Санкт-Петербургу заслуженную славу барной и гастрономической столицы». И обращает внимание на то, что депутаты, инициировавшие поправку не провели необходимых исследований и не оценили вред, который будет нанесен отрасли. За шесть дней петицию подписали более 8,5 тысяч человек.

13885446459e7693febad33db54903b4.jpg

По просьбе Activatica совладелец I Believe Bar Дмитрий Карчевский прокомментировал новый закон и инициативы рестораторов.

Дмитрий Карчевский, совладелец I Believe Bar:

«О новой норме мы, как и все, узнали 23 июля, когда прошло второе чтение. Сильно удивились, потому что в первой версии закон предполагал ограничение в 20 квадратных метров, как на федеральном уровне, и изменилась норма буквально в последний момент. Среди коллег сразу же прошла волна беспокойства: все, кто услышал эти новости, начали списываться. Лиза Извозчикова – хозяйка бара «Продукты» и кафе «Бейрут» – предложила написать письмо губернатору. Мы понимали, что третье чтение – оно абсолютно техническое, и вряд ли на этом этапе в тексте что-то поменяется, а значит единственная надежда – это вето губернатора. После этого мы проделали большую работу: составили список тех, кто подпадает под закрытие, написали обращение, собрали подписи. Письмо в итоге подписали 77 рестораторов в основном из центральных районов.

Подписей могло бы быть и больше, но мы просто физически не смогли за несколько дней, подключить все контакты, важно быть отправить обращение оперативно, чтобы оно успело дойти вовремя и на что-то повлиять. Подписали письмо не только бары, которым грозит закрытие, но и те небольшие заведения, которые оказались на грани – у кого 50-70 квадратных метров. Это самые разные заведения: от I Believe Bar, «Ясли» и бара «8» на Петроградке до баров «Хроники» и «Продукты» в центре.

Петиция и флешмоб – это продолжение работы, которую мы стали вести уже после того, как отправили наше обращение к губернатору. Идею флешмоба мы придумали все вместе. Обсуждали варианты хештега, не очень хотелось использовать слово «наливайки», но пришлось. И петиция и флешмоб направлены на привлечение внимания общественности, но кроме того они нужны для того, чтобы рассказать нашим гостям, что закон не борется с алкомаркетами. От него в первую очередь пострадают небольшие бары, кафе и рестораны. Я на своем опыте это знаю: я сам работаю за стойкой, и когда спрашиваю наших гостей, знают ли они про новый закон, они удивляются. Говорят: «Ну вы же не „наливайка“!». И приходится объяснять, что да, мы не «наливайка», но 50 метров у нас нет.

Если закон примут, I Believe Bar закроется. У нас – 41 квадратный метр, и увеличить торговый зал – сложно. Нужно делать капитальный ремонт, согласовывать его, получать новые кадастровые паспорта, это совершенно неоправданные вложения, учитывая, что условно через год, когда станет понятно, что закон неэффективен, можно ждать дальнейших ужесточений.

Почему качество обслуживание измеряется метрами, мне непонятно. Есть много других вполне объективных критериев, которые отличают «наливайку» от бара. Это, например, наличие гостевых и служебных туалетов, а чаще всего в алкогольных магазинах их нет, это может быть кухня, качество и количество посадочных мест, наличие полноценной барной стойки, гостевой зоны, когда люди могут не просто открыть бутылку, но провести время непосредственно в заведении. Могут быть разные классификации: что такое бар, что такое рюмочная, что такое магазин разливного пива. Можно ввести какие-то индивидуальные критерии для каждого типа заведений. Можно выдавать лицензии, в конце концов. Эта нормативная база должна быть другой. Мы почему-то это понимаем, а депутаты – нет».


Фотографии: I Believe Bar, бар «Ясли»